March 22nd, 2016

О христианском отношении к правам человека в свете высказываний патриарха Кирилла (Гундяева)

"Предпринимаются усилия во многих процветающих странах законом утвердить право любого выбора человека", - посетовал Патриарх Кирилл (Гундяев), обращаясь 20 марта к собравшимся в храме Христа Спасителя с проповедью по случаю Недели Православия. Права человека он назвал "глобальной ересью человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни", передает "Интерфакс".

+ + +

Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы
равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми
правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к
счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются
правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия
управляемых. В случае, если какая-либо форма правительства
становится губительной для самих этих целей, народ имеет право
изменить или упразднить ее и учредить новое правительство,
основанное на таких принципах и формах организации власти,
которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат
людям безопасность и счастье

Из Декларации Независимости США


У верующего человека нет никаких прав, есть только обязанности — не раз приходится слышать такое. Ну, перед Богом, конечно, так: если что и получаем, только по Его милости, а не по своим заслугам и уж совершенно точно не потому, что «нам положено» — хотя, если вдруг перестаем получать, обычно очень сильно возмущаемся. Вся книга Иова про это написана.

А перед другими людьми? Перед государством? Можно ли переносить на них тот же принцип, они ведь поражены грехом, как мы сами? Защита прав человека — противна православию или безразлична? Или, напротив, свойственна?

Права человека, на самом деле, понятие нового времени: «Декларация прав человека и гражданина» была принята в революционной Франции в 1789 году, но долгое время служила предметом спора. Лишь в 1948 году, сразу после Второй мировой с ее концлагерями, ООН приняла «Всеобщую декларацию прав человека» — с тех пор все государства-члены ООН обязуются исполнять положения этого документа, хотя на практике, конечно, делают это по-разному и в разной степени.

Суть этих документов сводится к тому, что всякий человек от рождения наделен неотъемлемыми правами, которые любое государство обязано уважать и защищать. Подобная идея показалась бы очень странной в древности или в средневековье, хотя само понятие прав, безусловно, существовало в любом человеческом обществе. Просто у всех были разные права: у монарха и у знати, у богатых и бедных, у своих и чужестранцев. А вот чтобы у всех одни и те же — это уже идея нового времени.


Или не только нового? На самом деле, она уже присутствует в Ветхом Завете. Возьмем Десять Заповедей: «не убий, не укради, не лжесвидетельствуй, не желай дома и жены ближнего твоего…» Если сформулировать их положительно, а не как запрет, у нас получится именно свод таких универсальных прав: каждый человек, вне зависимости от статуса, национальности и т.д., имеет право на жизнь, на владение имуществом, на справедливый суд и на частное пространство, куда никто не должен совать нос без его разрешения. С одной стороны, не так уж и много — это если по современным меркам. Но если вспомнить, что в те времена убийство чужака ради грабежа или просто удали молодецкой считалось чем-то вроде удачной охоты… то уже немало!

Ветхий Завет полон историй о том, как Господь, обычно через пророков, отстаивал именно эти права самых разных и обычно совсем простых людей. Вот история про виноградник Навуфея из 3-й книги Царств: царь Ахав пожелал завладеть его земельным участком, чтобы разбить на этом месте сад. Причем не просто хотел отобрать, предлагал другой участок на обмен — но Навуфей не согласился. Тогда царица от имени царя велела ложно обвинить Навуфея, его казнили, а имущество конфисковали. Конец истории? Вовсе нет! Господь отправляет к царю пророка Илию, который выносит ему приговор: «так говорит Господь: на том месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь» — что вскорости и сбылось.

Вообще, ветхозаветные пророческие книги полны обличений тех властителей, которые стремились, по слову Исайи, «устранить бедных от правосудия и похитить права у малосильных из народа Моего, чтобы вдов сделать добычею своею и ограбить сирот», мол, уж с Богом они как-нибудь потом договорятся. Не выйдет, предупреждали пророки, и эти предупреждения звучат на удивление актуально и по сей день.

Но есть ли в Библии примеры борьбы за свои собственные права? Есть, причем самый яркий из них встречается в Новом Завете — это апостол Павел, обладавший римским гражданством (в те времена им награждались за пределами Рима лишь избранные представители местной верхушки, видимо, среди таких была и семья Павла). Он не стеснялся напоминать об этом своем статусе римским и местным властям, когда они пытались отделаться от неугодного проповедника, а затем даже совершил путешествие в Рим за казенный счет — потребовал, чтобы его судил лично римский император. Как гражданин Рима, он имел на это право и решил этим правом воспользоваться, разумеется, не для собственной выгоды или удобства, а для дела проповеди.

Христианство восприняло этот урок с самого начала. Да, христиане в первую очередь являются гражданами Царствия Небесного, но и земную прописку у них никто пока не аннулировал — поэтому они не стеснялись заявлять о своих гражданских правах по примеру Павла. Например, у Евсевия Кесарийского приведен рассказ о том, как это сделал приговоренный к смерти христианин Аттал — правда, он все равно был казнен, но теперь уже по приказу императора.

Вообще, вопрос о гражданском статусе христиан в языческой империи стоял достаточно остро, особенно после того, как в начале II века император Траян в ответ на запрос своего наместника Плиния Младшего, как следует поступать с христианами (слишком много было среди них римских граждан, не отправлять же всех в Рим?), велел казнить тех, чья принадлежность к христианской вере будет доказана и кто не пожелает от нее отречься.

Фактически, этот указ выводил христиан из всякого правового поля, и мириться с этим было никак не возможно. Всю историю отношений империи и церкви тут не описать, но главное, поворотное событие — Медиоланский эдикт императора Константина 313 года — даровал христианам не что иное, как полноту гражданских прав, в т.ч. право на возвращение конфискованного имущества или компенсацию за него из казны. Вот, собственно, и всё — но именно с этого эдикта началось превращение языческой Римской империи в христианскую Византийскую. Можно сказать и так: борьба за свои права стала борьбой за христианизацию всего государства.

Не забывали первые христиане и о библейских требованиях помогать бедным и угнетенным и, прежде всего, не отказывать им в правосудии. Жития святых приводят множество примеров. Так, св. Николай Мирликийский вспоминается сегодня отчего-то в основном в связи с одним недостоверным эпизодом, который появился в рассказах о нем довольно поздно — с пощечиной еретику Арию. Зато с самого начала в его житиях присутствуют совсем другие истории — например, о том, как он подбросил три мешочка с золотыми монетами в дом, где жили в нищете три девушки. В результате все они избежали участи блудниц и смогли достойно выйти замуж.

Эта история, положим, не столько о социальных гарантиях неимущим, сколько о помощи бедным — во всяком случае, в том мире никому бы и в голову не пришло, что бедная семья имеет право на какое-то пособие. Зато есть в житии Св. Николая другая, не менее известная — о том, как он лично явился к месту казни невиновных людей и взял меч из рук палача. Так осужденные были спасены — и это уже явная забота о правосудии, о том, чтобы человек был защищен перед властями от неправого суда, причем тот, кто подстроил неправосудный приговор, был обличен тут же, публично, и должен был вымаливать себе прощение у святого.

Нечто очень похожее мы видим и в русских житиях князей, где самый распространенный мотив — забота благоверного князя о христианском просвещении своего княжества. А второй, непосредственно связанный с ним — это стремление к социальной справедливости, говоря современным языком — забота о защите вдов и сирот, и особо — о правосудии (наиболее яркий пример — житие Св. Федора Ростовского, жившего во второй половине XIII в.).

А преподобный Сергий Радонежский, затворник и молитвенник, кротчайшей жизни человек, по сути, два раза прибегает к наказанию грешников — один раз в частной, другой раз в политической жизни. Он требует от богача, чтобы тот вернул бедняку отнятого у него борова — и когда тот не делает этого, боров погибает. В другом случае он затворяет все церкви Нижнего Новгорода, случай совершенно беспрецедентный, потому что местный князь отказывается подчиниться великому князю Московскому.

Две очень непохожие истории про совершенно разных людей, но их объединяет одно: Сергий отстаивает право бедняка на свою собственность и право великого князя на покорность подвластных ему князей. Правда, и в том и в другом случае он так и не добился успеха, но очень важно, что он с несправедливостью не мирился, хотя был человеком удивительно мирным.

Можно также сказать, что не преодоленная и по сию пору трагедия русского церковного раскола, после которого традиционное московское благочестие пало легкой добычей в руки птенцов гнезда Петрова, была связана со спорами не столько о богословии или обрядах, сколько о праве каждого человека сохранять свою веру такой, какой он ее принял, или о праве государственной и церковной власти эту веру корректировать. Реформы ведь бывали и прежде, и куда более серьезные (замена Студийского монастырского устава на Иерусалимский в XIV в.), но ничего подобного тогда не случалось.

Но, конечно, осознанная встреча православия и правозащитного движения произошла уже в СССР, когда сама концепция прав человека получила свое современное оформление, в соответствии с декларацией ООН. Ее 18-я статья утверждала ясно: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов».

За то, чтобы обеспечить это право гражданам нашей страны, заплачена очень дорогая цена, начиная от новомучеников и вплоть до тех, кто сидел еще в середине 80-х за распространение религиозной литературы или проповедь о Христе.

Права человека — не цель, а одно из множества средств на пути к главной Цели. И все же христианство немыслимо без ясного и твердого принятия человеческой свободы и человеческого достоинства — и здесь нет никакого противоречия с догматом о падшей человеческой природе. Тоталитарным сектам и тоталитарным режимам нужно слепое послушание авторитетам, церкви нужно осознанное принятие истин веры, а вместе с ним и братские отношения между людьми, которые не возникнут из-под палки.

Это не значит, что свобода в политическом смысле слова или обеспечение социальных гарантий не приведут человека ко греху или что они есть высшая ценность — конечно, это не так.

Но и отказ от самого понятия гражданских и социальных прав очень легко может привести нас туда, где церковь уже бывала при императоре Траяне или большевиках — не говоря уже о том, что тогда бы мы предали исповеднический опыт христианских правозащитников советского времени. А то, что предается или забывается, нам нередко дают пережить заново — чтобы освежить восприятие. Не хотелось бы повторять.

После разделения 1927-го года, когда значительная часть Церкви, как в порабощенном большевиками Отечестве, так и за рубежом, не поддержала декларацию митрополита Сергия (Страгородского) об общих радостях с большевицкой властью, была проведена своего рода линия раздела по отношению к границам возможного компромисса перед теми, кто уничтожает христианские святыни и попирает само понятие человеческой свободы, данное Богом. К сожалению, сегодня мы видим, что продолжатели курса соглашательства узурпируют право говорить от имени Церкви, руководствуясь не Ее историей и интересами, а продолжая выступать активными проводниками воли путинской чекистской вертикали.

Однако очень важно понимать, что подобный подход не имеет ничего общего с Христианством и непосредственно со служением Богу, а направлен на угождение интересам конкретных людей, которые в первую очередь заботятся об упрочнении собственной власти.


Подготовлено Аналитическим центром РОНА, 22.03.16г.

Приговор Надежде Савченко. День первый

Корреспондент «Новой газеты» передает из зала донецкого суда

В Донецком городском суде начали зачитывать приговор украинской летчице, обвиняемой в пособничестве убийства российских журналистов 17 июня 2014 года от артобстрела, покушении на убийство и незаконном переходе границы.

Территория вокруг суда оцеплена, в суд пускают через тройной кордон и двойной досмотр. Вокруг дежурят добровольческие казачьи дружины, у входа в суд — кинологи с собаками.


Утром у здания суда выставился пикет из молодых людей, приехавших на автобусе с ростовскими номерами. Они выстроились напротив суда, держа в руках красные гвоздики и фотографии погибших журналистов Антона Волошина и Игоря Корнелюка, а также плаката со словами «они боролись за свободу слова» и «Савченко должна ответить за все». На вопрос, почему они приехали в Донецк, молодые люди отвечали, что «по зову сердца», «в поддержку России» и отказывались от комментариев. Выяснилось, что они являются членами молодежного движения «Молодая Гвардия» и приехали из разных городов. Через три часа пикет организованно снялся.

В зале суда — депутаты Украинской рады, украинские консулы, сестра Надежды Вера Савченко с букетом желто-синих хризантем.

* * *

Надежда Савченко слушает приговор спокойно, иногда присаживается, переговаривается с адвокатами. Улыбается.

«Да мне все равно, какой приговор. Через десять дней после вступления в силу — я снова объявлю сухую голодовку и уже до конца. Я в России никому не верю. Не верю, не боюсь и не прошу», — успела сказать она до начала зачитывания приговора.

В перерыве она говорит тем, кто пришел поддержать ее в зале суда: «Вы посидите пока, отдохните, поберегите ноги. Это я имею право сидеть. Я на все уже имею право».

* * *

Судья Леонид Степаненко зачитывает фабулу обвинения — после этого информационные агентства дают новость о доказанной виновности Савченко, но это не так — вопрос вины еще не рассматривался. После обвинения, судья читает показания самой Савченко. До перерыва удается прочитать тридцать страниц из почти двух сотен.

После обеда дело пошло быстрее. В зал пропустили группу активистов движения НОД, одетых в белые футболки с портретами погибших журналистов. А пресс-секретаря президента Украины Святослава Цеголко в зал не пустили — только в соседнюю комнату, где идет трансляция оглашения. «Я здесь, чтобы поддержать Надежду, передать ей слова поддержки президента и всей страны, передать, что мы боремся, — сказал Святослав Цеголко журналистам. — Россия должна отпустить Савченко и других политзаключенных».

После перерыва журналистов неожиданно перестали пускать в суд — приставы заявили, что мест больше нет, пожарная безопасность не позволяет. Спустя пару часов, после скандалов и звонков с жалобами в областной суд, прессу все-таки пустили.

Судья зачитал допросы свидетелей обвинения, вещественные доказательства и результаты экспертиз, затем перешел к свидетелям защиты и объявил перерыв до завтра.

Продолжение 22 марта в 10 часов.

novayagazeta.ru

В Рязани школьника заставили извиняться перед поварами за публикацию фотографии макарон и котлеты

17 марта один из учеников школы № 71 в Рязани разместил на страничке фото с маленькой порцией макарон и не менее маленькой котлетой, после чего его заставили извиняться перед поварами.

Как сообщает «Progorod Рязань», после выхода статьи со ссылкой на эти фото у школьника начались проблемы: с родителями и мальчиком провели разъяснительную беседу, а ученика еще и заставили извиниться перед поварами школы. Одним из фактов воздействия стало то, что школьник питается бесплатно.

По словам завуча школы, школьников в учебном заведении кормят хорошо, все проверки школа проходит отлично.

yodnews.ru

Уровень бедности в России стал рекордным с 2008 года

Количество людей с доходами ниже прожиточного минимума в 2015 году составило 13,4%, такие же показатели были в 2008 году следует из доклада Росстата, опубликованного в понедельник, 21 марта.

В 2015 году уровень бедности вырос до 13,4% против 11,2% годом ранее. В России 13,4 миллиона людей зарабатывают меньше прожиточного минимума, в 2014 году таких было 16 миллионов человек.


Это значение стало максимальным с 2006 года, когда меньше прожиточного минимума зарабатывали 15,2% россиян, после этого показатель начал снижаться. Тот же уровень бедности, что и в 2015 году был зафиксирован только в 2008 году.

Статистика за 2015 год – это предварительные данные, приведенные без учета сведений Крыма и Севастополя, говорится в отчете Росстата. Как пишет Интерфакс, показатель уровня бедности носит сезонный характер: максимальный в первом квартале и минимальный в четвертом.

В четвертом квартале 2015 года прожиточный минимум составил 9452 рубля, 14 марта Дмитрий Медведев подписал постановление о снижении прожиточного минимума в четвертом квартале 2015 года на 2,3% в сравнении с третьим кварталом.

Реальные располагаемые денежные доходы населения в феврале 2016 года, по данным Росстата, снизились на 6,9% по сравнению с февралем предыдущего года.

tvrain.ru

Надежда Савченко признана виновной и приговорена к 22 годам

Донецкий городской суд Ростовской области приговорил украинскую летчицу Надежду Савченко к 22 годам лишения свободы в колонии общего режима и к штрафу в 30 тысяч рублей. Об этом сообщает корреспондент «Медиазоны», ведущий текстовую трансляцию из зала суда.

Савченко признана виновной в гибели российских журналистов Игоря Корнелюка и Антона Волошина в ходе обстрела в Донбассе летом 2014 года и в незаконном пересечении границы России и Украины.

Приговор Надежде Савченко вынесла тройка судей: председательствующий Леонид Степаненко, судьи Али Хайбуллаев и Евгения Черныш.


После того, как председательствующий объявил о том, что Савченко признана виновной, она начала громко петь. Судья объявил пятиминутный перерыв, который затянулся примерно на 25 минут, после чего прочел постановление о сроке и размере штрафа.

Ранее обвинение просило приговорить Савченко к 23 годам колонии общего режима и штрафу в 100 тысяч рублей.

По мнению суда, вина Савченко подтверждается не имеющими существенных противоречий показаниями потерпевших и свидетелей, передает «Медиазона». Показания же свидетелей защиты и экспертов, привлеченных защитой, в том числе в отношении алиби Савченко, суд считает несостоятельными. В отношении экспертов один из доводов суда состоит в том, что они были приглашены защитой из Украины.

Отягчающих обстоятельств суд не нашел.

Согласно обвинительному заключению, штурман-оператор вертолетного звена вертолетной эскадрильи летом 2014 года во время своего официального отпуска воевала на Донбассе в составе батальона «Айдар». По версии следствия, утром 17 июня Савченко корректировала минометный огонь около поселка Стукалова Балка и в результате обнаружила на данной территории шесть гражданских лиц и трех российских журналистов.

Эти данные Савченко якобы передала командиру батальона «Айдар» Сергею Мельничуку (дело выделено в отдельное производство), который и принял решение об обстреле данной территории из гаубиц Д-30. В ходе обстрела Савченко, согласно приговору, занималась корректировкой артиллерийского огня. В результате погибли российские журналисты. Затем, по версии следствия, Савченко незаконно пересекла российскую границу и была задержана в Воронежской области.

На протяжении двух дней чтения приговора журналисты различных изданий испытывали трудности с доступом в зал. Многих не пускали в здание, несмотря на то, что, по некоторым данным, в специальном зале для прессы еще были места. Кроме того, 21 и 22 марта в зал заседаний без очереди пускали молодых людей в майках с портретами Корнелюка и Волошина. Оба дня журналисты сталкивались с тем, что их не пускали обратно в зал после перерыва.

Адвокат Савченко Илья Новиков сообщил, что Украина инициирует заочный процесс в отношении главы самопровозглашенной Луганской народной республики Игоря Плотницкого, в его деле будет и эпизод, связанный с Савченко. Сейчас обвинения предъявлены судьям, продлевавшим Савченко арест. Дело расследуется по статьям о похищении и незаконном лишении свободы, передает «Медиазона».

ovdinfo.org