Category: дети

В Росгвардии назвали справедливым жесткий приговор за твит о детях силовиков

В Росгвардии одобрили жесткий приговор блогеру Владиславу Синице, который был осужден на 5 лет колонии общего режима за пост в Twitter о деанонимизации детей силовиков. Официальный представитель силового ведомства Валерий Грибакин заявил телеграм-каналу «Подъем», что приговор соответствует содеянному.

«Мы считаем, что приговор справедливый, поскольку угрозы в адрес детей сотрудников, которые звучали у блогера, это серьезная вещь. И, на мой взгляд, наказание соответствует тому поступку, который он совершил», — сказал Грибакин.


Ранее Пресненский районный суд Москвы признал Синицу виновным в экстремизме. По версии следствия, 30-летний житель Люберец под псевдонимом Макс Стеклов опубликовал в Twitter сообщение, в котором «фактически призвал к насильственным действиям в отношении детей правоохранителей».

«Медиазона» ранее приводила выдержки из материалов дела. Синица, в частности, в одном из комментариев написал следующее: «Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребенок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы. Вместо ребенка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео. Вы как будто первый день на свете живете, задавая такие вопросы!)».

В качестве свидетелей выступили сотрудники Росгвардии, которые работали на протестных акциях в Москве и видели указанный твит. С их слов, пост блогера принес им моральные страдания и заставил опасаться за жизнь детей.

Известно, что защита блогера намерена обжаловать решение суда.

znak.com

Омбудсмен отказалась заниматься делом осужденной за репост воспитательницы

Курганский детский омбудсмен Алена Лопатина заявила, что не будет брать под свой контроль историю с воспитательницей садика, которой дали срок за репост видео с издевательствами над ребенком. Об этом она сказала радиостанции «Говорит Москва».

По словам уполномоченного, своими действиями женщина сама нарушила права ребенка. «Я не знаю, что она хотела, но суд принял решение, и обсуждать его я, безусловно, не намерена. Во-вторых, моя задача — защищать права детей, а не тех, кто нарушает эти права (...). На каком основании я должна следить за ее судьбой?» — отметила Лопатина.


Она подчеркнула, что ролик с издевательствами давно удален из интернета.

По информации «Четвертого канала», 8 ноября Катайский районный суд Курганской области приговорил жительницу Екатеринбурга Евгению Чудновец к шести месяцам заключения за сделанный год назад репост во «ВКонтакте». В сообщении содержалась ссылка на видео, на котором снят со спины голый ребенок в туалете в детском лагере в Катайске. «Не оглашая подробностей, заметим: у просматривающих этот ролик должно складываться впечатление, что разделся мальчик не по своей воле. Более того, над ним издевались вожатые, которые снимали свои развлечения», — отмечает «Новый день».

В интернет видео попало после того, как его автор потерял телефон, на котором была запись. Ролик опубликовал пользователь с вымышленным именем (его уголовное преследование не коснулось). Чудновец, у которой трехлетний сын, признали виновной в распространении детской порнографии. По словам осужденной, репостом она хотела привлечь внимание к произошедшему.

За издевательство над ребенком и съемку этого процесса Катайский суд ранее приговорил вожатых к шести и трем годам соответственно. Для Чудновец прокурор просил пять лет лишения свободы.

lenta.ru

Воспоминания баронессы Марии Дмитриевны Врангель

1108Баронесса Мария Дмитриевна Врангель (до брака Дементьева-Майкова) родилась 18 апреля в 1858 года. Мать главнокомандующего Русской армией Петра Николаевича. В 1920 году бежала из Петрограда в Финляндию и позже переехала в Сербию. Умерла 18 ноября 1944 года в Брюсселе.

“Если бы каждый из нас, очевидцев эпохи большевизма, хоть бы один факт, им пережитый или ему достоверно известный об изуверствах большевиков, — занес бы на страницы печати, какой бы грандиозно-чудовищный памятник современным «героям», исчадиям ада, был бы оставлен потомству! Бежала я из Петрограда в конце октября 1920 г., стало быть, пережила там эпоху разгара расстрелов: после убийства Урицкого было расстреляно несчетное число лиц, преимущественно офицеров, хотя Урицкий был убит евреем, ничего общего с офицерской средой не имевшим. Затем настали бесконечные кронштадтские расстрелы, далее — уничтожение целого ряда выдающихся деятелей кадетской партии, объявленных вне закона. Расстрелы без всякого предъявления обвинения Великих Князей: Павла Александровича, Николая и Георгия Михайловичей, Дмитрия Константиновича. Расстрелы после убийства Володарского и т. д. — несть числа. Людей расстреливали, как воробьев. До этого томили в тюрьмах и истязали. Всё это совершалось на почве политического и классового изуверства. Воздух, насыщенный кровавыми миазмами, отравил и огрубил душу и сердце простого, полудикого русского человека, по существу, несомненно, добродушного и, как казалось до сих пор, богобоязненного. Нижеследующий мой рассказ — яркая иллюстрация чудовищного озверения человека в дни большевизма. Этот характерный эпизод — трагический расстрел, при потрясающей обстановке, нашего племянника, барона Г.М. Врангеля.

Барон Георгий Михайлович Врангель, владелец большого имения Торосово близ станции Волосово Балтийской ж.д., в двух половиной часах от Петрограда, — жил в деревне безвыездно. Он был удивительно добродушный, безобидный человек, политикой не занимался. Образцовый семьянин, увлекался молочным хозяйством. Был любим крестьянами. В дни подхода красных войск к Ямбургу по пути то и дело этделялись небольшие отрядики, расползались по деревням и, етобы потешиться, грабили и убивали помещиков. Однажды в зимнюю ночь, очень морозную, один из таких этрядиков пробрался в Торосовский парк и через террасу ворвался в дом, выбив окна. Перепуганная семья, состоявшая из семидесятилетней старухи-матери, племянника, его жены и четверых детей мал-мала меньше, бросилась, в чем были, в комнату, где уцелели стекла, и заперлась на замок. А буйная ватага носилась по дому и подвергала грабежу и разрушению всё, что было под рукой: взламывала ящики, содержимым наполняла карманы, вязала в узлы. Висевшим по стенам изображениям предков зачем-то повыкололи глаза. Разбивали в мелкие куски Севрский фарфор. Прекрасную мебель XVIII столетия превращали прикладами ружей в щепы. Рояль разбили вдребезги. Когда уничтожать ничего не осталось, хватились хозяев. Наткнулись на запертую дверь. Бросились разбивать уцелевшие окна. Как ураган влетели в комнату, где, полумертвые от перепуга, сидели, прижавшись друг к другу, несчастные родители и дети. Красноармейцы крикнули: «А где же мерзавец этот?» — и, увидев племянника, вытащили его, поставили к стенке, прицелились и, несмотря на отчаянные крики жены и матери и плач детей, выстрелили, но промахнулись, раздробив лишь руку, которая повисла, как плеть, выстрелили вторично и убили его наповал. Старуха-мать, бросившаяся к сыну, тут же свалилась без чувств. Оторвали жену племянника от детей, выгнали на мороз, объявили ей, что может идти на все четыре стороны, детей не дадут. «А кто посмеет ее взять в хату, — крикнул главарь, -хату спалим». Тут же стоявшая дворня и любопытствующие безмолвствовали. Дети, старшему — семь лет, младшему — один год, как затравленные зверьки, забились в угол и, как рассказывала мне мать, сами себе зажимали рот ручонками, чтобы не кричать. Их вытащили из комнаты и, что бы за потеху придумали с ними — не знаю, но только староста, старик, живший в доме 45 лет, бросился в ноги разбойникам и стал молить отдать детей ему. «Ну что ж, коль охота, — бери щенят к себе», — смилостивились они. Заикнулся было старик: «Нельзя ли, мол, позвать священника». — «Тащи, тащи, шута горохового, — крикнули они. — Здесь деревьев много, пусть попляшет на первом суку…» «А хоронить мы будем сами. Барону и честь баронская», -объявили они… и швырнули покойника на балкон, совсем обнажив его. Несчастная жена его всю ночь провела в лесу, под деревом. Старик-староста хоть успел ей сунуть теплый платок, чтобы на лютом морозе укрыться немного. Как стало светать, она поплелась в женский монастырь, расположенный вблизи. Там монахини отогрели и накормили ее. Прожив у них три дня, она решила пойти справиться о детях, а также хотела узнать, где похоронен ее муж. На заре, крадучись, она пробралась к старосте. От него узнала, что тело до сих пор не похоронено, валяется на террасе, но, по-видимому, сегодня что-то будет, так как с вечера понаехала целая ватага. Племянница моя умолила старика дать ей возможность хоть одним глазком взглянуть, что будут творить с ей дорогим трупом. Старик дал ей теплую кофту своей старухи, голову она закутала в теплый платок и замешалась в толпу любопытствующих. Долго пришлось ждать, пока это отребье рода человеческого изволило проснуться. И вот, один за одним, повыползала разбойничья ватага на террасу. Втащили ящик, наскоро сколоченный из досок. С прибаутками и хохотом подняли закоченелый труп, поставили его; двое для поддержки подхватили его под руки. Так как, вероятно, широко застывшие глаза смущали их, один подошел и проткнул чем-то покойнику глаза. В полуоткрытый рот вставили окурок. Всё это сопровождалось диким хохотом и цинич-ными остротами. Затем раздалась команда, все схватились за руки и в сатанинском экстазе, распевая садистские песни, изуверы кружились и плясали вокруг трупа, как исступленные. Были ли они пьяны с утра или зверство опьянило их — не знаю. Намаялись. Раздалась команда: «Вали, вали его». Так как ящик оказался коротковат, они с гиком стали труп туда забивать прикладами, как тушу. Новый окрик: «Становись в очередь». Распорядитель подошел и плюнул. «Барону — баронская честь», — гаркнул он. То же проделали за ним остальные. На этом «церемониал» был закончен. «Церемониймейстер» обратился к глазеющим: «Эй, кто хочет, тащи эту падаль в помойную яму», — и с грохотом и улюлюканьем, со всего размаха, по ступеням террасы скатили ящик в сад. Подошел старик-староста, за ним, цепляясь, детишки, втащил ящик на приготовленные им розвальни. Усыпал ящик еловыми ветвями… Взял годовалого на руки, других посадил подле ящика и пошел хоронить поруганного… Выражение лица рассказывавшей мне это жены его, без единой слезинки, неописуемо и незабываемо… Этот рассказ подтвердил мне и дополнил старший брат покойного, вскоре последовавший за ним. Спустя два месяца он был призван для регистрации. Вступить в красную армию отказался и, как контрреволюционер, был расстрелян. Злоключения несчастной женщины с расстрелом мужа не кончились. Выгнанная из имения, с четырьмя детьми, она перебралась в Петроград. И вот, неся усиленную физическую работу, стоя в хвостах, живя с детишками впроголодь, изнемогая от холода, она влачила свои печальные дни. Я никогда не забуду, как однажды она навестила меня. Зеленая, изможденная, унизанная детьми: один на одной руке, другой на другой и два держались за платье. Старший, семилетний мальчик, обожал отца. От нервного потрясения, плохого питания он таял с каждым днем и, наконец, заболел дезинтерией. Лечить его дома и питать — средств не было, и несчастная мать, заручившись содействием знакомого доктора, поместила ребенка в больницу. Положение его было очень серьезное. Высокая температура вконец изнурила его хилое тельце. Мальчик метался, в бреду неустанно призывал отца. Несмотря на самое внимательное отношение врача, он, видимо, угасал. Как-то раз, придя в сознание, мальчик, увидев плачущую мать, сказал: «Мамочка, милая, не плачь, я к Боженьке приду, там папочку увижу». И вот однажды вечером, во время обхода доктора, в присутствии сиделки доктор с сердечным участием сказал матери: « Мне больно Вас огорчить. Положение ребенка безнадежно, он едва ли доживет до утра». Молча пожала она его руку. Доктор ушел. Несчастная мать припала к ребенку, осыпая его поцелуями. Как вдруг над ухом ее раздался резкий, вульгарный окрик сиделки: «Ну, будет, будет лизаться!» — и она, схватив ребенка за ноги, потянула его. Ребенок вздрогнул, он еще дышал, держал мать за руку. На встревоженный вопрос потрясенной горем матери: «Бога ради, оставьте, что вы хотите делать с ним?» Сиделка грубо крикнула: «Да нешто не слышала, доктор сказал, что ему крышка, сейчас ноги протянет. Что место-то занимать, чего тут возжаться? Новой дохлятины понатащили во сколько, местов больше нет». И, несмотря на отчаянные мольбы матери, вырвала ребенка из ее рук и потащила в мертвецкую. Мать бросилась за ней. Добежав, она увидела потрясающую картину… В комнате лежали горы обнаженных трупов, которые, за недостатком перевозочных средств и гробов, ждали очереди быть похороненными. Среди них было много уже разложившихся, воздух стоял смрадный. Отыскав своего ребенка, она взяла его в свои объятия… По счастью, через полчаса он умер. Подобными иллюстрациями, рисующими злосчастное существование обывателей нашей Страдалицы-Родины, можно бы наполнить целые тома. Конечно, каждый из нас знает, что террор — это только один из острых шипов тернового венца нашей Отчизны”. “Люди-Звери”.

Опубликовано: “Русская летопись”, Париж.
Издание “Русского очага” в Париже, кн. 6, 1924, стр. 161-166.

belrussia.ru
rpczmoskva.org.ru

2 июня с.г. соратники МО РОНА почтят память жертв трагедии под Лиенцем.

44481188_4552901392 июня с.г. соратники Московского отдела РОНА проведут мероприятие памяти героев антибольшевицкого сопротивления (а также их жен и детей), выданных большевикам под Лиенцем (1 июня 1945 года). Заявки на участие принимаются по телефону: 89154528201, e-mail: stmvl@yandex.ru, а также через администраторов наших групп в социальных сетях.

«…Обманом, предательски английские военные заманили 35 тысяч казаков с жёнами и детьми, 2.200 офицеров, среди них генералов П. Н. Краснова, С. Н. Краснова, Доманова, Тихацкого, Головко, Силкина, Тарасенко, Васильева, Султан Келеч Гирея, а также Гельмута фон Паннвица, командовавшего русским казачьим корпусом, в настоящую ловушку в Альпах, в районе Лиенца. Никто тогда не знал о секретной договорённости Сталина с союзниками о том, что все русские - противники большевизма, особенно те, что взяли в руки оружие - должны быть выданы Совдепии для мести на расправу. Казаки верили офицерам королевской армии Великобритании. Сначала, 28 мая 1945 года, всех офицеров пригласили якобы на совещание к маршалу Александеру. Те, поверив, поехали. По дороге их окружили английские танки и тут же всех передали советским… 29 мая англичане объявили лагерю казаков, что они могут вернуться на родину. В лагере появились чёрные флаги и транспаранты с надписями: «Лучше смерть, чем возвращение в Советский Союз». Первого июня с утра перед бараками на открытом помосте казачьи священники служили Божественную литургию. Появились англичане с грузовиками и танками и потребовали, чтобы все садились в грузовики. Никто не двинулся с места. Служба продолжалась, люди стали петь заупокойные молитвы по себе, священники подняли кресты. Тогда английские солдаты бросились на безоружных казаков, избивая их прикладами винтовок, а иной раз протыкая штыками. Началась свалка. Опрокинулся помост и на земь упала, пролившись, чаша с уже пресуществлёнными Святыми Дарами!.. Кое-кому удавалось вырваться из кольца окружения. Казачки взбегали на мост через реку Драву и бросали в воду своих грудных детей, бросаясь туда же и сами. Некоторые казаки застрелили своих жён и детей, а потом – себя. В течение 1 и 2 июня 1945 года всех оставшихся в живых силой всё-таки вывезли и выдали красным…» (прот. Лев Лебедев. “Черно-белый крест…”).

Пресс-служба МО РОНА, 30.05.13г.

18-летний узбек зверски убил молодую мать и годовалого ребенка.

В Подмосковье за убийство молодой матери и ребенка задержали 18-летнего приезжего из Узбекистана, сообщает Life News.

Как установили следователи, 9 ноября убийца встретил 30-летнюю Елену К., прогуливавшуюся с годовалым ребенком в лесочке у поселка Поведники Мытищинского района.


«Между молодой женщиной и подростком произошла ссора. В результате он задушил ее поясом от куртки, а ребенка ударил головой о дерево», - сказал представитель СК РФ Владимир Маркин.

18-летний Бобурмирзо Солиев работает на ближайшей стройке. По данным источника Life News, это не первая его встреча с жертвой. «Насколько я знаю, они уже сталкивались в магазине неподалеку от дома Елены. Парень даже не знал ее имени, но затаил на нее злобу за какое-то обидное выражение, - рассказал изданию местный житель. - В этот раз, как он говорит, он не знает, что на него нашло, но он догнал Елену в лесочке и задушил ее»

Ребенка узбекский изверг, по его словам, убивать не хотел – «стукнул головой о дерево, чтобы не плакал».

По материалам Rusimperia.Info