May 4th, 2014

Волгоградца осудили за выстрел в бандита с ножом

В Краснооктябрьском районном суде Волгограда вынесен приговор местному жителю, обвиняемому в превышении пределов допустимой обороны при защите дочери от нападения большой группы кавказцев, которые, используя в качестве инструмента убеждения нож, пытались заставить девушку и ее подругу вступить с ними в половую связь.

Как сообщили V1.ru в Краснооктябрьском районном суде, в ходе судебного разбирательства было установлено, что инцидент произошел в июле 2013 года. Примерно в одиннадцать часов ночи волгоградец находился дома, когда ему на сотовый телефон позвонила дочь и сообщила, что на нее с подругой напали неизвестные парни. Девушка сообщила, что находится напротив дома по улице Титова в Краснооктябрьском районе города Волгограда. Обеспокоенный отец, не раздумывая, схватил карабин, заряженный боевыми патронами, и отправился спасать дочь.

«Девятнадцатилетние девушки-первокурсницы вечером гуляли по улице, когда рядом с ними остановился автомобиль «Газель», – рассказали в суде. – Оттуда стали выходить парни кавказской наружности, которых, по словам очевидцев, было не меньше 10-15 человек. Они вели себя вызывающе: обхватывали девушек за талии, прижимали к себе и говорили им о том, что намерены совершить в отношении них действия сексуального характера. Девушки пытались вырваться, но у них ничего не получилось. Одна из них, используя громкую связь сотового телефона, смогла позвонить отцу, и тот примчался на помощь».

Мужчина оказался на месте через считаные минуты – нападение на его дочь и ее подругу произошло недалеко от его дома. В это время на месте происшествия оставалось только двое парней – остальные, по видимому, при виде человека с ружьем сочли за благо ретироваться. Увидев, что к дочери приближается неизвестный с ножом в руке, волгоградец сделал предупредительный выстрел в воздух и потребовал от нападавшего отойти назад, однако тот и не думал останавливаться.

Вместо этого незнакомец переключился на отца потерпевшей, очевидно, не восприняв угрозу всерьез и решив, что тот блефует. Подойдя к нему на расстояние около пяти метров, нападавший замахнулся ножом. Чтобы пресечь действия злоумышленника, отец девушки выстрелил, прострелив молодому мужчине правую ногу.

Суд квалифицировал действия волгоградца как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, поскольку, согласно заключению эксперта, здоровью раненого был причинен тяжкий вред. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание обвиняемого, суд учел признание им вины и раскаяние в содеянном. В результате мужчина, защищавший дочь и оборонявшийся сам от группы вооруженных налетчиков, был приговорен к наказанию в виде шести месяцев ограничения свободы.

При этом ни один из нападавших наказания за дерзкое нападение на девушек не понес. Их раненный из ружья приятель был признан пострадавшим, но на судебные заседания не являлся, и дело в конце концов было рассмотрено без его участия. Доставить «жертву преступления» в суд в принудительном порядке не представилось возможным: соседи рассказали судебным приставам, что молодой человек не проживает по указанному в обвинительном заключении адресу и находится на лечении в Грузии. На этом последний след «пострадавшей стороны» был потерян.

По словам координатора народного движения «Право на оружие» Михаила Гольдреера, осужденному необходимо добиваться справедливости и обращаться в суд с исковым заявлением с требованием привлечь к ответственности нападавших.

«Шесть месяцев ограничение свободы – это еще по-божески, – считает господин Гольдреер. – Мужика, которого мы отбили в Воронеже и который ранил одного из грабителей, напавших на его дом, вообще хотели «закрыть» на пять лет. Но мы добились результата – следствие прекращено. Это уже прогресс. Что касается случая в Волгограде, то хотелось бы найти этого человека, найти его адвоката и подать встречный иск на нападавшего, чтобы по полной программе было проведено следствие по поводу этого нападения. И вообще, почему эту инициативу не проявила сама прокуратура, на основании какого закона? Почему нападавший не может быть хотя бы ограничен в свободе? Интересное у нас в области правосудие.

Сейчас в Госдуме готовится к рассмотрению законопроект о самообороне, причем Верховный суд, МВД и Минюст руками и ногами против него. Они возражают очень изощренно, говоря, что будет очень трудно отличить при защите жилища самооборону от самосуда. Ни в одной стране, где этот закон действует, такой проблемы нет. Попал на чужую территорию, да еще с нехорошими намерениями, получи сполна все, что тебе положено, и никто не будет виноват. А у нас надо еще доказать, что выстрел в преступника – самооборона, а не самосуд.

Сейчас о законопроекте идет дискуссия на сайте движения «Право на оружие» и возражения Минюста, МВД и Верховного суда обсуждаются саркастически. Получается, что не хотят наши правоохранители и судьи, чтобы им было трудно. Вот такие они, замученные трудностями. Зато гражданам легко. Легче не придумаешь – получи пулю от преступника и покойся с миром».

Известный писатель Михаил Веллер также убежден в том, что осужденный за превышение пределов самообороны мужчина действовал сообразно обстоятельствам и поэтому не должен был оказаться на скамье подсудимых. Сама же история суда над фактически потерпевшим представляется ему «до ужаса типичной и до боли знакомой».

«В этой истории нет абсолютно ничего нового, – сообщил V1.ru господин Веллер. – Можно только повторить то, что всем известно и еще одну вещь, которая известна, пожалуй не всем. Первое – законы существуют не для того, чтобы судили по букве закона. Они существуют для того, чтобы судили по совести, в рамках закона. Следует понимать, что закон – это проекция совести на плоскость реальности.

Закон – это попытка описать, формализовать и зафиксировать представления людей о должном, идеальном и справедливом. То есть наше представление о справедливости – первично, а закон – вторичен. Закон – это производное от них. Но поскольку плоскость реальности – не ровная, как стол, а бугристая, и в каждом отдельном случае имеют место свои особенности, вот для этого суд и должен иметь совесть и принимать во внимание все обстоятельства.

Следующий момент – совершенно понятно, что суд должен быть абсолютно независим. Поскольку суды абсолютно зависимы, все разговоры о правосудии – не более, чем привычное лицемерие.

Второе – понятно, что уже в течение многих веков во всех приличных странах сколько-нибудь серьезные случаи рассматривает суд присяжных. И суд присяжных абсолютно независимый, и решения присяжных не может отменить никто, вплоть до государя-императора. Поскольку у нас нет ничего подобного, о правосудии речь идти не может.
Третье – национальность нападавших и их вероисповедание не имеют ни малейшего значения. Будь они эскимосы, австралийские аборигены, китайцы или свои, российские славяне – закон должен быть для всех абсолютно один. Разница только в том, что ментальность у разных народов несколько различная, и если русский на Кавказе сделал с кавказской девушкой то, что позволяют себе сплошь и рядом кавказские юноши в России, то этого русского юношу зарезали бы на месте, а суд сказал бы, что он сам зарезался, или что преступников не удалось найти.

Наши суды не только, на мой взгляд, продажны, но и, к сожалению, глубоко наплевательски относятся к собственным гражданам. То есть, возникает ощущение, что русский человек не может быть чиновником, русский человек не может быть судьей в России, потому что вдруг он начинает напоминать агента Пентагона – начинает работать во вред собственной стране и собственному народу. Потому, видимо, государь-император Петр Алексеевич велел нанимать их из немцев, голландцев, шведов и прочих. Потому что они несколько более склонны к справедливости, объективности и порядку. К нашему с вами величайшему стыду и прискорбию.

Последнее – если человек переступает черту закона, то более закон не должен его защищать. В тех странах, где казнят за торговлю наркотиками, наркотиками не торгуют. В тех странах, где рубят руки за воровство, не воруют. Разве что от воровства в особо крупных размерах люди не могут удержаться – в Китае регулярно расстреливают подпольных миллионеров и казнокрадов.

И в тех странах, где казнят за убийство, практически не убивают. Представляется, что все эти опыты нам полезно было бы перенести на свою почву, но сначала необходимо сменить все органы внутренних дел, да и все прочие правоохранительные органы. Я предполагаю, что до тех пор, пока не будет сменена вся государственная структура, мы десятилетие за десятилетием и будем вопить об одном и том же – все это уже смертельно надоело! – о том, что нас обижают, но наши судьи, почему-то, подлы и продажны».

v1.ru