Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Полицейские задержали и раздели догола преподавателя ВШЭ в Москве

Полиция проверяет информацию о незаконном задержании и унижении сотрудниками правоохранительными органов преподавателя Высшей школы экономики Владимира Бродского.

На своей странице в Facebook он сообщил, что на площади Ярославского вокзала в Москве полицейские задержали его без объяснения причин, общались с ним в агрессивной манере и заставили его раздеться, в том числе снять нижнее белье.


«Топорец заставил меня разуться, снять носки и, прошу прощения за подробности, спустить нижнее белье. Этот несанкционированный досмотр сопровождался запугиванием и угрозами, сотрудники постоянно требовали, чтобы я признался, „чем балуюсь“, на моих совершенно безобидных фотографиях городов и природы пытались разглядеть „закладки“, много матерились, говорили, что вот-вот „вытрясут из меня все, что нужно“», — рассказал преподаватель.

«В настоящее время, по факту опубликованной в СМИ информации о задержании гражданина на Ярославском вокзале проводится проверка. В случае установления в действиях сотрудников полиции нарушений законодательства они будут привлечены к ответственности», — сообщили РИА «Новости» в пресс-службе управления на транспорте МВД РФ по Центральному федеральному округу.

znak.com

“Дочка” “Роснефти” станет крупнейшим поставщиком компьютеров для школ

Крупнейший контракт на поставку компьютеров в московские школы получила компания «Сибинтек» — дочерняя структура «Роснефти». Она должна будет обеспечить учебные заведения техникой на 5,7 миллиарда рублей, следует из данных госзакупок.

Согласно данным аукциона, объявленного московским правительством,«Сибинтек» должен будет поставить в столичные школы 21,5 тыс. ноутбуков, почти 10 тыс. интерактивных классных досок, а также серверы, маршрутизаторы и коммутаторы.


Заявка «Сибинтека» на участие в аукционе была единственной, указывает газета “Коммерсантъ”.

По данным «СПАРК», компания на 48,99% принадлежит «Нефть-Актив», на 49,51% — инвестфонду «Промышленные инвестиции». Еще 1,5% «Сибинтека» контролирует «РН-Пенсионные активы». Основной бенефициар «Нефть-Актив» и «РН-Пенсионные активы» — «Роснефть». Фонд контролируется компанией «Регион портфельные инвестиции», бывшей управляющей компании «Роснефти». В 2016 году выручка компании составила 14,46 млрд руб., чистая прибыль — 257 млн руб.

Помимо «Сибинтека» еще один контракт на 2,2 млрд рублей у мэрии в рамках программы «Московская электронная школа» выиграл поставщик компьютеров Depo Computers. В 2017 году по этой же программе системный интегратор Avilex выиграл конкурс на поставку программно-технических средств для школ чуть менее чем за 5 млрд руб.

znak.com

Воспитатель детского сада провела агитацию за депутата от «Единой России» на родительском собрании

Воспитатель детского сада «Олененок», относящегося к школе № 117 в Ломоносовском районе Москвы, устроила агитацию за директора учреждения, участвующую в выборах в муниципальные депутаты от «Единой России». Об этом рассказала местная жительница Татьяна Калинина в группе «Ломоносовский район и окрестности» в фейсбуке.

«Я приглашаю всех проявить свою гражданскую позицию. Сейчас я буду прежде всего говорить о нашем директоре Бабуриной Ирине Алексеевне, которая уже не один, не два, не три, не пять лет является нашим депутатом Ломоносовского района и решает очень много проблем», — сказала родителям старший воспитатель Олеся Сонюшкина.


Воспитательница подчеркнула востребованность школы, которую возглавляет Бабурина среди жителей Ломоносовского района. «Очередь в нашу школу, слава Богу, не имеет границ, это громко сказано, но она очень востребована. Поэтому мы сами, конечно, будем голосовать за нашего директора Бабурину Ирину Алексеевну и за ту команду, которая пойдет вместе с ней», — сказала Сонюшкина.

Калинина возмутилась тем, что педагог занималась политической агитацией в образовательном учреждении. Она отметила, что в группе фейсбука заблокировали пользователя, который жаловался на кандидатов, агитирующих по подъездам.

«Есть кандидаты, которым не надо прилагать никаких усилий. Соседи, это не шутки! Это нарушение прежде всего закона „Об образовании“. Школа и детсад не место для предвыборной агитации! К 117-й школе относятся пять школьных зданий и около десятка детсадов. Как Вам масштаб?», — пишет Калинина.

Местная жительница пообещала обратиться с соответствующей жалобой в территориальную избирательную комиссию.

openrussia.org

Преследуемому по «Делу 12 июня» школьнику предъявили обвинение в окончательной редакции

Школьнику Михаилу Галяшкину, которого обвиняют в распылении газа в лицо сотруднику Росгвардии во время акции «Требуем ответов» 12 июня в Москве, предъявили обвинение в окончательной редакции. Предварительное расследование по делу окончено, сообщил «Открытой России» адвокат Сергей Бадамшин.

По версии следствия, Галяшкин предвидел неизбежность нарушения порядка и хотел его наступления, поэтому распылил перцовый газ в лицо бойцу Росгвардии. Отмечается, что он нанес гвардейцу телесные повреждения, которые не причиняют вреда здоровью.

11 августа Басманный районный суд Москвы продлил до 13 сентября срок домашнего ареста Михаила Галяшкина.

Школьника задержали на акции против коррупции 12 июня. Позднее ему предъявили обвинение в применении насилия против сотрудника правоохранительных органов (по части 1 статьи 318 УК). 16 июня школьника отправили под домашний арест на два месяца.

ovdinfo.org

Студенту РУДН пригрозили отчислением из-за участия в антикоррупционном митинге 26 марта

Студента четвертого курса Инженерной академии Российского университета дружбы народов (РУДН) Ефрема Сармазова угрожают отчислить из вуза за участие в несанкционированном антикоррупционном митинге 26 марта в Москве, сообщает сайт "Открытой России" со ссылкой на самого студента.

Сармазов рассказал, что утром в 10:30 его вызвал к себе комендант общежития РУДН N14, в котором он проживает, и устроил беседу с участием двух незнакомцев. Разговор вел не представившийся по имени "начальник отдела".


Студенту сообщили, что на имя ректора из ОВД "Лефортово" пришла некая бумага, и потребовали написать объяснительную о случившихся более двух месяцев назад событиях под угрозой отчисления.

При этом "начальник отдела" сослался на статью университетского устава о "противоправных поступках, связанных с грубым нарушением правил распорядка обучающихся в университете и нанесением существенного вреда репутации университета".

Сфотографировать распоряжение ректора Сармазову не дали, пообещав позволить это сделать, когда он напишет объяснительную. Этот документ нужен для комиссии по отчислению, которую планирует собрать ректорат для рассмотрения случая Сармазова.

Студент взял на встречу диктофон и записал беседу, запись опубликована на сайте "Открытой России".

Сотрудники РУДН в разговоре сетовали, что из-за протестующих нужно организовывать суды, тратить на них время и деньги, а "лучше бы вас дубинкой, так было бы проще". В объяснительной они рекомендовали ему написать, что он "считал ворон и его загребли".

В ходе беседы со студентом сотрудники РУДН отметили, что глава Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный, выпускник этого вуза, теперь "собирает толпы". Напомним, что с 1993-го по 1998 год Навальный учился на юридическом факультете РУДН.

Сармазов предположил, что бумага из ОВД "Лефортово" - это удобный повод "решить с ним вопрос" и испортить ему жизнь. "Я недавно грозился подать в суд на университет. Но это не было связано с митингом и политикой, а это связано с моим расследованием о картельном сговоре в РУДН о медицинском страховании. У меня есть подтверждающие документы, которые я сейчас готовлю к публикации", - рассказал Сармазов и отметил, что еще не решил, будет ли писать объяснительную.

После антикоррупционных митингов 26 марта СМИ начали публиковать сообщения о политизированных воспитательных беседах в вузах и среднеобразовательных учебных заведениях, целью которых было предотвратить участие молодежи в дальнейших протестных акциях.

Например, в Петербурге ассистент кафедры информационной безопасности государственного электротехнического университета ЛЭТИ Ренат Халлиулин во время пары по программированию для первокурсников осудил участие студентов в антикоррупционных митингах "Он нам не Димон", а в Томске преподаватель университета пытался объяснить студентам, что либералы котируются наравне с фашистами.

В Оренбурге студента ОГПУ, лидера молодежного движения "Весна", члены которого раздавали на улицах флаеры в форме банкнот, рассказывающие о расследовании ФБК, вызвали к ректору для беседы.

Мощнейшая контрпропаганда развернулась в Самарской области, где местное Минобразования рекомендовало преподавателям отговаривать учеников от участия в митинге 12 июня и рассказывать подросткам о вреде Навального. Ранее самарским школьникам демонстрировался пропагандистский фильм "Экстремизму - нет!".

В марте в Красноярске из Торгово-экономического института Сибирского федерального университета был уволен преподаватель философии и культурологии Михаил Константинов после того, как показал студентам фильм-расследование Фонда борьбы с коррупцией "Он вам не Димон".

Фильм, речь в котором идет об усадьбах, яхтах, виноградниках и прочих тайных активах премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, стал поводом для многочисленных акций протеста.

newsru.com

Кирилл Мартынов, редактор отдела политики "Новой газеты". Возвращение «Истории КПСС»

Подведомственные Минкульту вузы спешно вводят в учебное расписание «Основы государственной культурной политики»

С сентября в подведомственных Министерству культуры вузах появится новый предмет — «Основы государственной культурной политики». Польза этого предмета для композиторов или актеров весьма спорна, зато нет сомнений в его идеологической окраске: студентов намерены обучать чему-то вроде «руководящей роли Минкульта» в их профессиональной деятельности.

Соответствующее решение, формально прозвучавшее как «пожелание», было принято на одном из недавних министерских совещаний. Предполагается, что предмет будет вводиться в вузах добровольно, однако де-факто вузы расценили рекомендации Минкульта в качестве приказа. Первыми под козырек взяли в Московской консерватории им. Чайковского, где уже вывешено расписание с новым предметом. Студенты первого и пятого курса будут изучать «Основы государственной культурной политики», читать предмет будет один преподаватель, кандидат экономических наук, доцент Экономического университета им. Плеханова Фарида Кульмухаметова. В консерватории рассудили, что экономист, «работавший также культурологом», прекрасно справится с новым предметом «гуманитарного цикла». «Поскольку это касается сферы культуры, политики нашей страны, мы решили, что у нас будет читать кандидат экономических наук», — поясняют в консерватории. Связаться с этим единственным известным в стране специалистом по «культурной политике», чтобы прояснить, что именно она собирается вкладывать в головы студентов, газете не удалось.

При этом программы нового предмета у вузов нет, равно как и представления о том, опираясь на какие конкретно компетенции преподаватели должны его составлять. В ГИТИСе на вопрос корреспондента «Новой газеты» ответили, что предмет «Основы государственной культурной политики» будет введен в учебный план с 1 сентября, и заявили, что «будут разрабатывать программу». Программу, предложенную министерством там якобы видели, но считают ее «необязательной». В вузе намерены корректировать ее, чтобы «всем было интересно» — в зависимости от того, какого преподавателя удастся найти под чтение этого курса. Кандидатов на вакантную позицию у ГИТИСа к настоящему моменту тоже нет: «над этим вопросом университет сейчас работает». Здесь рассматривают возможность ввести курс как общеуниверситетский факультатив и обещают не забирать часы с профильных предметов.

Еще менее готовы к инновациям в Петербургской академии русского балета им. Вагановой — там нет ни программы, ни преподавателя, но предмет будет введен с 1 сентября.

В консерватории им. Чайковского предмет внесен в учебный план как обязательный. Представители вуза поясняют, что «берут за основу то, что нам прислало министерство. А наш педагог, которому доверено вести предмет, разрабатывает свою рабочую программу». О необходимости преподавания дисциплины в консерватории говорят так: «Подчиняемся тому, что это необходимо и продумано нашим министерством».

Можно предположить, что «необходимое и продуманное» представляет собой 18-страничный текст под заголовком «Основы государственной культурной политики». Соответствующий документ, разработанный Минкультом, был представлен публике еще в декабре 2014 года. В ходе подготовки этого документа из него были изъяты отдельные тезисы, такие, например, как утверждение о том, что «Россия не Европа». Однако и в нынешнем виде документ вызывает много вопросов. Так, в нем прописана «особая роль» православия в «формировании системы ценностей России», но не упоминаются российские деятели культуры-атеисты. Среди «наиболее опасных для будущего России проявлений гуманитарного кризиса» документ называет «девальвацию общепризнанных ценностей и искажение ценностных ориентиров», что бы под этим ни понималось. Здесь же упоминается «деформация исторической памяти, негативная оценка значительных периодов отечественной истории, распространение ложного представления об исторической отсталости России». Среди целей «государственной культурной политики» называются «укрепление гражданской идентичности, создание условий для воспитания граждан» и «передачу от поколения к поколению традиционных для российской цивилизации ценностей».

Все это совсем не похоже на учебную программу, пригодную для использования в вузе, и выглядит достаточно бессодержательно — с такими вводными можно читать лекции о чем угодно, например, о благотворном влиянии царствования Ивана Грозного для русской истории или о «дегенеративном искусстве» абстракционистов, противоречащем «традиционным ценностям». Преподавателям, спешно рекрутированным в сезон отпусков, придется выкручиваться и импровизировать — говорить о качестве курсов, введенных в такие сроки, не приходится, даже если бы они не были идеологическими.

Но ключевая проблема, конечно, связана с политическим смыслом происходящего. Курс прямо предписывает навязывать студентам определенное отношение к религиозному фактору в истории культуры, определенное отношение к российской истории («очернять нельзя, отсталости не было») и утверждает, что все это делается для «воспитания граждан» и «передачи традиционных ценностей». Это позволяет сделать вполне определенный вывод: в российские вузы, пока те, которые находятся под патронажем министра культуры Мединского, возвращается новая версия «Истории КПСС». Предмета, который был не нужен никому, кроме партийных чиновников, и который не учил советских студентов ничему, кроме ненависти или апатии к советской власти.

Для ряда преподавателей такой предмет — подарок судьбы и шанс избежать обещанных Минобразом сокращений. Моральных или профессиональных сомнений в необходимости подобной образовательной деятельности они испытывать, вероятнее всего, не станут — нужно спешно писать программы, которые будут приняты начальством. Творческие вузы в логике нынешних представлений о высшем образовании как рыночной услуги больше других зависят от бюрократов из министерства — в любой момент их могут признать «неэффективными». Готовность экстренно вводить в учебные программы идеологический предмет связана с желанием вузов быть на хорошем счету в министерстве. Вузовские профессионалы при этом, надо полагать, хорошо понимают, что им навязывают бессмыслицу, но, как водится в таких случаях, ссылаются на то, что «времена теперь такие».

В пресс-службе Министерства культуры не смогли оперативно ответить на вопросы корреспондента «Новой». Мы будем следить за этой реидеологизацией и ресоветизацией высшего образования в России.

При участии Татьяны Васильчук, специально для «Новой газеты»

novayagazeta.ru

Британского журналиста высылают из России за прочитанную им бесплатную лекцию

Сормовский райсуд Нижнего Новгорода признал британского журналиста Артура Хауса нарушителем визового режима, сообщает "Коммерсант". Он оштрафован на 4 тысячи рублей и должен в течение пяти дней покинуть Россию.

Заместитель главного редактора британского интернет-издания The Calvert Journal и главред онлайн-журнала The Junket Хаус приехал в Россию в рамках проекта благотворительного фонда Calvert 22 Foundation. Его учредители - экс-министр финансов Алексей Кудрин и живущая в Лондоне меценат Нонна Матеркова.


Журналист прочитал бесплатные лекции для казанских и нижегородских журналистов, дизайнеров и предпринимателей о том, как сделать региональный креативный проект востребованным за рубежом.

В четверг в Нижнем Новгороде после мастер-класса по онлайн-журналистике к Хаусу подошли сотрудники ФМС и попросили проехать в управление. "Там на него составили протокол о нарушении миграционного законодательства, который сразу направили в суд", - рассказал адвокат Дмитрий Кузовков. Причиной задержания журналиста стало то, что он въехал в Россию по рабочей визе, которая не предполагает проведение лекций, семинаров и другую образовательную деятельность.

Судья признал Хауса виновным по части 1 статьи 18.8 КоАП (нарушение иностранным гражданином правил въезда в РФ) и части 2 той же статьи (несоответствие заявленной цели въезда). По обоим правонарушениям суд назначил штрафы журналисту по 2 тысячи рублей и постановил выдворить его за пределы России "путем контролируемого самостоятельного выезда".

Если решение суда не будет обжаловано, Хаусу на пять лет закроют въезд в Россию.

В феврале суд в Волгограде оштрафовал основательницу американского Центра гражданских инициатив Шерон Теннисон и ее коллегу Теодора Блейс Макинтайра за нарушение визового режима. Также им был сокращен срок пребывания на территории России. Как сообщили в ФМС, американцы въехали на территорию России по туристическим визам. При этом они посещали регионы России и осуществляли сбор политической и социально-экономической информации о ситуации в стране.

Теннисон и Макинтайр встречались с бизнесменами, проводили семинары, приглашали на стажировку в США и, по словам представителя ФМС, "всячески навязывали американские ценности".

grani.ru

Нефтяное проклятие России. Беседа Кудрина и Мамута

"Нефтяное проклятие" и трудно поддающиеся изменению "константы массового сознания" - главные препятствия, лежащие на пути модернизационного развития России. Таковы тезисно итоги дискуссии, прошедшей в московском Институте медиа, архитектуры и дизайна "Стрелка", в которой приняли участие бывший министр финансов России Алексей Кудрин и предприниматель Александр Мамут.

Открытая беседа, за которой наблюдали вечером в понедельник более тысячи журналистов и простых зрителей, называлась броско: "От нефтяной иглы к человеческому капиталу".

Впрочем, от острых высказываний о нефтегазовом крене российского бюджета и текущей экономической ситуации участники дискуссии постарались воздержаться. Вместо этого они сосредоточились на более общих и фундаментальных вопросах российского развития.

Как получилось так, что в России, где государство вкладывает в науку и инновации больше, чем власти Британии и Японии (по словам Кудрина), вышеозначенные отрасли развиты хуже, чем на Западе?

Почему каждый раз, когда Россия подходит к ситуации, дающей возможности для стремительного развития, какая-то неведомая сила отбрасывает ее назад, вынуждая бесконечно долго совершать когда-то уже совершенные ошибки?

Ответы на эти и некоторые другие интересные вопросы Русская служба Би-би-си постаралась вычленить в почти двухчасовом диалоге Кудрина и Мамута, несколько сократив их и представив в хронологическом порядке.

Александр Мамут - об инвестициях в собственный человеческий капитал:

В меня вложилась семья и родина. Для родины это были портфельные инвестиции, а для семьи прямые. Через какое-то время, овладев собой, я начал делать инвестиции в себя сам. С какого-то момента занимаюсь этим самостоятельно.

Алексей Кудрин - о том же самом:

Соглашусь полностью. Я даже повторяю - семья и родина… Возможности современных молодых людей, желающих мыслить, вполне серьезные. Тем более страна открытая сейчас. Это самое главное. Это самая главная ценность, дай бог, чтобы всё так и осталось. Интернет открыт. Конечно, есть вопросы контроля за интернетом, но надеюсь, он будет открыт. Это дает такие возможности, которых у нас в 17-20 лет в СССР не было. Я считаю, что достаточно свобод для творчества. Абсолютная свобода в любых отраслях.

Алексей Кудрин - о парадоксе российских инноваций:

Есть две парадоксальные цифры, которые я назову. Россия больше как государство вкладывает в науку и инновации, чем Япония и Великобритания. Удивительно, мы больше об этом как государство заботимся, вкладываем около 3% ВВП.

Но почему те страны в конечном итоге оказываются успешнее? У них бизнес вкладывает в инновации в четыре раза больше, чем государство, а у нас меньше, чем государство. Поэтому если сравнить, сколько совокупно ресурсов в каждой стране вкладывается в инновации, в разработки, то окажется, что они существенно нас опережают.

Мы находимся примерно на 8-9 месте по объему вложений. В мире в прошлом году было вложено в инновации, в научные разработки 1,6 трлн долларов. В России 40 млрд долларов. В США около 450 млрд, в Китае около 280 млрд теперь уже.

Это означает, что все уже участвуют в этом соревновании. Мы никогда не сможем создать всю линейку всех продуктов, лучших в мире. Мы должны обмениваться. Но мы должны в чем-то стать лучшими.

Вторая группа цифр. Сегодня измеряется еще один показатель - сколько НИОКР [научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки] в каждой отрасли от объема выпуска этой отрасли, или на крупных предприятиях это можно измерять. В развитых странах это от 6-7% и выше - 10 %. У нас пока 2-3% в каждой отрасли.

Почему-то наши компании не осуществляют своей зависимости, своего будущего от вложений в инновации и науку. Слабая конкуренция, слабые институты, нефть дает деньги, значит, их не надо зарабатывать. Вот это эффект нефтяного проклятья.

Александр Мамут - о едином учебнике истории:

Может создаться впечатление, что к единому учебнику школы должен прилагаться единый ученик или единая семья, в которой не подвергается сомнению всё, что написано в едином учебнике и воспринято единым учеником.

Мы с Алексеем Леонидовичем здесь не для того, чтобы защищать всё существующее сегодня. И конечно, оно нуждается в совершенствовании. Тем не менее, в области школьного образования, это очень важный период, 11 лет, для нашей образовательной системы это совершенный фундамент.

Мне кажется, немного перегероизирована роль учителя. У нас лучший учитель, любимый классный руководитель… И недогероизирована роль директора школы. На мой взгляд, в стране существуют блестящие педагоги, директора школ, и они-то должны распространять лучшие школьные гимназические практики в рамках открытого общества, конференций, обмена мнениями, доказывания и защиты своих моделей. <…>

И безусловно, лучшие гимназические школьные практики предполагают воспитание, образование во время школьного периода в рамках открытых, конкурентных, аргументированных, всеобъемлющих дискуссий, о чем Алексей сказал.

Алексей Кудрин - о стратегии развития России до 2020 года:

Помните, большая группа лучших ученых, больше ста человек, писала программу "2020". Они написали ее в 2011 году, и она осталась под сукном. И сейчас, я слышал, правительство начинает работу над программой "2030".

На первом же обсуждении они выяснили - под кого пишем? Под какие цели? Кто пойдет на следующие президентские выборы? Под кого мы? Тогда какой заказ?

Вообще-то, я серьезно считаю: очень важно, чтобы кто-то, политический лидер или оппозиционный лидер, сформулировал цели и задачи и сумел реализовать, даже хотя бы это виденье определить. Сегодня все аналоги такого подхода очень слабы пока, слабо проработаны.

Дальше, конечно, требуется политическая система, которая позволит бороться за реализацию этой модели. Но в общем, к сожалению, в 2011 году, когда я уходил из правительства, я понял, что выбранная модель власти отказывается, по крайней мере, на какое-то время, от модернизационной стратегии.

Александр Мамут - о том, что мешает России развиваться:

Когда начинается реализация [программ], что-то нам мешает, какая-то неведомая рука, сила, особость возвращает нас в исходное положение. Это вещь, которую можно назвать константами массовой ментальности, которые поддаются изменениям тяжелее всего.

Это тяжелейшая и долгая работа, которая не может быть проведена, к сожалению, в формате нашей ментальности. Как в русской сказке у сказочника Ершова: поцеловал - она стала красивая. Попросил рыбу - она приплыла, и все принесла. Это долгая работа.

Хочется, чтобы это было чудом, но это нигде не было чудом. Это не было чудом в Южной Корее, в Сингапуре, это стало после того, как они по 30-40 лет долбили в одну точку и выдолбили изменения массовой ментальности. После этого сказали: вот, чудо произошло.

30-40 лет их водили по пустыне, пока из них Египет вышел.

Об участниках дискуссии:

Александр Мамут - российский предприниматель и финансист. Журнал Forbes оценивал его личное состояние в 2011 году в 2,3 млрд долларов. Владеет медиахолдингом Rambler & Co (портал "Рамблер", Газета.ru, Лента.ru, Афиша) на паритетных началах с Владимиром Потаниным. Спонсор и создатель института "Стрелка".

Алексей Кудрин - декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета, председатель "Комитета гражданских инициатив". В 2000-2011 годах - министр финансов России.


bbc.com

Заместитель главреда "Новой газеты" Виталий Ярошевский. «Меня и мать расстреляли»

68268491_grazhdanskayaДетские сочинения, написанные 90 лет назад: о жизни, о себе и о Гражданской войне, которая началась в России 95 лет назад

«Помню Владимирский собор в Киеве и в нем тридцать гробов, и каждый гроб был занят или гимназистом, или юнкером. Помню крик дамы в том же соборе, когда она в кровавой каше мяса и костей по случайно найденному ею крестику узнала сына».

Это из книги «Дети эмиграции», изданной в Праге в 1925 году. Педагогическим бюро по делам средней и низшей русской школы за границей. По форме — сборник ученических сочинений. По сути — страшная летопись «окаянных дней» России.

Читая эту невыдуманную, лишенную пафоса книгу и испытывая отчаяние, я вспомнил отрывок из «Доктора Живаго» Бориса Пастернака, имеющий, на мой взгляд, прямое отношение к последующему рассказу. «Они приближались и были уже близко. Доктор хорошо их видел, каждого в лицо. Это были мальчики и юноши из невоенных слоев столичного общества и люди более пожилые, мобилизованные из запаса. Но тон задавали первые, молодежь, студенты, первокурсники и гимназисты-восьмиклассники, недавно записавшиеся в добровольцы.


Доктор не знал никого из них, но лица половины казались ему привычными, виденными, знакомыми. Они напоминали ему былых школьных товарищей. Может статься, это были их младшие братья?..

Служение долгу, как они его понимали, одушевляло их восторженным молодечеством, ненужным, вызывающим. Они шли рассыпным, редким строем, выпрямившись во весь рост, превосходя выправкой кадровых гвардейцев, и, бравируя опасностью, не прибегали к перебежке и залеганию на поле… Пули партизан почти поголовно выкашивали их.

…Доктор лежал без оружия в траве и наблюдал за ходом боя. Все его сочувствие было на стороне героически гибнувших детей. Он от души желал им удачи. Это были отпрыски семейств, вероятно, близких ему по духу, его воспитания, его нравственного склада, его понятий».

+ + +

6500 страниц

Все началось 23 декабря 1923 года в русской гимназии в чешском городе Моравска-Тршебова. Это было знаменитое учебное заведение, крупнейшее среди российских эмигрантских школ. В канун католического Рождества совершенно неожиданно для учащихся и педагогов были отменены два смежных урока. Изменение в школьное расписание внес сам директор гимназии А.П. Петров. Детям было предложено: в свободной форме, не ограничиваясь в размерах, без учительской опеки написать сочинение на тему «Мои воспоминания с 1917 года по день поступления в гимназию». Потом эти «человеческие документы» были изданы отдельной книжкой. «Я не знаю, что может сравниться с детскими сочинениями в их простодушных описаниях событий последнего времени, — писал в предисловии к изданию председатель Пражского педагогического бюро профессор В.В. Зеньковский. — Не знаю, где отразились эти события глубже и ярче, чем в кратких, порой неумелых, но всегда правдивых и непосредственных записях детей? Погружаясь в эти записи, мы прикасаемся к самой жизни, как бы схваченной в ряде снимков, мы глядим во всю ея жуткую глубину…»

Пражские педагоги предложили подобную тему слушателям русских эмигрантских гимназий в других странах. Откликнулись многие: в Турции, Болгарии, Югославии и самой Чехословакии. К 1 марта 1925 года в Прагу были доставлены 2400 сочинений. 6500 страниц, исписанных ученической рукой.

В большинстве родители детей — представители средней городской интеллигенции. Географически — почти вся Россия. Отправные точки эмиграции — Одесса, Новороссийск, Крым, Архангельск, Владивосток. Многие дети покинули Родину с учебными заведениями без родителей. Меньшая часть эмигрировала после Гражданской войны, пережив голод 1921 года. Вчитайтесь в эти строки: «…Там начали есть человеческое мясо, и часто бывали случаи, что на улицах устраивали капканы, ловили людей, делали из них кушанья и продавали на базарах». Выведено детской рукой.

+ + +

«Красные банты, растерзанный вид…»

Отдельно — о сочинениях кадетов. Их свидетельства бесконечны, их исповеди глубоко трагичны. Кадетские корпуса находились далеко не во всех даже губернских центрах. Родители привозили детей на учебу издалека. Взгляните на события того времени из окон кадетского училища: 1917 год, отречение Государя, недоумение, непонимание происходящего, Октябрьский переворот, обстрел корпуса из орудий и взятие его штурмом, нежелание детей снять погоны… Расстрелы, пытки, казни, невзирая на возраст…

«Расформировали наш корпус, распылили его по всяким приютам. Там нас, кадетов, всячески притесняли, за малейшее ругали, выгоняли на все четыре стороны. Многие из выгнанных гибли…» «Встретил меня полковник, и я отдал ему честь. Он сказал: «Я старый полковник, был храбрый, говорю Вам по совести, чтобы Вы сняли погоны, не рискуйте своей жизнью… кадеты нужны».

Первые воспоминания детей о революции. Февраль…

«Директор вынул из кармана телеграмму и начал медленно читать. Наступила гробовая тишина: Николай Второй отрекся от престола», — чуть слышно прочитал он. И тут не выдержал старик, слезы, одна за другой, слезы солдата, покатились из его глаз… Что теперь будет? Разошлись по классам, сели за парты, тихо, чинно. Было такое впечатление, что в доме покойник. В наших детских головках никак не могла совместиться мысль, что у нас теперь не будет Государя». И еще: «После отречения Государя вся моя дальнейшая жизнь показалась мне серой и бесцельной…»

Сильно сомневаюсь, что наши правители, архитекторы нашего счастья, бывшие и настоящие, дождутся подобных признаний от наших детей.

Чтобы мы поняли, чего мы лишились, приведу еще один отрывок из школьного сочинения:

«Нас заставили присягать Временному правительству, но я отказался. Был целый скандал. Меня спросили, отчего я не хочу присягать. Я ответил, что я присягал Государю, которого я знал, а теперь меня заставляют присягать людям, которых я не знаю. Он (директор) прочел мне нотацию, пожал руку и сказал: «Я Вас уважаю».

Октябрь. Первые дни… «Солдаты, тонувшие в цистернах со спиртом, митинги, семечки, красные банты, растерзанный вид».

«Вечером большевики поставили против нашего корпуса орудия и начали обстреливать училище. Наше отделение собралось в классе, мы отгородили дальний угол классными досками, думая, что они нас защитят. Чтобы время быстрее шло, мы рассказывали различные истории, все старались казаться спокойными. Некоторым это не удавалось, и они, спрятавшись по углам, чтобы никто не видел, плакали».

«Когда нас привезли в крепость и поставили в ряд для присяги большевикам, подошедший ко мне матрос спросил, сколько мне лет? Я сказал: девять, на что он выругался по-матросски и ударил меня своим кулаком в лицо. Что было потом, я не помню, т.к. после удара я лишился чувств. Очнулся я тогда, когда юнкера выходили из ворот. Я растерялся и хотел заплакать. На том месте, где стояли юнкера, лежали убитые, и какой-то рабочий стаскивал сапоги. Я без оглядки бросился бежать к воротам, где меня еще в спину ударили прикладом».

Альбатросы революции… Часто они вторгаются в воспоминания детей-эмигрантов, не вызывая в их душах ничего, кроме ужаса, ненависти и презрения.

«Я начинала чувствовать ненависть к большевикам, а особенно к матросам, этим наглым лицам с открытыми шеями и звериным взглядом».

«Это были гады, пропитанные кровью, которые ничего не знали человеческого».

Истязали и казнили детей: «По каналам вылавливали посиневшие и распухшие маленькие трупы кадетов».

+ + +

«Кровь на мостовой лизали собаки»

Вчитываюсь в анонимные строчки сочинений, а вижу скорбные складки на детских лицах: «Чувствовать, что у себя на родине ты чужой, — это хуже всего на свете». Тяжелые и трогательные сцены расставания детей с родителями. Больше — с мамами (отцы воевали). В детских признаниях слышится «Прощание славянки».

«Помню также в самую последнюю минуту, уже со всех ног бросившись бежать к корпусу, я вдруг вернулся и отдал матери часы-браслет, оставшиеся мне от отца. Еще несколько раз поцеловав мать, я побежал к помещению, чтобы где-нибудь в уголке пережить свое горе».

Несправедлив и долог был этот путь. Псковский корпус уходил через Казань, Омск, Владивосток. А потом — Шанхай, Цейлон, Порт-Саид… Московский корпус эвакуировался через Полтаву, Владикавказ, Мцхети, Батум, Феодосию. И псковичей, и москвичей приютила Югославия. Неприкаянные скитальцы, маленькие перелетные птицы. На юг…

Донской корпус отступал из Новочеркасска через Кущевку в Новороссийск. «Большевики были в 40 верстах. Мы, младшие кадеты, были возбуждены. У многих был замысел бежать на фронт. День 22 декабря склонялся к вечеру, когда нам объявили, что в 8 часов корпус выступает из города. За полчаса до отхода был отслужен напутственный молебен. И сейчас я ярко представляю себе нашу маленькую, уютную кадетскую церковь, в полумраке которой в последний раз молятся кадеты. После молебна была подана команда выстроиться в сотни, где сотенный командир сказал несколько слов… У командира, который смотрел на кадетов-мальчиков, стоявших с понуренными головами, блеснули на глазах слезы. Видно было, что он искренно жалел нас. Наконец мы, перекрестившись на кадетскую сотенную икону, подобравши свои сумочки, тихо стали выходить из корпуса. Это шествие напоминало похоронную процессию. Все молчали…»

«Особенно жаль было смотреть на малышей, среди которых попадались 8-ми и 9-ти лет… Завернутые в огромные шинели, с натертыми до крови ногами… Кадеты помогали друг другу и шли, шли и шли».

А за ними шла война, катилось «Красное колесо»… «Из России, как из дырявой бочки, все более и более приливало красных. Помню выкрик одной старухи по их адресу: «У, проклятые! Ишь понацепили красного тряпья, так и Россию кровью зальете, как себя бантами разукрасили». И оно так и вышло». «Россию посетил голод, мор и болезни, она сделалась худою, бедною, оборванною нищенкою, и многие покинули ее со слезами на глазах. Бежали от нея и богатые, и бедные».

Читая сочинения мальчиков и девочек, не могу избавиться от ощущения, что морок революции преследовал их потом всю жизнь. И что надо пережить, чтобы подняться до такого вот обобщения:

«Человечество не понимает, может быть, не может, может быть, не хочет понять кровавую драму, разыгранную на родине. Если бы оно перенесло хоть частицу того, что переиспытал и перечувствовал каждый русский, то на стоны, на призывы тех, кто остался в тисках палачей, ответило бы дружным криком против нечеловеческих страданий несчастных людей». И в подтверждение этих слов такая цитата: «Меня и мать расстреляли, но, к счастью, и я, и мама оказались только раненными…»

Судьбы детей… Похожих нет, только война была на всех одна. И беда тоже. Искал в этих сочинениях и не нашел: беззаботности, смеха, упоминаний об играх и игрушках, воспоминаний о первой любви — всего, что делает человека человеком и в юном возрасте. Кровь, смерть, штык, пуля, застенки, пытки, вражда, ярость… Этого — в избытке. «Началась война, и игрушки были навсегда забыты, навсегда, потому что я никогда уже больше не брал их в руки».

Скитания, голод, обыски, аресты… «И потянулись страшные памятные дни. По ночам, лежа в постели, жутко прислушиваешься в тишине. Вот слышен шум автомобиля. И сердце сжимается и бьется, как пойманная птичка. Этот автомобиль несет смерть… Так погиб дядя, так погибло много из моих родных и знакомых». Спросите себя: когда «с нами случился» 1937 год? Ответ есть: в 1917-м… «Матросы озверели и мучили ужасно офицеров. Я сам был свидетелем одного расстрела: привели трех мичманов, одного из них убили наповал, другому матрос выстрелил в лицо, тот остался без глаза и умолял добить, но матрос только смеялся и изредка колол его в живот. Третьему распороли живот и мучили, пока он не умер».

Или вот это: «Несколько большевиков избивали офицера чем попало: один колол его штыком, другой бил ружьем, третий поленом. Наконец офицер упал в изнеможении, и они, разъярившись как звери при виде крови, начали его топтать ногами».

«Помню жестокую расправу большевиков с офицерами Варнавинского полка в Новороссийске. Ночью офицерам привязали к ногам ядра и бросили с пристани в воду. Через некоторое время трупы начали всплывать и выбрасываться волнами на берег. После этого долгое время никто не покупал рыбы, так как стали в ней попадаться пальцы трупов».

Еще: «Я быстро подбежал к окну и увидел, как разъяренная толпа избивала старого полковника. Она сорвала с него погоны, кокарду и плевала в лицо. Я не мог больше смотреть на эти зверские лица. Через несколько часов долгого и мучительного ожидания я подошел к окну и увидел такую страшную картину, которую не забуду до смерти: этот старик-полковник лежал изрубленный на части. Таких много я видел случаев, но не в состоянии их описывать».

«Расстрелы у нас были в неделю три раза: в четверг, субботу и воскресенье. И утром, когда мы шли на базар продавать вещи, видели огромную полосу крови на мостовой, которую лизали собаки».

+ + +

«Кто снимет с меня кровь? Мне страшно по ночам»

Если мы когда-нибудь все-таки будем судить идеологию классового убийства, психологию насилия и партию палачей, то сочинения детей-эмигрантов должны быть на этом суде неопровержимым доказательством и беспощадным приговором. Уже тогда в детскую жизнь вторгались неведомые слова. Одно из них стало символом целой эпохи — «чрезвычайка».

«Дом доктора реквизировали под чрезвычайную комиссию, где расстреливали, а чтобы расстрелов не было слышно, играла музыка».

«Добровольцы забрали Киев, и дедушка со мной пошел в чрезвычайку. Там был вырыт колодезь для крови, на стенах висели волосы…» «Большевики ушли, в город вступили поляки. Начались раскопки. На другой день я пошел в чека. Она занимала дом и сад. Все дорожки сада были открыты, и там лежали обрезанные уши, скальпы, носы и другие части тела. На русском кладбище откопали трупы со связанными проволокой руками».

А вот этот отрывок я приведу полностью: «Пришли чекисты и стали выволакивать со двора ужасные посинелые трупы и на глазах у всех прохожих разрубать их на части, потом лопатами, как сор, бросать на воз, и весь этот мусор людских тел, эти окровавленные куски мяса были увезены равнодушными китайцами. Впечатление было потрясающее, из телеги сочилась кровь, сквозь доски глядели два застывших глаза отрубленной головы, из другой дыры торчала женская рука и при каждом толчке начинала махать кистью. На дворе после этой операции остались кусочки кожи, кровь, косточки. И все это какая-то женщина очень спокойно, взяв метлу, смела в одну кучу и унесла».

Если есть силы, читайте дальше. «Офицеры устроили в Ставрополе восстание, но оно было открыто, всех ожидала несомненная смерть, казни производили в юнкерском училище: вырывали ногти, отрезали уши, вырезали на коже погоны и лампасы».

Дети и война и дети на войне — самое нелепое, самое горестное сочетание несочетаемого. Ожидание смерти, гибель родных — удар в сердце. Но в школьных сочинениях есть признания пострашнее. Это признания детей-убийц.

«В августе 1919 года нам попались комиссары. Отряд наш на три четверти состоял из кадетов, студентов и гимназистов… Мы все стыдились идти расстреливать. Тогда наш командир бросил жребий, и мне из числа двенадцати выпало быть убийцей. Да, я участвовал в расстреле четырех комиссаров, а когда один недобитый стал мучиться, я выстрелил ему из карабина в висок. Помню еще, что вложил ему в рану палец и понюхал мозг. Потом меня мучили кошмары и чудилась кровь. Я навеки стал нервным, мне в темноте мерещатся глаза моего комиссара, а ведь прошло уже 4 года. Забылось многое… Но кто снимет с меня кровь? Мне страшно иногда по ночам».

У этого жуткого повествования есть свое начало, не оправдательное, но многое объясняющее. «Мы получили известие, что отец убит большевиками в одном из боев. Привезли труп отца. В этот же день большевики заняли город. Несколько пьяных матросов, с ног до головы увешанных оружием, бомбами и перевитых пулеметными лентами, ворвались в нашу квартиру с громкими криками и бранью: начался обыск. Все трещало, хрустело, звенело. Прижавшись к матери, дрожа всем телом, я с ужасом смотрел на пьяные, жестокие, злобные лица матросов. Даже иконы срывали эти богохульники, били их прикладами, топтали ногами. Добрались до комнаты, где лежало тело отца, окружили гроб, стали издеваться над телом. Мать и сестра стали умолять их не трогать мертвого. Но их мольбы еще более раздражали негодяев. Один из них ударил мать штыком в грудь, а сестру тут же расстреляли. Мой двоюродный брат, приехавший к нам в гости, попал на штык матроса. Матрос подбрасывал брата в воздух, как мячик, и ловил на штык… Матросы стали уходить. Один обернулся и, увидев меня, закричал: «А вот еще один!» Последовал удар прикладом по голове, и я упал без чувств. Очнувшись, услыхал чьи-то глухие стоны. Стонала мать. Через некоторое время она скончалась. Я почувствовал, что я остался один. Все близкое, родное, дорогое так безжалостно отобрали у меня. Хотелось плакать, но я не мог».

Еще один случай, вложивший винтовку в руки подростка. «Арестовали отца… Нам не дали даже попрощаться, сказав: «На том свете увидитесь». Пришли немцы… Отец вернулся. Опять большевики… Отец вновь попал в чрезвычайку, где заболел. Чтобы отец лег в больницу при тюрьме, нужно было сесть кому-нибудь из семьи на его место. Пришлось идти мне. Просидел две с половиной недели. За этот срок меня 4 раза пороли шомполами за то, что я не хотел называть Лейбу Троцкого благодетелем земли русской и не хотел отказаться от своего отца…

В полночь за нами пришли красноармейцы, с которыми была одна женщина. Построив по росту, они отвели нас в подвал. Раздев нас догола (среди нас были и женщины), они отобрали несколько офицеров и поставили к стенке. Прогремели выстрелы, раздались стоны. После чего женщина-комиссар передала женщин красноармейцам для потехи у нас же на глазах…»

Этот же мальчик написал в сочинении: «Я решил поступить в добровольческий отряд и поступил… С трепетом прижимал к плечу винтовку и радовался, когда видел, как «борец за свободу» со стоном, который мне казался музыкой, испускает дух».

+ + +

Наше богатство

В центре Москвы, в сердце страны лежит мумия человека, которому мы обязаны столькими бедами. «Народ, забывающий свое прошлое, обречен пережить его вновь…» Это о нас.

Поэтому давайте вспомним детей эмиграции и задумаемся над тем, какие просеки прорублены в генофонде нации.

«Утешаю себя мыслью, что когда-нибудь отомщу за Россию и за Государя, и за русских, и за мать, и за все, что мне так дорого. Как они глупы. Они хотели вырвать из людей то, что было в крови, в сердце».

«…Пришел солдат, и нас куда-то повели. На вопрос, что с нами сделают, он, гладя меня по голове, ответил: «Расстреляют». Нас привели во двор, где стояло несколько китайцев с ружьями. Я не чувствовала страха. Я видела маму, которая шептала: «Россия, Россия…», и папу, сжимавшего мамину руку».

«У меня ничего нет собственного, кроме сознания, что я русский человек. Любовь и вера в Россию — это все наше богатство. Если и это потеряем, то жизнь для нас будет бесцельной».

… 2400 детей и подростков, 6500 страниц свидетельских показаний о преступлениях против человечности. «Репрезентативная выборка» Истории, будет и ее приговор.

Прага — Москва

novayagazeta.ru
belrussia.ru

Минобрнауки РФ уличили в нежелании аккредитовать единственную оставшуюся русскояз. школу в Грузии

1627527_20140130174238.gifПрезидент "Ассамблеи народов Грузии" Гоча Дзасохов заявил, что Министерство образования и науки России не желает выдавать аккредитацию единственной русскоязычной школе в Грузии. Общественный деятель указал на проблему образовательного учреждения в Тбилиси после того, как глава российского МИДа Сергей Лавров объявил о запуске правительственного проекта "Русская школа за рубежом".

"Школа отстояла, до сегодняшнего дня существует, - рассказал Дзасохов в эфире телеканала "Дождь" про русскоязычный образовательный центр в Грузии. - К сожалению, не можем добиться аккредитации российского Министерства образования. Было много обращений". Представители Минобрнауки РФ пока никак не прокомментировали заявление правозащитника.


Школа, которая не может добиться аккредитации, по словам общественного деятеля, размещается в здании образовательного учреждения группы российских войск с 2006 года. Тогда российская сторона объявила о закрытии школы, но Дзасохов вместе со своими единомышленниками сохранил ее под названием "Интеллект". Сейчас в ней обучается более 400 учеников. Несмотря на то, что аккредитации нет, образование в школе проводится по программам Министерства образования и науки РФ.

Дзасохов надеется, что "Интеллект" получит разрешение и начнет выдавать аттестаты российского образца после того, как Россия запустит программу "Русская школа за рубежом". "Я думаю, что, наконец, аккредитация будет. И дети, которые будут оканчивать эту школу, свободно смогут выезжать в российские вузы и пробовать свою судьбу там", - сказал президент "Ассамблеи народов Грузии".

В декабре прошлого года Минобрнауки РФ представило статистику, согласно которой за последние 20 лет число русскоговорящих в мире сократилось примерно на 120 миллионов человек из-за недостаточной популяризации русского языка. В январе этого года, как сообщается на сайте российского МИДа, правительство объявило о запуске проекта под названием "Русская школа за рубежом", который предполагает активную финансовую поддержку русскоязычным образовательным центрам за границей.

По данным российского демографа Александра Арефьева на 2004 год, в Грузии русский язык является родным для примерно 130 тысяч человек, а как иностранным им активно владеют около 1,7 миллиона человек, пассивные знания языка есть у одного миллиона граждан. При этом после событий 2008 года численность русскоговорящих в Грузии стала резко сокращаться.

Грузино-осетинский конфликт привел к разрыву дипломатических отношений между Москвой и Тбилиси. Почти сразу после августовских событий 2008 года власти Грузии исключили русский язык из школьной программы. Сейчас ученики местных школ с первого класса изучают английский язык как первый иностранный, а второй язык они выбирают после окончания пятого класса. Осенью 2012 года в Грузии произошла смена власти, после чего новые руководители страны заявили о намерении улучшить отношения с Москвой. В конце 2013 года стало известно, что между двумя странами был упрощен визовый режим.

newsru.com