October 23rd, 2018

Дмитрий Киселев предложил «сузить диапазон свободы слова в России»

Гендиректор МИА «Россия сегодня», телеведущий Дмитрий Киселев в авторской программе «Вести недели» предложил «сузить диапазон свободы слова в России». Такое заявление он сделал, говоря о сатирическом фильме «Праздник», действие которого разворачивается в блокадном Ленинграде.

Киселев полагает, что в российском обществе не выработаны критерии «допустимого и невозможного». Он напомнил о ряде случаев, когда активисты громили выставки или срывали театральные репетиции. По словам Киселева, тогда дискуссия дошла до президента РФ Владимира Путина, который предложил творческой интеллигенции самой выработать критерии, разграничивающие «опасный эпатаж» и свободу творчества. Однако, настаивает Киселев, этого не произошло.

«Да тот же [режиссер фильма „Праздник“ Алексей] Красовский уже громко жалуется на то, что ему кто-то угрожает. Еще раз. Не надо угрожать Красовскому. Не в нем персонально дело. Не надо поливать мочой картины и срывать театральные спектакли. Куда важнее сузить диапазон свободы слова в России. Или, точнее, диапазон свободы самовыражения. Но не административно, а культурно, внятно сформулировав, проговорив в обществе внутренние, нравственные запреты. Понимаю, что сейчас все оборутся и ухватятся за слово „сузить“, но ведь у нас в России и вправду диапазон свободы слова шире, чем в любой другой стране мира», — заявил телеведущий.

Он также отметил, что в любом обществе есть табу, «культурные запреты, защищающие культурный код поколений». По мнению Киселева, в Израиле «режиссер Красовский не смог бы даже и заикнуться о комедии про те или иные страницы Холокоста», в США никогда не снимут комедию на фоне бомбардировки японцами базы Перл-Харбор, в Японии такое же табу распространяется на Хиросиму и Нагасаки. То же самое и про блокаду Ленинграда. «Все это темы, предполагающие культурные ограничения, ограничения на ракурс взгляда, на палитру эмоций, ограничения на краски. Цензура? Нет. Внутренний запрет из чувства самосохранения. Здоровое общество — это общество, в котором работают внутренние моральные запреты. Есть события, образ которых в массовом представлении канонизирован. Воспринимаются и описываются они в чистых красках, с минимальным числом полутонов», — уверен телеведущий.

Ранее стало известно, что Алексей Красовский («Коллектор», «Элефант», «Откровения») готовит к выходу сатирический фильм «Праздник» о блокадном Ленинграде. Как сообщается в описании сюжета на краудфандинговой платформе Planeta.ru, действие фильма разворачивается 31 декабря. В загородном доме Воскресенских, живущих «на особом положении», собираются шесть человек и курица, которую некому приготовить. Раньше этим занималась кухарка, но ее у Воскресенских накануне забрали — снаружи наступили тяжелые времена, да и внутри ситуация тоже нелегкая: младший сын привел голодную девушку, старшая дочь — незнакомого мужчину, за которого собирается замуж. До Нового года остались считанные минуты, а количество проблем растет снежным комом.

После того, как стало известно о готовящемся фильме, вокруг него развернулась дискуссия. Так, секретарь генсовета «Единой России», вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак потребовал от Минкультуры не выдавать ленте прокатное удостоверение, так как счел ее «глумлением над историей народа». В Российском военно-историческом обществе, возглавляемом главой Минкультуры Владимиром Мединским, заявили, что фильм Красовского не должен выходить в прокат ни в России, ни за рубежом. Депутат Госдумы Сергей Боярский также заявил, что сама идея снять комедию «на эту тему — уже кощунство и позор». Министр культуры Владимир Мединский отмечал, что в его ведомстве фильм пока не видели.

Сам Красовский отмечал, что с 12 октября ему начали поступать звонки и сообщения с угрозами из-за фильма.

Между тем кильдия киноведов и кинокритиков выступила против призывов не выпускать фильм в прокат. Открытое письмо гильдии опубликовал на Facebook кинокритик Андрей Плахов. В заявлении говорится, что «вопреки недобросовестным утверждениям», фильм Красовского «не о блокаде Ленинграда, а о жизни некоторых привилегированных лиц в страшное время, когда другие жители города умирали от лишений». «Мы не сомневаемся, что съемочная группа фильма осознает значение и трагизм ленинградской блокады и не может глумиться над беспрецедентным несчастьем миллионов людей», — считают критики.

znak.com

Отравления от Пскова до Сирии

В «Новой газете» вышло расследование Дениса Короткова о структурах Пригожина

Журналист «Новой газеты» Денис Коротков опубликовал расследование «Повар любит поострее» о деятельности структур, подконтрольных «повару Путина» Евгению Пригожину. Как рассказали источники Короткова, связанные с предпринимателем люди могут быть причастны к нескольким отравлениям и убийствам, а также испытаниям боевых ядов в Сирии. «Медиазона» приводит краткое содержание расследования.

Публикация «Новой газеты» основана на информации бывшего сотрудника структур Пригожина Валерия Амельченко. Коротков пишет, что познакомился с Амельченко, расследуя нападение на социолога Сергея Мохова, мужа юриста ФБК Любови Соболь — вечером 25 ноября 2016 года мужчина c бородкой встретил Мохова возле подъезда и вколол ему неизвестное вещество. После этого у потерпевшего начались конвульсии, а затем он потерял сознание. Неназванный собеседник «Новой» раскрыл имя нападавшего — это Олег Олегович Симонов 1982 года рождения родом из Амурской области. Сам он скончался «при загадочных обстоятельствах» в мае 2017 года — его нашли мертвым в ванне с откупоренной бутылкой спиртного, хотя он не пил и не употреблял наркотиков. О причинах смерти «Новая» не сообщает.

Вдова Симонова опознала его на видеозаписи нападения на Мохова. Потерпевший в разговоре с «Медиазоной» также сообщил, что узнает по фотографиям человека, который на него напал. По словам вдовы Симонова, он работал в аптеке на Ленинском проспекте в Петербурге; также у него была вторая работа, о которой он никогда не распространялся. В ноябре 2016 года и феврале 2017-го он уезжал из Петербурга по делам, связанным с этой «работой», причем во второй раз вернулся домой «с южным загаром». В этот период, как утверждает Амельченко, Симонов вместе с ним и другими людьми из структур Пригожина ездил в Сирию, чтобы тестировать яды на пленных боевиках «Исламского государства». Уже на месте группа узнала, что пленников нет, поэтому они проводили опыты над членами проасадовского ополчения, которые отказывались воевать. Симонов добавил неизвестный препарат отложенного действия в бутылочки с соком, которые подарили бойцам. Вскоре группу Симонова задержали сирийские военные — выяснилось, что после их отъезда смертельное отравление получил высокопоставленный сотрудник сирийской военной разведки, который «не то выпил сок из бутылочки, подаренной допрашиваемому, не то его позже угостили чаем со столика, на котором готовил отраву Симонов».

«Новая» пишет, что отравления стали основным методом структур Пригожина именно после появления фармацевта Симонова. Амельченко рассказал о совместной поездке в Псков в 2016 году с целью «проучить блогера» и активиста «Яблока» Сергея Тихонова (skobars). Ему вкололи неизвестный препарат на улице, после чего он скончался; родственники погибшего считают причиной его смерти сердечный приступ.

Угрозы Короткову и «Новой газете»

Накануне публикации расследования о Пригожине в редакцию «Новой газеты» прислали траурный венок и отрезанную баранью голову. К посылке приложили две записки с текстом: «Денис Коротков — предатель Родины!» и «Главному редактору "Новой Газеты" с приветом Вам и Короткову» (орфография сохранена). Полиция начала проверку.


Амельченко, по его словам, выполнял в структурах Пригожина «особые поручения по линии службы безопасности». Руководителем Амельченко был один из создателей «Фабрики троллей» и бывший сотрудник Пригожина Леонид Михайлов. Михайлов, в свою очередь, подчинялся главе службы безопасности бизнесмена Евгению Гуляеву. Амельченко вспомнил, как по заданию Михайлова вел слежку, участвовал в инсценировке ДТП с предпринимательницей, у которой был имущественный спор с Пригожиным, а также приезжал в Сочи избивать оппозиционного блогера Антона Грищенко (huipster). После нападения Грищенко удалил все аккаунты и перестал публиковать свои заметки.

Сам Амельченко пропал во время подготовки публикации — Коротков пишет, что последний раз виделся с ним в кофейне вечером 2 октября. В 21:22 Амельченко позвонил журналисту и рассказал, что чувствует слежку и видит двух подозрительных людей, после чего перестал отвечать на звонки. Вскоре два его телефона и ботинок обнаружил за гаражами житель дома на Ленинском проспекте. О судьбе информатора ничего не известно; Коротков предполагает, что речь может идти и об убийстве, и о похищении, и об инсценировке. МВД объявило Амельченко в розыск.

О пропаже Амельченко со ссылкой на источники в правоохранительных органах первым сообщило издание «Невское время», которое связывают со структурами Пригожина. В следующей заметке высказывалась версия о том, что к пропаже Амельченко может быть причастен сам журналист; эту версию поддержало другое издание, часто упоминаемое в связи с Пригожиным — Федеральное агентство новостей (ФАН). Коротков считает, что публикации могут быть частью провокации против него.

zona.media