July 4th, 2014

Массовые протесты в России могут начаться с Калининграда

Власти сообщили о притоке в регион активистов Майдана

Массовые протесты в России могут начаться с Калининграда. Вице-председатель областного правительства Михаил Плюхин сделал заявление, выражающее обеспокоенность тем фактом, что в регионе в последние месяцы наблюдается приток молодых мужчин с Украины, в том числе активистов Майдана, сообщает NR Baltija со ссылкой на сайт кабинета министров Калининградской области.

«Насколько нас информируют компетентные органы, в течение последних месяцев отмечается приток через польскую границу молодых мужчин с Украины, которые не могут внятно объяснить цель своего прибытия в Калининградскую область. Насколько мне известно, некоторые из них особенно не скрывали свое членство в киевских майданных сотнях», — сказал Плюхин.


Чиновник связал прибытие украинцев с тем, что в Калининграде вдруг стали появляться иностранные флаги на зданиях госучреждений. По его словам, всё это требует «определенного усиления бдительности от силовых структур».

«Мы готовы помогать беженцам, но помогать тем, кто приезжает к нам с добрыми намерениями», — добавил вице-премьер и призвал население активнее выражать свою гражданскую позицию.

NR Baltija напоминает, что во время массовых протестных акций в Киеве, в марте этого года трое калининградских активистов рядом с местным ФСБ водрузили немецкий флаг. По замыслу активистов, акция «была связана с необходимостью заставить канцлера ФРГ Ангелу Меркель занять более жесткую позицию по санкциям против Путина», сообщали тогда местные СМИ.

11 и 12 марта за «флаг» тогда были арестованы Дмитрий Фонарев, Михаил Фельдман и Олег Савин, они провели за решеткой от 10 до 25 суток. По словам калининградского журналиста Василия Адрианова, активистам помогали правозащитники из Human Rights Watch. Члены калининградской Общественной наблюдательной комиссии не приехали к арестованным, несмотря на обещания, сообщал портал nazaccent.

А 21 июня этого года в социальных сетях появился многозначительный плакат — Калининградская народная республика в цветах государственного литовского флага.

nr2.com.ua

Прокуратура Новгородского района направила в суд уголовное дело экстремистской направленности

Заместитель прокурора Новгородского района утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении 27-летней жительницы п. Тесовский Дарьи Бодровой. Она обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ - действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием СМИ.

По версии обвинения, 14 января 2014 года Бодрова, имея умысел на возбуждение национальной ненависти и вражды, разместила в сети Интернет на своей странице социальной сети «ВКонтакте» два аудиофайла экстремистского характера.

Согласно заключению социогуманитарного исследования, аудиофайлы содержат факты, свидетельствующие о негативной оценке группы лиц, по признакам национальности, происхождения, отношения к религии; негативные сведения о действиях представителей отдельных народностей; факты, содержащие положительную оценку враждебных действий по признакам отношения к религии, по принадлежности к какой-либо социальной группе; побуждения и призывы к враждебным действиям.

Вину в совершенном преступлении обвиняемая признала в полном объеме.

Уголовное дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением направлено в Новгородский районный суд для рассмотрения по существу.

procrf.ru

И.А. Ильин. России необходима свобода

83961_300 (1)Кто любит Россию, тот должен желать для нее свободы; прежде всего свободы для самой России, как государства, ее международной независимости, ее державной самостоятельности; далее - свободы для России, как национального, хотя и многочленного единства, т. е. творческой нестесненности, любовного взращивания русской и всех других российски-нерусских национальных культур; и, наконец, - свободы для русских людей, как множества духовных и хозяйственных личностей, свободы для всех нас, как живых субъектов права: свободы веры, искания правды, творчества, труда и собственности.

Это требование свободы есть основное, неоспоримое, аксиоматическое... Его необходимо продумать и прочувствовать до конца. Его необходимо принять духом и волею, чтобы уже не колебаться. Грядущая Россия должна быть свободна и будет свободна. Отвергающий эту аксиому жизни будет готовить и ей, и нам всем, и нашим детям и внукам - распад, соблазн и порабощение. Спорить здесь можно не о самой свободе, а лишь о мере ее и о формах ее политического и хозяйственного осуществления.


Необходимо прежде всего признать, что старый спор между «либералами» и «антилибералами» потерял свой былой смысл и обновился. За последние десятилетия в мире совершились события, которые сделали этот спор устаревшим. Впервые за всю свою историю мир увидел тоталитарное государство и испытал, что значит лишиться всякой свободы; он увидел и понял, что такой строй восстает и против Бога и против всех законов созданной им природы; что он превращает человека - не то в раба, не то в машину; что такой строй служит делу дьявола и что он поэтому обречен и гибелен!

В результате этого спор о свободе передвинулся и углубился. Оказалось, что он вращался на поверхности жизни и касался всего лишь некоторых отдельных видов личной свободы, о мере и о формах которой можно спорить и теперь, разрешая этот спорный вопрос различно в разных странах, ибо и здесь, как во всех человеческих делах, нет единого, спасительного рецепта для всех времен и народов.

Оказалось, что либералы не предусмотрели, что крайняя или несвоевременно и неуместно предоставленная свобода ведет к разнузданию и порабощению; они не предугадали, что человек, не созревший для свободы, может злоупотребить ею в разнуздании и продать ее за личный или классовый интерес, за чистый прибыток; что в мире встанут поработители, которым он и отдастся в рабство; они сумеют зажать разнуздавшихся, извести людей чести и совести, сорганизовать злых, заставить своих новых рабов служить себе за страх пуще чем за совесть - и тогда посягнут на порабощение и всех остальных народов, всего мира. Либералы с ужасом поняли, что они хотели совсем иного: они готовились к идиллии, а настал разврат... И даже самые крайние - либералы, анархисты, - с отвращением увидели безобразное буйство черни и живой ад тоталитарного коммунизма (князь Петр Кропоткин). Но было уже поздно. Безмерная свобода есть или ребяческая мечта или соблазн дьявола, а в жизни - то и другое вместе. Зло скрывается совсем не «в принуждении» и не в «государственности», как проповедовал Лев Толстой, а в безбожной и злой человеческой воле, которой безумно предоставлять «свободу». И потому всякая свобода должна иметь свою меру и форму, и притом у каждого народа - свою особую...

С другой стороны оказалось, что противники либерализма гораздо вернее предвидели опасности разнуздания и тирании; но и они отрицали только известные виды свободы, которые они считали развращающими и опасными. Они и не думали отвергать всякую свободу и всю свободу, но всегда разумели человека как существо самостоятельное, призванное к внутреннему (духовному) самоуправлению и самодеятельности. Уже дохристианское римское право, выговорившее парадоксальное утверждение - «раб есть вещь», не сумело и не захотело проводить в жизнь это духовно-противоестественное обобщение и постоянно отступало от него в сторону права и свободы. А после торжества Христианства, с его учением о личной, нравственно-ответственной и бессмертной душе, человек явился нам живым и творческим центром нравственной самодеятельности. Самые последовательные антилибералы, вроде английского философа Гоббса - начинали с человеческой самодеятельности и свободы, пытаясь примирить и уравновесить множество состязающихся личных центров, не угашая их жизни и творчества; и никто не думал о возможности или желательности коммунистического бедлама.

Итак, новейшее тоталитарное государство явилось великим потрясением и для сторонников политической свободы и для их противников. Этого исхода, такой развязки - никто не ожидал. Перед таким финалом старые споры потеряли свой смысл, и ныне весь вопрос должен быть поставлен и разрешен заново.

Историческое наказание было очень сурово и наставительно: кто не дорожит свободой, этим Божьим благом, - кто злоупотребляет или торгует им, - тот лишается его, лишается целиком, до конца, до погибели, чтобы другие на его примере научились ценить его-... Мы имели в дореволюционной России: свободу веры, исследования, слова, печати, труда, собственности, неполную свободу союзов, свободные выборы в законодательное собрание, чрезвычайно разветвленное и всестороннее общественное самоуправление, - и роптали... И только тогда, когда пришла настоящая полная несвобода, - цельная до конца, до погибели, - тогда мы поняли, сколь свободны мы были в Императорской России и чего мы лишились... - не «мы, русская буржуазия», и не «мы, русская интеллигенция», - а мы, русский народ всех званий, сословий и племен...

Ибо все утратили всё.

Русские люди роптали на то, что недостаточно ограждены права личности; - казалось бы следовало им совершенствовать в стране соответствующие законы и порядки, ибо огражденность личных прав ни в одной стране не сваливалась с неба, но они «уверовали» в революцию, которая впервые «все даст и устроит»; а революция отвергла личность и совсем отменила и попрала ее права.

Русские люди тянули к экспроприации и социализации земель, - одни хотели получить чужое в неограниченном количестве и даром, - другие «уверовали», будто русский мужик только и мечтает о том, чтобы ему ничего не принадлежало, а только - все общине; а революция отняла все у всех, погасила частную собственность и ввела вожделенный «социализм». Русские люди роптали на государственную цензуру, - «пусть всякий пишет, кто во что горазд и пусть ему никто не мешает»; за эту глупую и наивную безмерность история подарила им коммунистическую монополию мысли, слова, печати и преподавания. Русские люди отходили от своей Церкви и не участвовали в ее. жизни, а о духовенстве рассказывали друг другу плоские анекдоты; и вот дьявол истории поднял вихрь безбожия, гонений и кощунств.

Тогда русский народ понял, что он был свободен и стал рабом; что Императорская Россия никогда не стремилась создать тоталитарный режим; что Россия при Государях строилась совсем не полицейским гнетом, как писали тогда радикальные газетчики, а национальным самоуправлением.

Только совсем неосведомленные и зложелательные иностранцы, да теперь свои доморощенные клеветники без стыда и совести - могут говорить о «деспотическом строе» или о «народном рабстве» в России применительно к 20 веку. Со стороны иностранцев это до известной степени понятно: они не понимают, что самое пространство всегда требовало в России децентрализации и самоуправления; что опасность анархии всегда была в России больше, чем возможность авторитарного зажима; что самое дыхание Православной Церкви обеспечивало нам признание личного начала и вовлечение сердца в строительство государства; что наши многоплеменность, многоязычность и многоверие - делали у нас самоуправление неискоренимым; что самые властные русские государи, как Петр Великий, заботились больше всего о том, чтобы поднять народную самодеятельность; что самый консервативный русский царь, Николай Павлович, систематически подготовлял освобождение крестьян и прямо называл крепостное право «началом зла». Иностранцы не знают Россию, меряют ее своим маленьким аршинчиком и потому ошибаются. Другое дело - доморощенные поносители, которые и теперь еще имеют бесстыдство писать о России, как о «каторжной империи», которая, якобы, держалась «похотью власти» и «радостью унижения слабых» (смотри статью пресловутого Федотова [1] в 16 книжке «Нового Журнала»).

Скажем же однажды сами себе: культура законности и свободы бесспорно нуждалась в России в дальнейшем совершенствовании, но к началу 20 века русский народ имел в основном посильную для него свободу, которую он утратил целиком при Советах. При императоре Николае II народная самодеятельность в России непрерывно крепла и росла: и в расцвете Земств и Городов, и в трудах Государственной Думы, и в движении за восстановление Православной Соборности, и в личной земельной собственности Столыпина, и в росте кооперации, и в движении за свободные рабочие союзы, и просто в нестесняемой правительством культурной инициативе самого населения на всех поприщах жизни. Словом: России грозило не «самодержавие трона», а разнуздание народа, над которым работали революционные партии; опасность лежала совсем не в «деспотическом режиме», а в неукрепленности массового правосознания; страшна была не реакция, а революция...

После революционного порабощения русский народ, может быть, поймет, что он жил доселе не в рабстве, а в свободе; что свобода есть неотъемлемое право человека на законно урегулированную самодеятельность, но отнюдь не право на революцию или на грабеж; что свобода всегда будет иметь свои законные пределы; что у разных народов мера свободы бывает различна и что она зависит от укорененности и несоблазнимости общенародного правосознания.

Мы не сомневаемся: Россия вернет себе свободу, укрепит ее и приучит свой народ к свободной лояльности. Но в дьявольской школе тоталитарного коммунизма она научится ценить свободу, не злоупотреблять ею, не торговать ею и стойко блюсти ее законные пределы.

25 июня 1949 г.

[1] Федотов Георгий Петрович (1886 — 1951) — русский религиозный мыслитель, философ культуры, историк, публицист. В молодости участвовал в революционном социал-демократическом движении. Окончил Петербургский университет, специализировался по истории средних веков. С 1925 г. за рубежом. Профессор Богословского института в Париже и Православной академии в Нью-Йорке. Один из основателей журнала «Новый град», в котором развивал идеи христианского гуманизма. В отличие от Ильина, положительно оценивавшего роль самодержавия и монархии в развитии России, Федотов критически относился к самодержавной власти, которая, по его мнению, сдерживала духовное движение нации, указывал на пороки и темные стороны русской истории, чем и заслужил нелестные отзывы о себе. (Здесь имеется в виду его статья «Судьба империй»//Новый журнал.— Нью-Йорк, 1947.— # 16).

Текст взят из общедоступных источников

Стрелков: Новороссия погибнет в самом скором времени, Славянск еще раньше

Лидер сепаратистов признает, что "ополченцы" терпят поражение.
"Министр обороны" самопровозглашенной "Донецкой народной республики" Игорь Гиркин (Стрелков) признал, что падение Славянска, а также ДНР и ЛНР произойдет "в самом скором времени", сообщается на странице группы Сводки от Стрелкова Игоря Ивановича ВКонтакте.

"Николаевка окружена. Связи с гарнизоном нет. Продолжаются непрерывные обстрелы Семеновки, Николаевки, ТЭЦ. Количество расходуемых снарядов такое, что в Чечне такого не видал. Ночью Славянск был неоднократно обстрелян... Население охватила паника. Все проклинают Киев, Порошенко и… Россию. Которая дала надежду и бросила на произвол карателей", – заявил "министр обороны" ДНР.

По его словам, "ополченцы" практически не используют пехоту, а только защищаются.

"Если Россия не вступит в дело в самое ближайшее время, Новороссия погибнет в самом скором времени. Славянск погибнет намного раньше, чем все остальные. Наше снабжение полностью прервано. Так что разгрузки, ботинки, приборы ночного видения и все прочее можно смело отправлять куда угодно — к нам они уже не дойдут. Обстрел города продолжается", - сообщил Стрелков.

korrespondent.net

Российские войска осуществляют укрепление границы в местах пункта пропуска - Парубий

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Андрей Парубий называет запугиванием распространение со стороны российской стороны информации о подготовке вторжения в Украину в ближайшие дни.

“Понятие введения миротворческой миссии может состояться только под эгидой ООН. В данном случае это прямая угроза Украине... И когда оно (нападение) состоится, сказать трудно, но такой вариант возможен, агрессия со стороны РФ не прекращается”, - сказал Парубий.
По словам секретаря СНБО, отвода российских войск от украинской границы в действительности не наблюдается, напротив, российские военные осуществляют боевое укрепление на границе, в частности в местах пункта пропуска.

Как сказал Парубий, в непосредственной близости от украинской границы находится до 40 тыс. военных вооруженных сил РФ, а также значительная группировка вооруженных сил России находится в Крыму и продолжает усиливаться.

В то же время секретарь СНБО отметил, что на украинско-белорусской границе не наблюдается какого-либо скопления войск и военной техники. “Я думаю, что их агрессия усилилась, потому что им сложнее перебрасывать террористов и оружие на восток. Поэтому появились такие заявления с угрозами”, - сказал Парубий.

unian.net