July 10th, 2014

Узбеки изнасиловали девушку на Поречной улице Москвы

Сотрудники полиции задержали двух подозреваемых в изнасиловании.

3 июля в 12.13 в ОМВД России по району Марьинский парк с заявлением обратилась 18-летняя девушка, которая рассказала, что около трех часов ночи на Поречной улице к ней подошли двое неизвестных и, угрожая ножом, совершили в отношении нее насильственные действия сексуального характера.


3 июля в 13.30 сотрудники уголовного розыска ОМВД России по району Марьинский парк в ходе оперативно-розыскных мероприятий задержали подозреваемых недалеко от места преступления. Ими оказались 27-ми и 31-летние уроженцы Узбекистана.

По факту произошедшего принято процессуальное решение, все материалы направлены в органы следствия.

По сообщениям официальных источников

И.А. Ильин. О монархии и республике

img09-01Какая государственная форма установится в России после революции, — мы не знаем. Мы не в состоянии предусмотреть и предопределить надвигающихся событий. Мы должны помнить, что мы всего-навсего незначительная часть русского народа и что за нами нет силы, которую мы могли бы противопоставить внутри-русской стихии и международным силам. Но мы знаем, что мы примем Россию в момент падения большевиков такою, какова она будет к тому времени: с переутомленной, измученной, ожесточившейся народной душой, с дезорганизацией повсюду, в состоянии всенародного оскудения и растерянности. Какая государственная форма будет тогда возможною, необходимою, желательною, спасительною? Ответ ясен и прост: внепартийная, сверхклассовая, национальная, религиозно-вдохновенная и жизненно-творчески-гибкая диктатура. Только она сумеет властною, авторитетною рукою остановить всякую новую гражданскую войну, подавить партийную резню и националистические погромы, сократить период хаоса, побудить население немедленно взяться за мирный труд, приступить сразу — к очищению страны от коммунистической нечисти и к водворению справедливых, устойчивых форм правопорядка. Без этого стране предстоит новая эпоха длительного распада и хаоса, с вечными восстаниями авантюристов, субсидируемых из-за границы и с новыми попытками гибельных расчленений извне и изнутри. Никакая республиканская форма, — центробежная по своей природе, — не справится с этой задачей. Никакая монархическая форма не сможет быть установлена на основе неосевшего хаоса, в пыли и грязи революционно-контрреволюционного кипения. Спасти Россию сможет только полновластный глава государства, вокруг которого мы сможем творчески объединиться, забыв все и помня одну Россию, не предрешая той окончательной государственной формы, в которой Россия сможет в дальнейшем жить и крепнуть.

Это есть великая иллюзия, что «легче всего» возвести на престол законного Государя. Ибо законного Государя надо заслужить сердцем, волею и делами. Мы не смеем забывать исторических уроков: народ, не заслуживший законного Государя, не сумеет иметь его, не сумеет служить ему верою и правдою и предаст его в критическую минуту. Монархия не самый легкий и общедоступный вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания. Республика есть правовой механизм, а монархия есть правовой организм. И не знаем мы еще, не видим мы еще, будет ли русский народ после революции готов опять сложиться в этот организм. Отдавать же законного Государя на растерзание антимонархически настроенной черни было бы сущим злодеянием перед Россией.

Посему: да будет национальная диктатура, подготовляющая всенародное религиозно-национальное отрезвление!

При таком положении дел нам, в зарубежии, надлежит блюсти скромность. А политически-партийное доктринерство из пространственного и временного далека — является непозволительным. Мы должны быть готовы к возвращению в Россию и к служению ей на месте при всяком небольшевицком, некоммунистическом строе. Мы будем служить ей, ее Делу, ее возрождению — предметно, честно и грозно. И тогда, там, на месте, учитывая реальную обстановку общенационального русского бытия, мы вместе со всей остальной Россией сумеем найти и создать, именно творчески создать новую государственную форму для нашей родины.

Именно в этом смысле и только в этом смысле мы считаем правильным не предрешать будущую государственную форму в России. Нам «приемлема» всякая небольшевицки-коммунистическая Россия; мы примем Россию во всякой политической форме — … только бы она нас опять приняла в свое вековое лоно. И так обстоит потому, что мы от России никогда и не отрывались, что и в революционной горячке, и под коммунистическим игом, и в мученичестве тюрем, колхозов и концентрационных лагерей она всегда оставалась нашим духовным, национальным и территориальным лоном, нашей родиной, нашей святыней; и клятвы верности ей, произнесенные нами, будут жить в нас до конца.

Но это не значит, что мы согласны быть людьми без политической идеи, без государственного идеала, без национальной памяти и благодарности, без волевого хребта; людьми, не постигшими исторических путей и судеб своей родины; отвлеченными мечтателями, воображающими, что есть единая государственная форма, наилучшая для всех стран и народов или что любой народный организм может по человеческому произволу жить и развиваться в любой государственной форме…1

В вопросе о монархии и республике ныне необходимо идейное очищение душ и глубокий идейно-государственный пересмотр. Здесь нельзя восклицать, шуметь, агитировать, интриговать и грозить. Здесь все поколеблено событиями последних двадцати пяти лет. Здесь ничего «само собой» не «разумеется». Здесь необходимо идейное творчество, восстановление старых забытых истин и новое освещение, и новое углубление их из глубины нового опыта и вынесенных страданий.

Те, кто хотят быть ныне «русскими республиканцами»2, — должны прежде всего показать совместимость русского исторического бремени и русской исторической судьбы с республиканской формой; они должны вскрыть республиканские способности и склонности русского правосознания, если таковые имеются; они должны показать, что республика всегда была формой русского национального расцвета или, если этого доселе не было, — что так «наверное будет в дальнейшем» и почему именно… Если же они не сумеют доказать этого, то им придется остаться при их отвлеченном «идеале» и признать его неприменимость в России. Ибо нелепа и скандальна такая постановка вопроса: «Россия должна стать республикой, хотя бы ценою своей собственной гибели».

Но и этого мало, они должны открыто и принципиально сосчитаться с фактом большевичкой республики, ибо этот факт вскрыл в республиканстве ряд больных и отвратительных уклонов. Им придется доказать, что начала классовой борьбы, личного карьеризма, партийной интриги, гражданской войны, одним словом — всяческой социальной и политической центробежности — не составляют самой сути республиканства. Они должны открыто выговорить, что идея республики переживает в России и повсюду острый кризис, ибо именно республика оказалась подходящей государственной формой для болыиевицкого содержания. Пока русские республиканцы этого не сделали, пока они пытаются игнорировать постигшую их беду и притворяются, будто ничего особенного не случилось, — они продолжают оперировать устаревшей и мертвой схемой; и к их республиканству нельзя относиться серьезно.

А те, кто хотят быть ныне русскими монархистами, — должны утвердить свой монархизм в событиях и судьбах русского прошлого и вслед за тем показать, что русская национальная и историческая проблематика по-прежнему требует монархической формы, что Россия может стать республикой только ценою своей собственной гибели. Мало быть «монархистом» в смысле отвлеченного идеала; Россия есть великая историческая реальность, а мы обязаны стать политическими реалистами. И иностранцы должны понимать и чтить этот реализм так, как мы умеем чтить реализм швейцарского или североамериканского республиканства.

Но и этого недостаточно. Русские монархисты обязаны открыто сосчитаться с фактом крушения монархии в России и доказать, что монархическая Россия рухнула не потому, что она была монархическая. Они должны мужественно осмыслить и исследовать это крушение и постигнуть его духовные, социально-экономические и национально-имперские причины — и тогда заново обосновать и оправдать идею монархии. Они должны показать, что все те обвинения, которые выдвигаются республиканцами против монархии, — «вредная централизация», «кастовый режим», «бюрократическое средостение», «бесправный произвол», «реакционный обскурантизм», «временщичество» и т. д., словом, все начала вредной и застойной центростремительности, — совсем не составляют самой сути монархизма. Они должны доказать, что монархия сокрушилась в России не потому, что монархическая стихия была слишком сильна в стране, а потому, что она ослабла, расшаталась и выветрилась в душах: что за последние двадцать лет перед революцией государственный строй в России был «монархией» больше по закону и по имени, чем по существу, ибо радикально настроенная интеллигенция проводила противо-монархическую тактику изоляции, оклеветания и обессиления Царя; что монархия в России заживо захлебнулась в чистореспубликамской стихии недоверия к главе государства, ослабления его власти, интеллигентского честолюбия и партийной борьбы за власть. Пока русские монархисты этого не сделали, пока они не очистили и не укрепили свое собственное монархическое правосознание и не доказали всем, что монархическая идея творчески жива, сильна и национальна (а не партийна!), они рискуют тем, что их «политику» будут принимать за политиканство и что они сами извратят идею монархии до полной неузнаваемости3

Ныне весь мир стоит на великом распутьи: и духовно, и политически, и социально. И кто хочет жить старыми, отжившими трафаретами, тот не имеет ничего сказать миру.

Новое же добывается лишь через духовный опыт и творческое созерцание.

1. Как образец отвлеченного доктринерства в политике укажу на брошюру проф. Ф. Ф. Кокошкина «Республика», Петроград. 1917.
2. Я подчеркиваю эту формулу: она означает «республиканцами из любви к национальной России». Ибо «республиканцем для России» может быть любой доктринер-иностранец, чуждый России и нисколько не принимающий ее благо к сердцу.
3. Срв., напр., кощунственно бредовую и бесконечно пошлую идею «Царь и Советы».

ivan-article.narod.ru

Депутата Алексея Митрофанова заподозрили в причастности к убийству бизнесмена

Глава думского комитета по информационной политике Алексей Митрофанов, которого подозревают в мошенничестве, может стать фигурантом еще одного уголовного дела. Вдова бизнесмена Олега Дергилева просит Генпрокуратуру и СКР проверить Митрофанова на причастность к убийству своего супруга, сообщает газета "Коммерсант" .

Создателя крупнейшей в Самарской области сети алкогольных магазинов "Горилка" Олега Дергилева убили 10 октября 2013 года недалеко от станции Козелки в Самаре. Водитель бизнесмена Андрей Читалов сообщил следователям, что несколько неизвестных в камуфляже и масках остановили автомобиль, в котором находились он и Дергилев. По словам шофера, нападавшие связали их и отвезли в лес, где коммерсанта застрелили. Глава следственного управления по Самарской области Валерий Самодайкин заявил, что рассматриваются различные версии убийства Олега Дергилева, в том числе связанная с его бизнесом.


7 июля Анна Дергилева написала заявления на имя генпрокурора Юрия Чайки и председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина, сообщив, что после гибели мужа обнаружила четыре расписки господина Митрофанова о получении от владельца "Горилки" полутора миллионов евро (по нынешнему курсу это составляет более 69 миллионов рублей). Вдова бизнесмена утверждает: сначала Митрофанов уверял, что все деньги вернул и у него есть расписки, но эти документы он при встрече с ней не смог представить.

В мае 2014 года, как следует из текста заявления, Алексей Митрофанов в своем рабочем кабинете в здании Госдумы передал Анне Дергилевой "незначительную сумму денег", а также пообещал, что вернет оставшееся "в ближайшее время". "Однако после этого он стал уклоняться от встреч и разговоров, его телефон стал недоступен", - говорится в заявлении.

В документе говорится, что срок возврата долга по двум первым распискам истекал 1 и 25 ноября 2013 года, а "10 октября Дергилева зверски убили". Свое заявление Анна Дергилева просит Генпрокуратуру и СКР "рассматривать как основание для проверки версии о возможной причастности" Митрофанова к смерти кредитора.

Представитель вдовы Алексей Левков подчеркнул, что Анна Дергилева никого не обвиняет в убийстве супруга. "Есть факты, есть документы, которые мы просто просим проверить. Если господин Митрофанов не имеет к случившемуся никакого отношения, то честь ему и хвала", - отметил господин Левков.

При этом, как сообщает издание "Коммерсант", женщина пытается взыскать с депутата свыше 67 миллионов рублей. По словам Левкова, было принято решение об обращении в суд, когда "были исчерпаны все другие пути цивилизованного разрешения ситуации".

Митрофанов, подозреваемый в мошенничестве, уехал в Европу

Напомним, 10 июня на пленарном заседании Госдумы Митрофанов по представлению Генпрокуратуры был лишен депутатской неприкосновенности в связи с расследованием дела о вымогательстве взятки у московского бизнесмена. Сам политик при этом не присутствовал, его не видели в Госдуме и в дни, предшествующие судьбоносному заседанию. В аппарате главы комитета сообщили, что это связано с ухудшением здоровья Митрофанова.

В пятницу 19 июня РБК со ссылкой на самого депутата сообщил, что он проходит лечение в Европе. Митрофанов не стал уточнять, в какой именно стране он находится, но сообщил, что планирует вернуться в Москву "в начале следующей недели" (то есть в 20-х числах июня). На сегодняшний день, 10 июля, о его прибытии в столицу для допроса не сообщается.

По версии следствия, Митрофанов был причастен к разработке плана хищения 200 тысяч долларов у предпринимателя Вячеслава Жарова весной 2012 года. Помощник депутата Александр Деревщиков, как установили следователи, узнал о том, что в Девятом арбитражном апелляционном суде происходит имущественный спор, участником которого является Жаров, и предупредил об этом своего начальника.

Впоследствии, по версии следствия, Деревщиков, Митрофанов, а также судебные приставы Али Кодзоев и Радиш Саутиев вошли в состав преступной группы, которая разработала план хищения денег у бизнесмена. В рамках этого плана Митрофанов встретился с предпринимателем и сказал ему, что за 200 тысяч долларов может повлиять на решение суда в пользу Жарова, задействовав "свой административный ресурс".

Из сообщения Следственного комитета следует, что Жаров принял предложение Митрофанова. От доверенно лица бизнесмена в том же 2012 году Саутиев получил часть от 200 тысяч долларов, которые, как пояснил коммерсанту участник преступной группы, должны были получить должностные лица арбитражного суда. Однако Жаров заведомо предупредил о вымогательстве денег сотрудников правоохранительных органов, которые в итоге начали расследование.

Во время расследования уголовного дела Деревщиков и Саутиев заключили досудебные соглашения о сотрудничестве. В рамках этих соглашений они дали подробные показания об обстоятельствах преступления.

Как отмечается в сообщении СК, суд над Деревщиковым и Саутиевым уже состоялся. Их признали виновными в мошенничестве и вынесли наказание с учетом помощи в расследовании. Али Кодзоев, в свою очередь, скрылся от следствия и был объявлен в розыск.

"Собранные по уголовному делу доказательства указывают на причастность Алексея Митрофанова к этому преступлению", - подчеркивает Следственный комитет. В связи с тем, что в отношении депутатов Госдумы применяется особый порядок уголовного судопроизводства, следователи направили в Генпрокуратуру материалы уголовного дела и проект представления о лишении неприкосновенности депутата Алексея Митрофанова и даче согласия на привлечение его в качестве обвиняемого.

Ранее Жаров утверждал, что Митрофанов был задержан среди прочих при передаче взятки в сумме 2,25 миллиона рублей, но его быстро отпустили из-за наличия депутатского статуса неприкосновенности.

Часть 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ, по которой, в частности, ведется расследование резонансного дела, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей. Статья также предполагает штраф в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет.

Ранее Митрофанов проходил по этому делу в качестве свидетеля. Он утверждал, что не знаком с обвиняемыми и к организации мошеннической схемы получения денег с предпринимателя никакого отношения не имеет.

Напомним, Митрофанов в 2012 году был исключен из партии "Справедливая Россия" после того, как проголосовал вразрез с фракционным решением за кандидатуру Дмитрия Медведева на пост председателя правительства. Однако формально он входит во фракцию справедливороссов.

С 1991 по 2007 год Митрофанов был членом ЛДПР, однако покинул ее, мотивировав свое решение тем, что "ЛДПР в последние четыре года находится в политическом гетто", в то время как Россия движется в сторону двухпартийной политической системы: "Время гениальных импровизаций и интуиций проходит, появляются системные партии". До этого он многие годы состоял в ЛДПР и считался одним из ближайших соратников лидера этой партии Владимира Жириновского.

newsru.com