February 9th, 2016

"Как после бомбежки": ночью в Москве разгромили "опасные" ларьки около метро

В ночь на вторник возле нескольких станций московского метро начался снос торговых помещений, которые в мэрии в конце прошлого года признали опасным самостроем. Ликвидация проходит в сопровождении сотрудников правоохранительных органов. За ночь было снесено около ста объектов, передает ТАСС. Блогеры пишут, что Москва выглядит как после бомбежки, и называют операцию мэрии "Ночью длинных ковшей". Продавцы, которые из-за действий властей лишаются места работы, пытались сопротивляться, запираясь в павильонах.

По словам корреспондента "Газеты.Ru", торговые павильоны сносятся вблизи станций метро "Маяковская", около станции "Динамо", на Абельмановской улице недалеко от станции "Марксистская", на Гоголевском бульваре около станции "Кропоткинская". Кроме того, идет снос около станций "Сухаревская" и "Чистые пруды". В районе последней в связи с этим возникла большая пробка. Департамент транспорта предложил выбирать пути объезда.


Собственники павильонов у "Чистых прудов" потребовали от приехавших рабочих и полиции предоставить документы, на основании которых производится снос. Полицейские, однако, это требование проигнорировали. Как сообщает корреспондент РБК, по меньшей мере одного из противников сноса павильонов задержали. Напряженная ситуация возникла возле торгового центра "Альбатрос" у станции метро "Щелковская". Там несколько десятков работников магазинов решили остаться в здании в знак протеста - они считают действия мэрии необоснованными, передает "Русская служба новостей". Перед сносом объект отключили от газоснабжения и от коммуникаций. Несколько человек заперлись и в павильоне на Ленинградском проспекте, где торгуют цветами, овощами и фруктами. Строители начали резать дверь в помещение.

Блогеры: власти переплюнули футбольных фанатов и хулиганов

Прямая трансляция с места событий велась в Periscope, а портал The Village собрал отзывы и фото очевидцев сноса. "Ни футбольные фанаты, ни одни другие хулиганы ни разу не устраивали такой погром, какой в эту ночь учинила московская мэрия. <...> В эту ночь власть санкционировала вторжение гастарбайтеров под охраной полиции на территорию, являющуюся частной собственностью. И тем самым нарушила статью 35 Конституции РФ", - пишет в Facebook основатель пародийного твиттер-аккаунта KermlinRussia Арсений Бобровский.

"Завидная оперативность. Если бы с такой же скоростью мэрия ремонтировала переходы - не было бы вчерашнего коллапса на "Тульской", - отметил политик Дмитрий Гудков. - Я не исключаю, что от палаток нужно было избавляться. Конечно, они портят внешний вид города. Но возникает вопрос: почему именно в такой варварской форме? Ночью?"

В "Архнадзоре" позицию мэрии поддерживают: координатор движения Константин Михайлов отмечает, что многие из павильонов "служили ненужным дополнением к архитектурному пейзажу памятников, городских улиц и площадей в центре", передает "Интерфакс". Активист также выразил надежду на то, что борьба с самостроем коснется в том числе и капитальных самовольных построек, возведенных на месте снесенных исторических зданий.

Вместо ларьков появятся скверы или парковки

Между тем мэр столицы Сергей Собянин написал на своей странице в соцести "ВКонтакте", что места, где находились сносимые объекты, благоустроят, а прежним владельцам "при их желании" предоставят возможность построить торговые объекты в других местах и на законных основаниях. Напомним, под снос в общей сложности попало более сотни строений, хотя владельцы многих из них доказали в суде, что постройки легальны.

В мэрии опираются на новую редакцию статьи Гражданского кодекса о самовольных постройках, позволяющей сносить без суда объекты, стоящие на территории общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей федерального, регионального или местного значения. Общественная организация "Деловая Россия" проверила 50 адресов из списка: по всем объектам зарегистрированы права собственности, а собственники 27 объектов имеют уже вступившие в силу решения судов об отсутствии самостроя, в том числе и ТЦ у "Щелковской".

Первый заместитель начальника Госинспекции по недвижимости Тимур Зельдич заявил в эфире радиостанции Business FM, что "пока ни один собственник не принес основополагающие документы, которые говорят о законности создания таких объектов". Он отметил, что схема, по которой собственники добивались оформления документов, незаконна по мнению властей, и "наличие такого договора не говорит о законности создания объекта". На месте снесенных ларьков могут появиться площади, скверы и парковки.

Юристы же говорят, что власти неверно толкуют Гражданский кодекс и не имеют права признавать капитальные объекты самостроем вопреки документам о законности строительства, не оспоренным в суде. Собственники "самостроев" жалуются, что чиновники не идут на компромисс: не хотят предоставлять новые места под торговлю и выплачивать компенсацию. А заявления о том, что под объектом проходят какие-либо коммуникации, порой оказываются ложными.

newsmsk.com

«Снесли, все отняли, да еще и побили»

Монолог московской предпринимательницы, лишившейся своих магазинов

В ночь на 9 февраля по приказу мэрии в Москве снесли десятки торговых павильонов в центре города и на окраинах. По заявлению властей, все они были построены с нарушением закона; и это при том, что у многих владельцев малого бизнеса были разрешительные документы. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев записал монолог Марии Антоновой, совладелицы магазинов, находившихся возле станции метро «Сокол». Она рассказала, что война вокруг них тянется еще со времен Юрия Лужкова, и ни один выигранный суд не спас бизнесменов от сноса магазинов прямо вместе со всем товаром.

+ + +

Я расскажу всю историю этой любви. Изначально здесь, у метро [«Сокол»], просто была площадь. Торговать мы начали в 1993 году, тогда здесь стояли обычные торговые палатки — киоски. В 1995-м взяли в аренду землю и поставили маленькие легковозводимые павильончики. К 850-летию Москвы в 1997 году управа района Сокол обязала нас, предпринимателей, эту площадь застроить. Нам поручили заняться оформлением документов, потому что мы были самыми ответственными — у метро стояла не только наша цветочная палатка. Кроме того, мы вывозили мусор — в общем, следили за территорией.

В 1997 году мы переоформили землю еще на пять лет, начали готовить документацию на строительство капитальных сооружений — и сумели подготовить ее только в 1999-м. Нужно было получить разрешение на строительство, на остальное. У нас пакет документов, если положить на пол, будет выше метра. Там, поверьте, было все — вплоть до измерения уровня радиации на Соколе. Три года собирали. Мы получили разрешение на строительство, переоформили землю — в разрешении было написано: «Под стационарный торговый комплекс». Построили, приняли в собственность.

Вчера у нас снесли два помещения: одно — 85 квадратных метров, второе — 112. В одном был продуктовый магазин, а в другом магазин «Евросеть», цветы и тоже продукты. Мы очень много за эти торговые места заплатили. Земля очень дорого стоила, согласования; всего около 500 тысяч долларов мы вложили.

Давить на нас начали, когда началось строительство Алабяно-Балтийского тоннеля в 2007 году. Тогда под горячую руку уже сносили один наш магазин — тоже варварским способом, и дали в итоге копейки. По беспределу приехали и снесли. На словах пообещали, что дадут бумажку, по которой после строительства туннеля вы якобы заново возведетесь. Еще и добавили: арендованная земля остается вашей, поэтому денег за нее не дадим. Чуть ли не сами вам все построим, только развернем ваш магазин геометрически. Ничего не построили, землю не дают, а тоннель строился сколько лет! Восемь лет мы платили налог на землю, которая по факту нам не принадлежала. А вы представляете себе ее цену? В земельном комитете долго мы спрашивали, с какого перепугу это происходит. Они каждый раз говорили: подождите, надо разделить, размежевать — словом, мутотень.

Не думайте, что вся эта история со сносом торговых мест началась сейчас. Нас периодически хотели снести на том основании, что под нами проходит газовая труба, и это опасно. Хотя на самом деле труба была отрезана еще в 2005 году. Мосгаз подавал на нас в суд, проигрывал, но не сдавался. Один раз проезжаю я мимо магазина на дачу, смотрю, а у меня у меня там целая бригада — Мосгаз, тогдашний зампрефекта Северного округа Олег Митволь. Перед магазином выкопали яму, перед ней стоит аж сам гендиректор Мосгаза Гасан Гаджиев. Говорит: у вас утечка, сейчас будем сносить ваш магазин. А сам стоит и курит над ямой. Я ему говорю: «Что же ты, господин Гаджиев, стоишь и куришь, сейчас же мы все взлетим ко всем чертям!» Он сразу сигарету бросил. Я говорю, мол, все вы врете, какой газ, когда его там и близко нет. Начался скандал, все орут как ненормальные. Меня даже побили немного тогда. Митволь сказал: «Мы вас все равно танками снесем». И они уехали.

Давление на нас продолжилось. Мытьем, катаньем, проверками. В суд на нас опять подали. Хотели отнять землю для государственных нужд. Один раз мы выиграли, потом апелляционный суд решение отменил. Мы единственные в Москве с нашими несчастными магазинчиками — дошли до Высшего арбитражного суда.

На меня то и дело нападал ОМОН, охранники на строительстве туннеля. Один раз палец сломали. Судились мы в общей сложности пять лет. Как принесем кипу разрешительных документов — все стороны в обморок падали. Как раз ко вступлению в должность [мэра Москвы] Сергея Собянина нас окончательно признали законным строением. У нас написано, что мы и земля под нами — стационарный торговый комплекс. Мы же не дураки — в Москве, да еще и на федеральной трассе делать самострой. Аренду земли нам продлили на 20 лет.

И вот недавно прислали одному из владельцев соседнего магазина уведомление на бумаге формата А4. Там было написано: «Собственнику! В связи с постановлением таким-то вы будете снесены тогда-то, срок выезда у вас до 23 января 2016 года». И внизу подпись — инспекция по контролю за недвижимостью города Москвы. И все. Ни печати, ни подписи. Куда с этим идти? В какой суд?

8 февраля до меня просто слухи дошли, что где-то кого-то будут сносить. Я с утра начала звонить в эту инспекцию по недвижимости — спрашиваю: нас-то сносите или не сносите? Товар-то убирать или оставлять? Как это вы не знаете, если я стою под объявлением, а там написано: по всем вопросам звонить к вам? Мне отвечают: сейчас у руководства спросим. Выясняется, что и руководство тоже ничего не знает. Звоните в префектуру. А там тоже неведение.

В итоге пришли сносить ночью — прямо с товаром, с людьми. Товара было полно. Мне по почкам дали. Арендатор мой, Дмитрий Кабанов, просил дать ему хотя бы полчаса — товар забрать. В итоге его скрутили и шьют ему чуть ли не 319-ю статью УК РФ — оскорбление представителей власти.

По поводу компенсационных выплат я ничего не знаю, и никто нам пока ничего не дает. Всего, как я знаю, 330 миллионов рублей в бюджете на это заложили. Это что, получается — сломать 104 объекта стоит 330 миллионов? Да дайте мне 330 миллионов, я свой объект сама вручную разберу. И забуду, как вас зовут. Дайте мне хотя бы 300, а 30 — так и быть — берите себе на мороженое.

Караул. Хуже бандитов. Я работаю на Соколе ровно 30 лет, но даже в 1990-е такого не видела. Снесли, все отняли, да еще и побили.

meduza.io

Решение суда Гааги по жалобе России по делу ЮКОСа будет объявлено 20 апреля

Окружной суд Гааги вынесет решение по жалобе России на взыскание 50 миллиардов долларов в пользу бывших акционеров ЮКОСа 20 апреля. Об этом заявила председательствующая судья Доминик Аартс, сообщает ТАСС.

"У меня нет вопросов, - отметила судья после того, как стороны представили свои аргументы. - Мы планируем вынести решение к 20 апреля".


Юристы Международного центре правовой защиты, представляющие в Окружном суде интересы России, заявили, что Третейский суд в Гааге не был правомочен рассматривать этот спор. Решение об удовлетворении иска бывших акционеров ЮКОСа было вынесено на основании положений Договора к Энергетической хартии.

"Федеральное Собрание РФ так и не ратифицировало ДЭХ, соответственно, Россия никогда не давала своего согласия на обязательное применение договора в полном объеме, а применяла его лишь на временной основе, в той мере, в которой оно не противоречило Конституции, законам или нормативным актам РФ. Отсюда следует, что Российская Федерация никогда не соглашалась на рассмотрение в арбитражном порядке возникшего спора на основании статьи 26 Договора Энергетической хартии", - говорилось в разъяснении МЦПЗ. В нем также отмечался еще ряд процессуальных нарушений со стороны Третейского суда.

Окружной суд Гааги не может по существу пересмотреть решение арбитража. Оно окончательное, и пострадавшие акционеры ЮКОСа теоретически могут идти с ним в суды 150 стран - участниц Нью-Йоркской конвенции. Но Россия пытается добиться отмены арбитражного решения в местном голландском суде по формальным основаниям.

В июле 2014 года Третейский суд в Гааге взыскал с России около 50 миллиардов долларов по иску бывших акционеров ЮКОСа. Поскольку Россия не начала выплаты истцам, с июня 2015-го в разных западных странах начались аресты российского имущества. Так, активы России были арестованы во Франции и Бельгии. Акционеры также подали заявления об исполнительных мерах по иску в суды США, Великобритании и Германии, поскольку в этих странах, в отличие от Франции и Бельгии, нельзя арестовывать имущество без санкции суда.

28 января Апелляционный суд Швеции отменил решение Стокгольмского арбитражного суда, вынесенное в пользу испанских инвесторов компании ЮКОС, требовавших от России компенсации за экспроприацию ее активов. Суд признал, что у арбитражного института торговой палаты Стокгольма, в июле 2012 года удовлетворившего иск фондов и взыскавшего с России 2 миллиона долларов и проценты, не было компетенции рассматривать этот спор.

Семь испанских фондов предъявили иск в Стокгольмский арбитраж в 2012 году после признания ЮКОСа банкротом и распродажи его активов. Они, ссылаясь на экспроприацию нефтекомпании государством, требовали выплаты компенсации за свои инвестиции. Подсудность спора обосновывалась двусторонним соглашением между Испанией и СССР о защите и поощрении инвестиций от 1990 года. Арбитраж принял к рассмотрению иск от четырех фондов и признал свою компетенцию по спору. Россия оспаривала ее в самом третейском суде, а потом в окружном суде Стокгольма, но успеха смогла добиться только в апелляционной инстанции.

Вердикт Апелляционного суда Швеции несколько усиливает позиции России в Окружном суде Гааги, поскольку Третейский суд принимал решение в том числе и на основании постановления Стокгольмского арбитража. Однако при этом использовались и решения других судов.

grani.ru