stmvl (stmvl) wrote,
stmvl
stmvl

Category:

26.11. (9.12). - День Георгиевских кавалеров.

На протяжении столетий не было в России более высокого воинского отличия, чем “Георгиевский кавалер”

204 года назад был учрежден знак отличия военного ордена Святого Георгия - “Георгиевский крест”. Орден и его знак давались лишь за реальное мужество на поле брани. Люди, получившие этот символ доблести, пользовались всеобщим уважением и почетом. “За службу и храбрость” - таков был девиз ордена Святого Георгия. В феврале 1807 года к ордену был прибавлен знак отличия - для награждения солдат и унтер-офицеров. История этого ордена, единственного, даваемого в России лишь за военные заслуги, оказалась тесно связанной с судьбой страны…


24 ноября 1769 года по Петербургу были разосланы повестки, в которых сообщалось, что 26-го числа “торжествован будет при Дворе Ея Императорского Величества первый день установления Императорского Воинского Ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия и для того в оный день поутру в одиннадцатом часу собираться ко Двору Ея Императорского Величества знатным обоего пола персонам и господам чужестранным министрам, дамам в робах, кавалерам в цветных платьях, всем военным быть в шарфах и строевом убранстве и ожидать Божественной литургии. По окончанию оной и молебного пения и прочей духовной церемонии, по выходе из церкви, оныя персоны имеют учинить Ея Императорскому Величеству поздравления, а пополудни в обыкновенное время имеет быть бал и ужин для четырех первых классов обоего пола персон и чужестранных министров”.

“”Екатерина II вышла в парадные покои в орденской одежде и после посвящения ордена - как учредительница и гроссмейстер - возложила на себя знаки данного ордена I степени, установив на этот день и орденский праздник.

Изображение Святого Георгия на воинском ордене не было случайным.

По житию, Святой Георгий смиряет змия словом и крестом, однако в Греции и у славянских народов сложилась традиция, что он делает это прежде всего силой оружия. Вот откуда изображаемый на иконах поединок. Отсюда же идет и традиция считать Святого Георгия покровителем воинов. Издавна на Руси существовал духовный стих о Егории Храбром, в котором Святой Георгий является устроителем Земли Русской. Еще с первых веков христианства на Руси имя Святого Георгия давали членам великокняжеских семей: так, в 968 году князь Ярослав нарекается Георгием. После победы над печенегами в 1036 году Ярослав основывает в Киеве монастырь Святого Георгия и повелевает по всей Руси “творити праздник” Святого Георгия 26 ноября.

Со времен Ярослава изображение Святого Георгия уже встречается на великокняжеских печатях. С Дмитрия Донского Святой Георгий считается покровителем Москвы. Несколько позже его изображение вошло в состав государственного герба и оставалось там вплоть до 1917 года. С 1728 года изображение Святого Георгия выносится на русские знамена.

Статут ордена был объявлен 27 ноября. Орден Святого Георгия был разделен при установлении на четыре класса или степени, причем повелено “сей орден никогда не снимать” и “пожалованным сим орденом именоваться кавалерами ордена Святого Георгия”.

Четыре степени ордена имели различные знаки. Первая степень большого креста: лента, носимая через правое плечо под мундиром, большой крест и четырехугольная золотая звезда для ношения на левой стороне груди, как раз и имевшая надпись “За службу и храбрость”. Орден первой степени был чрезвычайно почетен и редок. Так, например, высшим орденом России - орденом Андрея Первозванного - с момента его учреждения до 1917 года было награждено более тысячи человек, а первая степень почти за сто пятьдесят лет своего существования была дана лишь 25 человекам. В XVIII веке орден Святого Георгия I степени присуждался, если исключить Екатерину II, всего восемь раз: фельдмаршалу графу П.А. Румянцеву-Задунайскому в 1770 году за победу над турецким войском при Ларге, генерал-аншефу графу А.Г. Орлову-Чесменскому в 1770 году за уничтожение турецкого флота в Чесменской бухте, генерал-аншефу графу П.И. Панину в 1770 году за взятие крепости Бендеры, генерал-аншефу князю В.М. Долгорукову-Крымскому в 1771 году завоевание Крыма, генерал-фельдмаршалу князю Г.А. Потемкину-Таврическому в 1788 году за взятие Очакова, генерал-аншефу графу А.В. Суворову-Рымникскому в 1789 году за победу при Рымнике, генерал-аншефу князю Н.В. Репнину в 1790 году за победу над турками при Мачине, адмиралу В.Я. Чичагову в том же году за победу над шведским флотом.

К эпохе Отечественной войны 1812 года относится награждение орденом Святого Георгия I степени иностранных военачальников. Первым из них получил орден бывший маршал Наполеона, затем наследный шведский принц, а впоследствии и король Швеции Бернадотт в 1813 году. В том же 1813 году первую степень получили за победу в “битве народов” над Наполеоном при Лейпциге прусский фельдмаршал Г.Л. Блюхер и австрийский К. Шварценберг. В следующем году орден получил и английский фельдмаршал А. Веллингтон за победу при Ватерлоо.

Последние награждения орденом I степени относятся к русско-турецкой войне 1877-1878 годов, когда его получили великие князья - полуноминальные главнокомандующие на Европейском и Кавказском театрах военных действий. К этому времени первая степень больше отражала политические реальности, нежели военные заслуги. Самым высшим и почетным орденом к этому времени уже давно считался орден Святого Георгия II степени, почетным для подлинных военачальников, не играющих в сложные политические игры.

Согласно статуту 1769 года знак II степени большого креста состоял из того же креста на шее и звезды, то есть без ленты через плечо. Орден этот также был чрезвычайно редок и оттого вдвойне почетен. За столетие его существования - 1769-1869 годы - он давался лишь 117 раз.

Первыми получили вторую степень генералы Племяников и Баур, отмеченные за геройство в Ларгской баталии. Вскоре после Племяникова и Баура вторую степень получил Н. Репнин за взятие крепости Килия.

Третья степень ордена представляла собой крест меньших размеров, чем у первых двух степеней. Отсюда выражение про кавалеров I и II степени - кавалеры большого креста. Носился этот крест на шее. Первым кавалером третьей степени был подполковник Фабрициан, получивший орден за взятие турецкого города Галаца 11 ноября 1769 года. Он вообще был первым георгиевским кавалером - вслед за гроссмейстером Екатериной II.

Турки, сосредоточив силы у Галаца числом около 7000 человек под командованием сераскира Мехмета, напали на отряд подполковника Фабрициана, насчитывавшего 1600 человек. Фабрициан отразил нападение и сам перешел в атаку. Разбив в ходе боя турок наголову, он занял Галац, за что по учреждении ордена 26 ноября 1769 года был пожалован 8 декабря того же года первым Георгиевским крестом сразу III степени.

“”Поначалу такие пожалования были нередки - минуя низшую степень, давали сразу более высокую. Так, Александр Васильевич Суворов (на фото) получил сразу также третью степень и поэтому не стал полным георгиевским кавалером, хотя и получил потом и первую, и вторую.

Всего кавалеров третьей степени за столетие существования ордена было около 600 человек. Степень эта с самого начала давалась генералам и штаб-офицерам, то есть старшим офицерам, а с 1838 года получить ее стало возможным лишь тем, кто уже имел низшую четвертую степень.

Четвертая степень представляла собой, так же как и остальные степени, белый четырехугольный крестик с равными концами с вписанным в его центр изображением Святого Георгия, поражающего змея копьем, но меньших размеров, предназначавшийся для помещения не на груди, а в петлице. Первым кавалером стал премьер-майор Р. Паткуль, пожалованный 3 февраля 1770 года. Всего за первое столетие орденом за боевые отличия были пожалованы 2073 русских офицеров и 166 иностранцев.

Кроме непосредственного награждения орденом кавалеры его, согласно статусу, имели ряд преимуществ: помимо приобретения потомственного дворянства каждый награжденный автоматически производился в следующий чин. По выходе в отставку кавалеры ордена имели право ношения мундира, даже не выслужив необходимый для этого десятилетний срок; они могли изображать Георгиевский крест на своих гербах, вензелях и печатях. Им полагалась особая ежегодная пенсия.

Кавалеры ордена имели право на вход при “дворе и всех публичных торжествах” по ордену первых двух степеней с генерал-майорами. В 1833 году приравнены к самой привилегированной части гвардии - кавалергардам. По ордену III и IV степени - с полковниками, “хотя бы состояли в чинах и ниже полковника”.

В период с 1769 до 1833 года, когда был принят новый статут, относится награждение им всеми четырьмя его степенями. Таких награжденных в истории России было всего четверо. Первым из них был фельдмаршал князь Михаил Илларионович Кутузов-Смоленский. Четвертую степень ордена он получил еще в 1774 году за победу над татарами у деревни Шумы, что между Судаком и Ялтой. Третью степень - в 1789 году за участие во взятии крепостей Аккерман и Бендеры. Вторую степень - в 1791 году за активное участие в достижении победы над турецким войском и Мачина. И первую степень - 12 декабря 1812 года в ознаменование изгнания Наполеона из России.

Имена и фамилии Георгиевских кавалеров увековечивались занесением их на мраморные доски как в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в Москве, так и в тех учебных заведениях, в которых они воспитывались. В Георгиевском зале списки кавалеров начали вести еще с 1849 года. Сама Дума поначалу располагалась в Чесме при церкви Иоанна Крестителя, где имела дом, архив, печать и особую казну, а с 1811 года местом ее собраний стал Георгиевский зал Зимнего дворца.

“”Как уже отмечалось, указом от 13 февраля 1807 года к ордену Святого Георгия был прибавлен знак отличия военного ордена - для награждения солдат и унтер-офицеров за храбрость против неприятеля.

Этот знак приобретался только на поле боя. Число их не ограничивалось. По первоначальному статусу кавалерами знака, состоящего из серебряного Георгиевского креста, носимого на орденской ленте, полагалась сверх обыкновенного жалованья прибавка в одну треть. Кроме этого, кавалер знака исключался из податного сословия, и отныне к нему не могли быть без суда применены телесные наказания.

Знак отличия не имел степеней, и поэтому, если солдат, уже награжденный крестом раз, совершал новый подвиг, ему полагалась лишь новая прибавка в треть, а еще за один - и полное жалование. Это прибавочное жалование сохранялось за ним до самой смерти. По статуту 1833 года солдаты и унтер-офицеры, уже награжденные крестом, по совершении нового подвига могли носить его на георгиевской ленте с бантом.

Поначалу знак не нумеровался, но в 1809 году Александр I приказал составить список награжденных и проставить на их наградах порядковые номера.

В 1843 году солдатам-кавалерам были учреждены новые льготы. Помимо уже имеющихся на этот раз они освобождались от телесных наказаний не только без суда, но и по суду, приравниваясь к имеющим серебряный темляк за добровольный отказ от офицерского чина.

“”Знак отличия военного ордена никогда не снимался, даже если получивший его производился в офицеры. Но если, будучи офицером, он совершил новый подвиг и был награждаем уже офицерским военным орденом Святого Георгия, тогда он был обязан знак отличия этого ордена снять.

До конца Восточной, Крымской, войны знак отличия не имел степеней. Они были введены по новому статуту 1856 года. Учреждалось четыре степени: I - золотой крест с бантом; II - такой же крест без банта; III - серебряный крест с бантом; IV - серебряный крест без банта. Знаки жаловались от низших степеней к высшим. Высшие степени, минуя низшие, вручались при совершении особо выдающегося подвига. Право пожалования знаком имели главнокомандующие армиями и командиры отдельных корпусов с последующим утверждением их решения императором.

С принятием статута 1856 года старая нумерация знаков закончилась. Новые четырехстепенные начали отдельную нумерацию. Отныне разрешалось и ношение знака офицеру, награжденному офицерским орденом Святого Георгия.

Новый статут, так же как и статут 1833 года для офицерского ордена, очень подробно останавливался на том, кто же достоин этой награды. Правда, в отличие от военного ордена, знак отличия предусматривал награждение двоякое: “1) когда кто-либо из нижних чинов оказал особенную личную храбрость и 2) когда в деле замечены будут особенно отличившиеся который либо полк или другая команда”.

“”В целом же критерии награждения солдат были схожими со статутом военного ордена - “По сухопутным войскам и по флоту вообще: 1) Кто при взятии корабля, батареи, ретраншемента или инаго занятаго неприятелем укрепленного места, примером отличной храбрости и неустрашимости ободрит своих товарищей; 4) Кто в бою возьмет в плен неприятельского штаб-офицера или генерал; 6) Кто, будучи ранен, возвратится, по перевязке, к своей команде на место сражения с полным вооружением и амуницией, останется в деле до окончания онаго. По сухопутным войскам в особенности: 1) Кто, при штурме крепости, ретраншемента или инаго укрепленного места, первый взойдет на вал или укрепленное место; 2) Кто, за выбытием из строя всех офицеров, приняв команду и сохранив порядок между нижними чинами, удержится, при нападении неприятеля, на посту, или вытеснит неприятеля из ложемента, засеки, или какого укрепленного места. По артиллерии: 1) Кто цельным выстрелом подобьет неприятельское орудие и тем совершенно прекратит действие онаго. По флоту: 2) Кто при абордаже первый взойдет на неприятельское судно; 8) Вся команда, находящаяся на брандере, который неприятелю значительный вред причинит”.

Если в каком-либо сражении отличались полк или команда, то полагались от двух до пяти крестов на роту или эскадрон. Они распределялись между ротами советом, состоящим из штаб-офицеров и ротных командиров. Награждения производились на основе представления ротных командиров или по общему удостоверению всех солдат данной роты, бывших свидетелями отличий своих товарищей. Вот как происходило награждение в годы русско-турецкой войны 1877-1878 годов в Кавказской казачьей бригаде по воспоминанию участника войны В.В. Воейкова: “…было прислано на сотню по четыре креста. Сотенные командиры собрали сотни и объявили им, чтобы они сами выбирали достойных. По голосам выбрали достойных больше, чем крестов. Тогда выбранных поставили в ряд, а сотня пошла справа по одному сзади их, и каждый бросал папаху тому, которого находил достойным. Это была, так сказать, закрытая баллотировка. Потом сочли у каждого папахи, и у кого оказалось больше, тем выдали кресты. Казаки качали счастливых товарищей и долго не могли угомониться”.

“”Как видим, критерии награждения были жестки, и тем не менее в русской армии было множество солдат, награжденных Георгиевским крестом. Так, в период войны с Наполеоном было награждено 41722 человека, в русско-персидскую войну и русско-турецкую войны 1826-1829 годов - 11993, за Польский поход 1831 года - 5888, за Венгерский поход 1849 года - 3222, за Кавказскую войну до 1856 года - 2700, за Восточную войну (1853-1856 годов) - 24150, за Кавказскую войну (1856-1864 годов) - 25372, за русско-турецкую войну 1877-1878 годов - 46000, за походы в Среднюю Азию - 23000, за русско-японскую войну - 87000.

Согласно новому статуту 1913 года знак отличия военного ордена официально преобразовывался в Георгиевский крест, установленный “для нижних воинских чинов в награду за выдающиеся подвиги и самоотвержения, оказанные в бою против неприятеля”. Сохраняя критерии статута 1856 года, новый соотносил их с развитием военной техники, происшедшим за это время. Примеры подвигов и положения о награждении, как и раньше, группировались по родам оружия в сухопутных войсках и на флоте. Новым было то, что отныне Георгиевским крестом награждались и те солдаты и унтер-офицеры, которые погибали, совершив подвиг, то есть награждение, как и орденом Святого Георгия, отныне производилось и посмертно.

Новым статутом было установлено, что отныне Георгиевский крест жалуется исключительно за личные подвиги на поле брани и притом не иначе, как по удостоению ближайшего начальства.

Наряду с индивидуальными Георгиевскими наградами существовали и коллективные георгиевские отличия, жалуемые целым частями за мужество и героизм, проявленные в боях. Первые Георгиевские знамена были пожалованы гренадерским полком - 6-му Таврическому и 8-му Московскому за кампанию 1799 года. Тогда же были отмечены и два пехотных полка - 25-й Смоленский и 17-й Архангелогородский. Первые Георгиевские трубы были даны за войну с Турцией в 1810 году также 8-му Московскому гренадерскому полку и 12-му драгунскому Стародубскому полку…

26 ноября каждого года отмечался в России как всеобщий праздник, праздник мужества и отваги.

rpczmoskva.org.ru
Tags: памятные даты, память предков, русская история, русское воинство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments