Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

СК возобновил расследование по уголовному делу поэта Александра Бывшева

В Орловской области следственный комитет возобновил расследование уголовного дела в отношении поэта Александра Бывшева. Стихи поэта направили на повторную экспертизу. Об этом ОВД-Инфо сообщил Бывшев.

По словам поэта, 27 марта он получил копию постановления о прекращении в отношении него уголовного дела, в котором были объединены возбужденные ранее три дела: одно о воспрепятствовании правосудию за общение с журналистами и публикацию подробностей из зала суда по предыдущим делам (статья 294 УК), о возбуждении ненависти либо вражды за публикацию стихотворений «Русский дух» и «Могучая куча» (часть 1 статьи 282 УК) и о призывах к экстремистской деятельности за публикацию стихотворения «Посвящается расширению НАТО на восток» (часть 2 статьи 280 УК).

Однако 8 апреля руководитель Кромского межрайонного следственного комитета сообщил Бывшеву о возобновлении в отношении него расследования.

Стихотворения Бывшева и его книгу «Кровавая память» направили на четвертую экспертизу. При этом три предыдущих экспертизы, проведенные в Туле, Орле и Москве, не нашли в произведениях признаков экстремизма.

Поэт Александр Бывшев — фигурант шести уголовных дел. Пять из них возбудили из-за стихотворений, поддерживающих Украину и осуждающих политическую обстановку в России.

ovdinfo.org

Архангельск: в библиотеках изымают книги классиков и словари, закупленные при поддержке Фонда Сороса

Сельские библиотеки Архангельской области получили от руководства негласное распоряжение изъять из фондов книги, изданные при поддержке Фонда Сороса, два года назад признанного нежелательной организацией на территории России.

О сложившейся ситуации рассказал в Facebook ученый секретарь Пушкинской комиссии РАН Алексей Балакин - по его словам, библиотеки получили некое "негласное распоряжение из центра". "В прошлом месяце во все сельские библиотеки Архангельской области поступило негласное распоряжение из центра убрать с полок и складировать в подсобки до особого распоряжения книги Пушкина и Достоевского, Чехова и Пришвина, Солженицына и Астафьева, Людмилы Улицкой и Татьяны Толстой, Корнея Чуковского и Виктора Драгунского, Жюля Верна и Льюиса Кэрролла, Юрия Лотмана и Бориса Путилова... книги издательств "Росмэн" и "Терра", "Азбука" и "Молодая гвардия", "Амфора" и "Искусство-СПб"... книги серий "Школьная библиотека" и "Жизнь замечательных людей", "Мой XX век" и "Библиотека приключений"... Иллюстрированные детские энциклопедии "Аванта+" и философские труды, мемуары и шедевры мировой поэзии", - пишет он.

"Книги, составлявшие гордость небогатых деревенских библиотек, - как зачитанные до дыр детские сказки, так и чопорные альбомы по искусству на мелованной бумаге. Не поленитесь, пролистните прикрепленные картинки - это лишь небольшая часть приговоренных книг. Некоторые серийные издания еще стоят на полках, но на днях эти полки опустеют. Вы спросите: что же объединяет эти столь разные книги? Как было разъяснено библиотекарям, все они изданы запрещенным в России иноагентом, Фондом Сороса", - пояснил Балакин.

Он уточнил, что Фонд Сороса не занимался изданием книг - под его эгидой институт "Открытое общество" на рубеже веков закупал лучшие книги издательств и рассылал их по библиотекам, поставив на титульные листы свой штамп. Теперь из читательского оборота приказано изъять все книги с подобными штампами, а библиографические карточки удалить из картотек.

"Распоряжение было негласным, "по звонку", с предписанием библиотекарям никому о нем не говорить под угрозой увольнения", - уточняет сотрудник РАН.

Сотрудница одной из библиотек подтвердила достоверность этой информации радиостанции "Свобода". По ее словам, устное распоряжение из Минкультуры Архангельской области поступило еще в июне.

"Сердце кровью обливается, это же и русская классика, и зарубежная, отличные справочники - все эти книги отлично изданы и очень востребованы. В список рекомендованных к изъятию попали Пушкин, Достоевский, Чехов, Толстой, очень много детской литературы, даже Корней Чуковский. К нам школьники приходят сейчас со списками литературы, рекомендованной к чтению на лето, а мы им их не выдаем", - уточняет она.

Как сообщается, изымаются книги со штампами "Пушкинской библиотеки" института "Открытое общество". "Это, конечно, полный абсурд: ну да, признали деятельность Фонда Сороса нежелательной в России, но при чем тут книги? Нам только сказали, что решение это идет сверху, и велели их убрать от греха подальше", - говорит библиотекарь.

В свою очередь, пресс-служба Министерства культуры Архангельской области заявила, что об изъятии книг из библиотек слышит в первый раз. Журналистам обещали дать ответ на письменный запрос по этому поводу.

Сайт 29.ru также сообщает о достоверности информации об изъятии книг со ссылкой на источники, знакомые с информацией. Как утверждается, процесс изъятия книг начался пару месяцев назад.

Напомним, ранее подобные спецоперации проходили в Коми и Воркуте. Там книги со штампами "Открытого общества" были сожжены.

newsru.com

Руководитель проекта «Открытая библиотека» Николай Солодников покинул Россию

Основатель проекта «Открытая библиотека», в рамках которого в библиотеке имени Маяковского в Санкт-Петербурге проводились ежемесячные «Диалоги», Николай Солодников покинул Россию. Об этом он заявил в эфире телеканала РБК.

По его словам, в настоящее время он находится в Риге и готов вернуться в Россию, как только прояснится состояние дела, которое могут завести в отношении него, и в каком статусе он по нему проходит.

«Как только станет известен мой статус и в каком состоянии находится дело, которое ведет отдел по борьбе с терроризмом, в этот момент я готов вернуться. Но не для того, чтобы сесть», —сказал Солодников.

В воскресенье, 26 июня, во время разговора между культурологом Александром Эткиндом и политологом Екатериной Шульман Солодников объявил, что это последний «Диалог» в библиотеке Маяковского. Он объяснил, что решение связано с «нежеланием и давлением определенного рода служб и структур», которые в течение полутора лет считают «Диалоги» «нежелательными для библиотеки и для города».

После этого в разговоре с Дождем Солодников рассказал, что в четверг, 23 июня, сотрудники ФСБ по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом провели обыск в библиотеке имени Маяковского. Они потребовали информацию о Солодникове и обыскали его кабинет, а также изъяли некоторые документы и технику.

По словам Солодникова, в отношении него могут завести дело о растрате крупной суммы государственных средств. Он добавил, что после обысков его попросили написать заявление об увольнении по собственному желанию.

«Как я понимаю (по версии правоохранителей — Дождь), руководством библиотеки был заключен фиктивный трудовой договор со мной, и я получаю эти деньги и тратил их на экстремизм в виде "Диалогов". Понятно, что причиной всему являются "Диалоги". Сотрудники ФСБ приходят в библиотеку на протяжении последнего года, почти каждый месяц и интересуются только "Диалогами"», — рассказал Солодников.

Общественно-культурный проект «Открытая библиотека» работал в Санкт-Петербурге с 2012 года. «Диалоги» — один из его форматов. На публичных дискуссиях встречались известные российские общественные деятели. В описании проекта говорится, что участниками дискуссий были люди, которым небезразлично, что происходит вокруг.

tvrain.ru

Телеканал потребовал от режиссера "Шерлока Холмса" вырезать монолог о мигрантах

Телеканал "Россия" потребовал у режиссера и соавтора сценария сериала "Шерлок Холмс" Андрея Кавуна вырезать монолог одного из героев о мигрантах. Об этом кинодеятель рассказал 21 ноября в эфире "РСН".

"Было много споров с каналом, который требовал этот монолог вырезать. Но тогда бы у меня распадалась фигура Шолто. Этот монолог и об Англии, и о России. То, что творилось в Англии в конце 19 века, очень напоминает то, что сейчас творится в России. Эти фразы звучат все чаще, и я решил бросить камень, чтобы брызги полетели", — заявил Кавун.


По словам режиссера, автором монолога является он сам и поэтому он же несет за него личную ответственность.

В фильме герой в исполнении Игоря Скляра возмущается тем фактом, что приезжие из Индии заполонили Англию.

"Они живут в наши домах, они торгуют на наших рынках, они режут своих баранов у меня на улице, они уже танцуют и молятся на наших площадях! Это мы называем толерантностью? За это мы воевали? Теперь королева хочет быть доброй. Она строит им больницы, школы, чтобы они были грамотные... Зачем дикарю грамота? Для работы в поле она не нужна. Грамотный дикарь ползет сюда, в Англию, он здесь хочет убирать туалеты, мыть полы и чистить нам ботинки. И скоро их станет больше чем всех нас, в каждой семье у них по 10-12 человекк. Мы против такой толерантности и такой плодовитости. Вопрос простой: или мы их или они нас", — говорит по сюжету герой "Шерлока Холмса".

Новая российская экранизация "Шерлока Холмса" — это многосерийный фильм 2012 года, представляющий собой оригинальные истории с мотивами рассказов Конан Дойла. Премьера фильма состоялась 18 ноября 2013 года на телеканале Россия-1.

nazaccent.ru

В Москве состоялся вечер памяти русского героя Бориса Коверды.

3 февраля с.г. в Москве состоялся вечер-концерт памяти русского героя-гимназиста Бориса Коверды, в возрасте 19-ти лет покончившего револьверным выстрелом с Пинхусом Вайнером (Войковым), одним из непосредственных участников убийства Царской Семьи 4/17 июля 1918 года.

Покарав этого палача-изувера на варшавском вокзале, юноша Борис Коверда (1907–1987) стал героем русской эмиграции, а также навсегда вошел в сердца всех тех, кто в своей душе разжигает жертвенный огонь верности фундаментальным историческим идеалам, веками сплачивавшим Российское Государство. Тем идеалам, которым продолжают бескомпромиссно служить все, кто сегодня ставит себя продолжателями дела русских героев-борцов антибольшевицкого фронта, а не является сторонниками неких эфемерных притянутых за уши псевдоидей.


Ведущим состоявшегося в российской столице вечера был поэт Николай Боголюбов, стихи которого известны своей бескомпромиссностью ко лжи совдеповской системы, построенной на крови русского народа, его поруганных святынь и культуры. Перед собравшимися также выступили талантливая молодая певица Юлия Андреева, исполнитель казачьей песни Михаил Устинов, солист группы «Русский стяг» Евгений.

DSCF1366
Поэт Николай Боголюбов


DSCF1371
Юлия Андреева

DSCF1367
Михаил Устинов

DSCF1392
Солист группы «Русский стяг» Евгений

Соратники Московского отдела Русского Объединенного Национального Альянса организовали на вечере сбор средств для узника совести аспиранта МГУ Виктора Луковенко, отбывающего в колонии строгого режима срок в семь с половиной лет за преступление, которого он не совершал. Всего было собрано пять тысяч рублей. Все средства будут в ближайшее время переданы родственникам Виктора. Мы благодарим всех, оказавших поддержку! Один за всех – все за одного!

Пресс-служба МО РОНА, 04.02.13г.

Очередной вечер поэта Николая Боголюбова состоится в Москве 22 июля.

22 июля с.г., в воскресенье, в Москве состоится очередной вечер русского поэта Николая Боголюбова.

Место проведения: зал ВООПиК, Гагаринский переулок, дом 4 (проезд до станции метро "Кропоткинская", первый вагон из центра, 5 минут пешком). Начало в 17.00. Стоимость билета: 300 рублей, оплата при входе.


Информационная служба братства, 09.07.12г.

На родине Ульянова-Бланка запрещают русскую поэзию.

Прокуратура Ульяновской области направила в суд иск о признании экстремистским поэтического сборника "Запрещенные стихи", сообщает ИАЦ "Сова".

Его авторы: Леонид Корнилов "666", "Чужие в доме"; Александр Трубин "Вечная беда"; Алексей Серенин "Ночь негодяев", "Блуд на крови"; Эдди Эриксон "Конец света"; Николай Боголюбов "Русскому народу"; Клим Григорьев "Песнь жидовья"; Вещий Олег "Иду на Вы!", "По Руси гуляет смерть!"; Евгений Гусаченко "Присмотрись к Давыдовой звезде"; Александр Фил "Совесть нации"; Валерий Хатюшин "Кровь детей" и другие. 

"Запрещенные стихи" попали в поле зрение прокуратуры во время мониторинга интернета. В ходе проверки, было обнаружено, что один из жителей поселка Кузоватово выложил сборник в сеть.

По материалам Rusimperia.Info

Редактор газеты "Наша страна" Николай Казанцев. "Патриарх Русской Зарубежной публицистики".

Со смертью 19 июня в Париже “Владимира Рудинского” осиротела не только “Наша Страна”, в которой он сотрудничал с самого момента её рождения, - то есть на протяжение 63 лет! – случай, пожалуй, без прецедентов в истории мировой публицистики. Осиротела и русская политическая эмиграция в целом, чьим глашатаем и компасом он десятилетиями несомненно являлся.

Мужественный участник Русского Освободительного Движения 1941-45 годов; активнейший монархический деятель; верный сын не продавшейся Путину Зарубежной Церкви; талантливый писатель; крупный ученый-лингвист, владевший десятками языков, обладавший энциклопедическими познаниями и совершенно феноменальной памятью; поразительно работоспособный труженик, не переставший писать до последнего дня своей долголетней жизни, Даниил Фёдорович Петров представлял собою целую эпоху в жизни русской политической эмиграции, являлся её богатейшим олицетворением.

Даниил Федорович родился в Царском Селе 3 мая 1918 года (в то время это было «Детское Село»; нелепое название «Пушкин» присвоили перед самой Второй Мировой). Сын врача, он окончил там десятилетку. А потом в Ленинграде - филологический факультет, где изучал романские языки.

После начала советско-германской войны, отец с матерью оказались, как и он, в оккупированной зоне, но дальше они потеряли друг с другом связь навсегда. У него было два старших брата, оба женатые и с детьми. Один - инженер на большом заводе в Ленинграде. А другой - профессор в Воронежском университете, генетик, работавший, в разное время, с Вавиловым и с Мичуриным, боровшийся с Лысенко и Ко, и малость пострадавший, но выкрутившийся.

В советскую армию Даниила Фёдоровича мобилизовать не успели: наступление немцев оказалось слишком быстрым (а до того была отсрочка как студента). Стремясь бороться за освобождение России от коммунизма, он поступил в Вермахт переводчиком, но потом перешёл к испанцам, в легендарную «Голубую Дивизию».

Про ту пору он мне писал 2.6.96: «Хвастаться подвигами, причем многолетней давности, мне было бы как-то даже смешно. Но как факт: я ведь служил у немцев, а часть времени у испанцев. Вы знаете, что испанцы, в самом деле, народ бесстрашный. И мне уж никак нельзя было от них отставать. А когда имел дело с немцами, то тут уж, из национальной гордости, надо было показывать при каждом случае, что русские никак не хуже них; но это уж было сравнительно и легко. Однако, чем я отчасти и впрямь горжусь было то, что после войны, в проклятые годы Liberation, когда наших выдавали и травили как зайцев, и многие, - с полным основанием, так что нельзя было и осуждать, - были совершенно морально раздавлены, я активно действовал, стараясь людей спасать, и кроме того писал в антикоммунистической печати; это уж, бесспорно, - одним из первых из новой эмиграции!».

И еще он вспоминал о Голубой Дивизии: «Курьезно, что её бойцы чувствовали себя отчетливо преемниками воинов старой Испании. Они часто вспоминали фразу: “En el imperio español nunca se pone el sol”. И то, что испанская пехота считалась в своё время лучшей на свете. Так что я каким-то краем приобщился к тому миру, который воскресает под пером писателя Перес-Реверте в его саге о капитане Алатристе… Хотя знамя у нас было не то, которое он описывает, а флаг современной Испании. Странное дело, я этот флаг, когда случается, не могу видеть без волнения; в сознании сразу оживает прошлое».Немцы испанцев не любили и организовали арест всех русских, служивших в Голубой Дивизии, ища фантастических заговорщиков. Вот тогда Даниил Фёдорович, как он неоднократно рассказывал, попал в руки бывшего энкаведиста и будущего руководителя партии солидаристов НТС, в тот момент служившего внацистском СД, - Николая Николаевича Рутченко-Рутыча. В результате, Даниил Фёдорович был им отправлен в лагерь смерти в деревне Натальевка. Однако приехала комиссия из двух молодых немецких офицеров, проверять дела заключенных и не найдя в его «деле» никаких правдоподобных обвинений, Петрова освободили (а потом этот барак сгорел, и все заключенные с ним…).

Вернуться в «Голубую Дивизию» ему не дали, а направили в отдел пропаганды. Сперва переводчиком, а потом главным образом журналистом в издававшихся по русски антикоммунистических газетах в оккупированной части СССР. Там же работали Н. Н. Лихачёв (позже, под псевдонимом Светланин, редактор журнала «Посев», Н. И. Поляков (позже эмигрантский журналист под именем Н. Осипов; солидарист, потом отколовшийся), Ф. И. Горб (позже священник и писатель Фёдор Горб-Кубанский), Д. Токарев (писавший вовремя войны как Дмитрий Доля, позже в Канаде). Их начальником был немецкий офицер, который в русских делах ничего не смыслил, только строго следил за дисциплиной, а им не мешал. Но кадры подобрал довольно-таки блестящие, судя по их дальнейшей судьбе.

Оперировали близ фронта в разных городах и местечках; долго стояли в Тосне, 50 километров к югу от Питера. Когда фронт покатился назад, ихпереправили в Латвию, в Двинск. А потом уже в Берлин, где их передали в Винету, отдел по русским и советским делам при министерстве Пропаганды. Название было дано в честь легендарного славянского города в Германии, затопленного морем. В Берлине Даниил Фёдорович работал также переводчиком и по всякой литературной работе, вплоть до его падения – пережил там самые страшные бомбардировки. В последний момент, когда все бежали, он, с одним из сотрудников, сожгли в бюро на Мюнцштрассе брошенные дела с именами и фотографиями служащих, чтобы не попали в руки большевикам.

Из окруженного Берлина он бежал на Запад, пристал на время ко группе французов, добрался до речки Мюле,- а за ней стояли американцы. Чудом смог перейти и выдал себя за француза; его отправили во Францию. Там прошёл три лагеря для Ди-Пи – перемещённых лиц, - последний в Париже на улице Леру. Выйдя, поселился в русском общежитие на улице Шато де Рантье; работал в библиотеке Школы Восточных Языков. Через корниловского полковника М. Н. Левитова, которого знал по Берлину и встретил придя в церковь на улице Дарю, познакомился с писателем Р.Б. Гулем, а через того с историком С.П. Мельгуновым: сотрудничал в его журнале. Потом перешёл в журнал конституционных монархистов Е. А. Ефимовского. Мельгунов и его друзья организовали комитет, более или менее подпольный, по помощи новым эмигрантам; Даниил Фёдорович туда направлял людей, которые бы иначе дорогу к нему не нашли. Многим помог.

После войны совпатриоты очень на «Рудинского» охотились; но он им втирал очки, что будто родился в Латвии, в семье эмигрантов. И, при разговорах, будто с увлечением начинал рассказывать как хорошо жилось в Латвии и вставлять фразы по латышски. Тут они чесали голову и донести как на советского подданного не решались. Впрочем, французы выдавали вообще не очень охотно – не чета англичанам. Те уж старались…

Кстати, у Даниила Фёдоровича имелись серьезные доказательства причастия Николая Рутченко-Рутыча к насильственным выдачам русских антикоммунистов Советам после войны.

«Рудинский» писал во множестве журналов выходивших в лагерях Ди-Пи – в Германии, в Италии, особенно у Н. Н. Чухнова, впоследствии редактора нью-йоркского монархического журнала «Знамя России». С Иваном Солоневичем завязал переписку, когда тот был еще в Германии. Первая статья Даниила Фёдоровича под псевдонимом«Рудинский» появилась в «Нашей Стране» No 6, от 11.11.1948 (!) В Париже он активно участвовал в общественной жизни, выступал на собраниях, делал доклады. А также проучился два года в Богословском Институте на улице Криме, находящимся в юрисдикции Парижской Архиепископии. Потом его исключили - фактически за то, что поехал в Брюссель на съезд имперцев, не испросив разрешения, хотя это было во время каникул. Там познакомился с монархическим деятелем Н. Н. Воейковым, с которым у него завязалась дружба на всю жизнь. Затем поступил во Школу Восточных Языков, где изучал малайский, и её окончил. Лингвистикой занимался всю жизнь. По Ленинградскому университету знал языки: французский, испанский, португальский, итальянский, румынский, латынь, английский. По Школе Языков – немецкий. Позже изучал многие другие, включая малайско-полинезийские. Кроме «Нашей Страны», он писал в парижских «Возрождении» и «Русском Воскресении», нью-иоркских «Знамени России», «Новом Журнале» и «Новом Русском Слове», санфранцисской «Русской Жизни», канадском «Современнике», мюнхенском «Голосе Зарубежья», буэносайресском "Вестнике" донского полковника В. В. Шапкина. Был представителем на Париж Высшего Монархического Совета и монархической подпольной организации «Русские Революционные Силы». Её центр находился в Греции и возглавлялся Николаем Валерьевичем Шейкиным. Шейкин был арестован за участие в монархическом заговоре в пользу короля и приговорен к пожизненному заключению. Но после был выпущен как тяжело больной сердцем.

Даниил Фёдорович вёл большую научно-исследовательскую работу. Несколько лет трудился во французском Centre de Recherches Scientifiques, а потом в отделе американского Иельского университета. Там делал резюме научных статей из журналов и книг на десятках разных языков, - по лингвистике, истории, литературе и пр. Как он сетовал, платили, - особенно французы, - гроши. Эксплоатировали иностранных студентов и беженцев.

Работы Даниила Фёдоровича в области лингвистики (он занимался сопоставлением австронезийских и индоевропейских языков), - увы, доселе не обнародованные, - имеют не только научное, но и богословское, религиозное значение, доказывая существование первоначального единого языка человечества, исходящего от одной, и очевидно небольшой, группы. Если не из единой пары. А научное доказательство,что некогда был единый язык у человечества (а значит и общие предки) было бы свидетельством об истинности библейского повествования. И, следовательно, подтверждением христианству. Статья об этих изысканиях была им напечатана в журнале Orbis, в Лувене, tome XVI, No 2, еще в 1967 году. Потом он многое уточнил.

Один момент работал из Парижа на американском радио в Мюнхене; его завербовал писатель Гайто Газданов. Но возглавителям радиостанции он не подошёл, ни они ему; не из-за качества, конечно, а из-за политических взглядов. Когда в 1960 г. в Париже ожидался приезд Хрущёва, Даниил Фёдорович, в числе других антикоммунистов, был арестован французской полицией и сослан на Корсику, в город Иль Русс, как опасный для советских главарей монархист. После этого, когда кто из большевицких "вождей" приезжал во Францию, Петрова заставляли являться в участок расписываться.

Даниил Фёдорович создал монархическую группу новых эмигрантов, написавшую обращение Князю Владимиру Кирилловичу. И организовал приём в русской гимназии в предместье Парижа Отейле, где глава Династии встретился с новой эмиграцией. Присутствовали казаки, крымские татары, армяне, власовцы и участники других антикоммунистических воинских формирований.

Всю жизнь Даниил Фёдорович служил своим монархическим убеждениям и ни одной строки не написал, за которую мог бы стыдиться. А о выгоде своей никогда не думал. После выхода в свет в 2005 году словаря «Русские в Северной Америке» двух Александровых, он мне написал: “Мои анкетные данные которыми горжусь!): Служил в Голубой Дивизии, служил в немецкой военной пропаганде, потом в министерстве пропаганды в Берлине, состоял во многих антисоветских монархических организациях. У нас ведь выходит: все эмигрантские писатели второй волны “вывезены насильно”. А это враки!” В 1995 году в московском издательстве “Звонница-МГ», тиражем в 25.000 экземпляров, - вскоре разошедшихся, - вышла в свет его книга “Страшный Париж”.

На родине автора, в библиографическом справочнике “Литература и искусство” о ней писалось: “Этот уникальный, написанный великолепным языком и на современном материале, «роман в новеллах» можно отнести одновременно к жанрам триллера и детектива, эзотерики и мистики, фантастики и современной “городской” прозы. Подобная полифония в одной книге удалась автору благодаря лихо “закрученному” сюжету. Эзотерические обряды и ритуалы, игра естественных и сверхъестественных сил, борьба добра и зла, постоянное пересечение героями границ реального мира, активная работа подсознания, - вот обшая концепция книги. Герои новелл “Любовь мертвых”, “Дьявол в метро”, “Одержимый”, “Вампир”, “Лицо кошмара”, “Египетские чары” и др., оказываясь в водовороте загадочных событий, своими поступками утверждают: Бог не оставляет человека в безнадежном одиночестве перед лицом сил зла и вершит Своё высшее правосудие””.

Литературный критик Николай Пальцев писал в журнале “Диапазон”: “Автор “Страшного Парижа” и большого числа изящных фантастических рассказов-миниатюр, Владимир Рудинский органично сочетает в своём творчестве разные и несхожие мотивы европейского (и не только европейского) фольклора, смело обращается к бродячим сюжетам и персонажам накопленного человечеством за века своего существования гуманистической культуры, неизменно высвечивая в освященных веками традиции образах и фигурах нестареющее и актуальное для наших современников”.

Кроме “Диапазона”, Даниил Фёдорович также печатал свои новеллы в редактируемом писателем Владимиром Семёновичем Батшевым, франкфуртском журнале “Мосты”. Он делился со мной 12.1.2007: “Если Вы читаете мои рассказы в “Мостах” могу Вам сделать пояснения. Под Майдановичем выведен критик Адамович; а под Грановой – общественная деятельница Софья Зернова. А метро, где ловят Майдановича - то, где в действительности находится главная масонская ложа в Париже. Так что это вроде roman a cle.

В рассказе “Ночь на Монмартре” речь, понятно, о солидаристах”. В первые десятилетия эмиграции Даниил Фёдорович жил часто впроголодь, все средства и свободное время отдавая служению России и монархической идее. И на протяжение 20-ти лет работал ночным сторожем. Он! Который сделал бы честь любой академии наук! Невезение в профессиональной жизни (да и в личной, - он не имел семьи), можно отчасти отнести за счёт его весьма тяжелого характера. Но главными факторами несомненно были та травля и то замалчивание, которым он всю жизнь подвергался со стороны масонского фланга русской эмиграции во Франции. Так он и остался - непризнанным гением.

Теперь, после его смерти, чтó станет с его архивом, который редактор «Вестника РХД», Никита Струве, отказался принять для передачи солженицынскому Дому Русского Зарубежья? Этот вопрос весьма тревожил покойного. В особенности, потому что часть его архива уже была один раз истреблена. Об этом эпизоде он мне писал так: «Безнадежно ранен нестерпимой болью в сердце из-за разгрома учиненного у меня на квартире в начале 1999-го года якобы дружившей со мною И. Паниной (вдовой солженицынского Сологдина), когда я находился в госпитале». Дело в том, что он десятилетиями собирал журналы, где сотрудничал. Уникальные, нигде не сохранившиеся. На машинке, потом типографским способом, - Чухнова в германских лагерях, Ефимовского в Париже, Сакова в Италии, Шапкина в Аргентине, по французский “Russie-URSS” Майера, и многое другое, всего не пересчитать, чего нет и не будет ни в одном архиве, о чем в России никто не слышал. Это была его гордость и радость, что он всё это сберег для России. Какой-нибудь Эммануил Штейн, собрав сотую долю таких материалов, сделал себе на этом карьеру. А у него была собрана вся монархическая мысль эмиграции за целый период жизни целого поколения!

Даниил Фёдорович мне жаловался: “Это такое преступление, какому и имени нет! Как я мог подумать, что посланные И. Паниной люди откроют стенной шкаф, всё вытащат и уничтожат? В больнице, перед операцией, думая что могу умереть под ножём, я Паниной, - и всем, кто меня посещал, - говорил, что лишь бы сберегли мой архив, что это огромные культурные и исторические ценности, а она послала двух своих клевретов, которые всё уничтожили”.

Даниил Фёдорович писал под целым рядом псевдонимов: Владимир Рудинский, Аркадий Рахманов, Геннадий Криваго, Виктор Штремлер, Елизавета Веденеева, Савва Юрченко, Вадим Барбарухин, Гамид Садыкбаев… И сам над собой подтрунивал по этому поводу. Он мне писал 10. 8. 1996: “Мои холуи: Савка, Аркашка, Геннашка, да и Елизаветка, - могут при случае, со мною спорить или мои высказывания дополнять. Но хвалить меня они не должны; иначе, в случае разоблачения, получится очень стыдно и позорно; что я сам себя, под псевдонимами, выдвигаю и поощряю. Забавна мне карьера Елизаветки. Она, как говаривал Пушкин: Все сердца пленеят эти, Те, те, те и те, те, те. Витька Штремлер, по-моему, не в свое дело полез: про Умберто Эко скорее бы уж мог писать Геннашка, который живёт в Италии, знает по итальянски и интересуется литературой. Вот он-то уж наверняка Эко читал, - и в подлиннике”.

Свою страсть к употреблению псевдонимов, он объяснял мне так: “Этот вопрос является необычайно болезненным для подсоветских, включая диссидентов. Вы помните истерические упреки национал-большевика Куняева, обличающего меня в трусости за то,что я пишу под псевдонимами. Повидимому Назаров ему сказал, что я в «Нашей Стране» пользуюсь многими. Но мы все, вторая эмиграция, меняли и паспортные имена и имена для печати. Весьма понятно, у каждого оставались в СССР родные и друзья, которых по тамошним законам вполне легально можно и должно было свирепо наказать за наши грехи. Потому и Башилов и Лидия Норд и Гротов-Ростов скрывались за псевдонимами.

Ширяев был сперва Алымовым, а если потом расхрабрился, то оттого, что всю семью вывез за границу. Могу уточнить, что Сергей Петрович Мельгунов, человек абсолютно бесстрашный и с опытом подпольной работы, когда я принёс ему статьи, мне велел выбрать псевдоним. Как он объяснил, не хотел брать на себя ответственность, если я пострадаю из-за сотрудничества в его «Свободном Голосе» (менявшем, впрочем, названия, от номера к номеру, так как советский посол Богомолов требовал запрещения, и французы ему уступали)».

До последнего издыхания Даниил Фёдорович сохранял верность памяти Князя Владимирa Кирилловича. Но был весьма разочарован действиями его потомков. Вот, что он мне писал 3. 2. 1999: “Самое ужасное – поведение Церкви. В России патриарх Алексий явно делает ставку на большевиков, и ужасно, что он сумел подчинить своему влиянию и сбить с толку Династию. Мне от Династии был сделан строгий выговор. А затем, (секретарь Марии Владимировны) Закатов и Вуич прекратили со мною общение.Так что я и сделать ничего не могу. Должен наблюдать пассивно, как воз валится в пропасть… Ну, что я мог, я сделал. И в награду получил лишь оскорбления”.

А пять лет спустя, 20.8. 2004 снова сетовал: “”Предтеченский Листок” Вуича решительно ориентируется на объединение с Московской Патриархией. Что очень неприятно. Еще хуже дружеские отошения Марии Владимировны с патриархом Алексеем. Как-никак, он – бывший сексот”.

Незадолго до кончины, Даниил Фёдорович мне поведал, “Смотря на прошлое, вижу много грехов и ошибок (о чем горько сожалею…). Но подлого, позорного, бесчестного – такого не было, боронил Господь». А мужественного, благородного, самоотверженного, - скажем от себя, - было страсть сколько!

Так помолимся об упокоении души верного сына Исторической России, раба Божия Даниила. Да будет ему пухом чужая земля.

pereklichka.livejournal.com

27 февраля в Москве состоялся вечер поэзии Николая Боголюбова.

27 февраля с.г. в Москве, в Доме Союза писателей, состоялся очередной вечер поэзии Николая Боголюбова…

Начал вечер Николай Боголюбов с чтения своих столь полюбившихся соратникам стихов. Отчетливой нитью прослеживалась в них любовь к России исторической, как противовес поклонению апостасийного общества идолу советчины во всем ее богоборческом оскале.


Поэт Николай Боголюбов

Важнейшей деталью, на которую обратил внимание Николай Боголюбов в ходе своего выступления, было объяснение сущности совдеповского режима, основанной на формировании целого пласта лжеценностей, лжедуховности и лжекультуры… Ядро этого пласта – подмена жизни церковной на следование сергианскому лжеучению, ведущему к тотальному духовному порабощению путем признания общих радостей с богоборцами вместо проповеди Истины Христовой… 

Сергианская же лжецерковь, признав советскую власть «не за страх, а за совесть», громогласно пела ей «многая лета», вознося славословия в адрес палача и богоборца Сталина-Кобы. Выйти же из этой бездны греха и тотального порабощения невозможно без искреннего покаяния и обращения ко Господу.

Стоит отметить, что из зала периодически раздавались реплики непонятно ради какой цели пришедших на вечер советских псевдопатриотов, как такового смысла в их словах не было никакого, но они послужили прекрасным подтверждением ущербности психологии совдеповских клевретов…

В ходе вечера также выступил ряд национал-патриотических деятелей, таких, как Вячеслав Демин, директор книжного издательства и магазина «Кифа» Сергей Канаев, рассказавший о продолжающихся в его и его соратников адрес гонениях со стороны системы, лидер РФО «Память» Георгий Боровиков, атаман Сергиево-Посадской казачьей станицы П.К. Турухин и другие соратники по национально-освободительной борьбе…

 
Директор "Кифы" Сергей Канаев и Вячеслав Демин

 
Атаман П.К. Турухин

Зал был заполнен фактически полностью. На вечере распространялась национал-патриотическая литература, в том числе и воззвание, подготовленное нашим братством…

Отбоя не было, борьба продолжается!

Информационная служба братства, 01.03.11г.