March 9th, 2014

Россия пригрозила США закрытием въезда для инспекторов в рамках договора о СНВ

Руководство Минобороны рассматривает вопрос о временном запрещении въезда для инспекционных групп в рамках обязательств по договору о СНВ и Венскому документу 2011 года. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на высокопоставленный военно-дипломатический источник в ведомстве.

По заявлению источника, «на этот шаг мы готовы пойти в ответ на заявления Пентагона о приостановлении сотрудничества между военными ведомствами России и США». Так, подобные санкции, объявленные Соединенными Штатами, фактически является подрывом доверия двухсторонних контактов по соблюдению вышеуказанных соглашений.

Он пояснил, что подобные недружественные акции США и НАТО, направленные против России и ее украинской политики, могут стать поводом для объявления властями РФ форс-мажорных обстоятельств.

Ранее сообщалось, что правительство США наложили ряд дипломатических и экономических санкций на российских и крымских чиновников, которые, по мнению американских властей, могут быть причастны к событиям в Крымской автономии.

polit.ru

Эксперты предсказали уход экономики РФ в минус

Виноваты фундаментальные причины и «идиотские» идеи власти

Рубль будет и дальше ослабевать, поскольку его позиции непосредственно связаны с ситуацией в российской экономике, считают эксперты. ЦБ РФ может частично воздействовать на курс национальной валюты, однако регулятор не всесилен и, более того, предпринимает «идиотские» меры. Экономика же неизбежно будет «падать», поскольку глубинные проблемы в ней не решены и не решаются.

«Есть фундаментальные причины для ослабления рубля. Первая – это слабеющая российская экономика. Именно поэтому рубль ослабевал еще в прошлом году, когда экономика затормозила. Вторая причина – отток капитала», – сказал сегодня на пресс-конференции директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. По его оценке, экономика будет ослабевать и дальше, и 2014 год станет первым за 15 лет (не считая кризисного 2009 года), когда она окажется в минусе.


Главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев согласен с тем, что для ослабления рубля есть фундаментальные причины как бы это ни пытались отрицать Минфин РФ и глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина. По его словам, в экономике существуют глубинные проблемы, без решения которых ни ее, ни рубль не укрепить.

«Экономика – наука невеселая, рецептов (для исправления ситуации) мало и они все скучные. Раз факторы (обусловившие ослабление валюты и спад в экономике) глубинные, то надо и править внутри: заниматься скучным последовательным инвестиционным процессом», – сказал Беляев.

Он отметил, что первый шаг в этом процессе должно делать государство, выступая со своими проектами и мегапроектами, а затем подключая к ним частных инвесторов. Что касается конкретно курса российской валюты, то эксперт призвал не уповать на Центробанк РФ – регулятор здесь не всесилен. «ЦБ, конечно, может управлять курсом (с помощью, например, валютной интервенции), но только в пределах тренда, он может лишь сглаживать резкие колебания», – считает Беляев.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктор Ивантер не совсем согласен с такой точкой зрения на действия ЦБ РФ. «У регулятора полтриллиона резервов, и он может делать, что хочет», – сказал он.

Ивантер считает, что на ситуацию с рублем влияют и «идиотские» идеи ЦБ, например, таргетирование инфляции (то есть, установка планового показателя инфляции на какой-то период, как правило, год). Он уверен, что ничего хорошего из этой идеи не выйдет, кроме того, уверен Ивантер, инфляция – естественный процесс, характерный для развивающейся экономики.

nr2.ru

Епископ Григорий (Граббе). Нет ничего дороже истины

22804_600Казалось бы, что с отделением от Русской Церкви и объявлением своей автокефалии, Православной Церкви в Америке нечего особенно заботиться о проблемах в Русской Церкви или ее заграничной части. Надо думать, что современность и у нее создает не мало своих духовных и правовых проблем чисто местного характера.

Так это представляется с объективной точки зрения. Но на самом деле оказывается, что Американская Церковь очень даже занята положением Русской Зарубежной Церкви и старается восстановить против нее свое духовенство и мирян. Мы видим это из копии циркуляра за подписью начальника Канцелярии Митрополии от 1 июля сего года, протоиерея Роберта Кондратика, опубликованной 8-го сентября сего года в газете "Русская жизнь". При вышеуказанном циркуляре о. Роберт Кондратик разослал и свою статью под заглавием "Зачем углублять разделение?" Подзаголовок объясняет, что это есть "Заявление Православной Церкви в Америке по поводу послания так называемой Русской Православной Церкви Заграницей".


Перед этим, кто-то мне прислал этот циркуляр духовенству Православной Церкви в Америке с приложением его подлинного сообщения. Я написал, было, разбор этого заявления до его опубликования, в которое внесены были некоторые поправки: например, название Зарубежной Церкви написано без кавычек в подлиннике, поэтому я не меняю написанного в этом подлиннике.

Авторов этого заявления беспокоит, что в "то время, когда Русская Православная Церковь — после 70 лет преследования и государственного контроля, имеет возможность для новой жизни и собственной активности" после того, что Священный Синод Русской Православной Церкви в прошлом январе формально признал реальность условий, в которых Церкви приходилось жить, и она стала двигаться к прославлению мучеников коммунистического периода, "накануне решительного Всероссийского Собора епископов, клира и мирян, который избрал нового Патриарха тайным голосованием и, не дожидаясь результатов этого Собора, так называемая Русская Православная Церковь Заграницей (следуют две вариации перевода ее названия — Е.Г.) находит возможным принимать в отношении мученической Церкви надменную и фарисейскую позицию осуждения. Она объявляет свое решение устроить свою юрисдикцию в самой России, таким образом разделяя Тело Христово".

Далее дается критическое объяснение, что из себя представляет Русская Православная Церковь Заграницей, почему-то с помещением ее названия почти всегда в кавычках. Очевидно, автор желает этим показать свое неуважение к ней, проявляя этим и свою недостаточную осведомленность. Он очевидно не знает, что после массового исхода чад Русской Церкви во главе с Высшим Церковным Управлением Юга России, по прибытии своем в Константинополь, они были приняты Константинопольским Патриархатом на свою территорию.

Нормально, для образованного критика, перед началом своей работы хорошенько ознакомиться с тем, что писалось ранее самим объектом этой критики, а не только тем, что писалось его врагами в пылу полемики.

По-видимому, у сторонников Американской Митрополии существует совсем другой и не обычный для научной работы метод. Ведь вот, сравнительно недавно, писал критическую работу о Зарубежной Церкви Димитрий Поспеловский. Он попросту игнорировал всю очень обширную литературу об этой Церкви. Поспеловский даже не только не читал, но он и не упомянул ни разу ее официальных органов, начиная с двадцатых годов нашего столетия и даже до сего дня. Тому же странному методу следует и о. Роберт Кондратик и вследствие этого делает неизбежные ошибки.

Итак, как же о. Кондратик определяет Русскую Православную Церковь Заграницей? "Это есть отдаленная преемница группы епископов, которых Временное “Высшее Церковное Управление” было формально упразднено в 1922 году Святейшим Патриархом Тихоном, потому что оно уже тогда вело политическую деятельность, которая компрометировала Церковь. Даже и ныне она вне общения со Вселенской Церковью и, в сущности, является схизмой". Он отмечает, что это происходит как раз тогда, когда все православные Церкви "и, конечно, наша собственная автокефальная Церковь в Америке, готовы праздновать возрождение свободной церковной жизни в России путем примирения и мира".

Насколько основательно такое оптимистическое определение положения Церкви в России, лежит на совести о. Кондратика. С нашей точки зрения покорное избрание Патриархом человека, который по свидетельству бывшего его начальника Фурова стоял на первом месте в иерархии в отношении послушности безбожникам, никак не является подтверждением, якобы, свободы религии. Ведь закона об этой свободе так и нет, коммунистическая партия по-прежнему остается у власти и привычка Московской иерархии ставить ее волю выше всего.

Имея, видимо, очень скудные сведения о новейшей истории Русской Церкви, о. Кондратик обвиняет возглавителей Зарубежной Церкви во лжи. Прежде всего, он хотел бы внушить читателю, что основатели Зарубежной Церкви, якобы, не ссылались на Всероссийский Собор и постановление 1920 года, которое, де, не могло применяться вне России. На самом деле, нигде такого ограничения не было. Если бы о. Кондратик читал литературу о заграничном церковном разделении, то он знал бы, что в Патриаршем указе 26 марта/8 апреля 1921 года значилось признание силы за постановлениями Высшего Церковного Управления Заграницей. Там содержится подтверждение назначения Митрополита Евлогия для управления Западно-европейскими церквами "ввиду состоявшегося постановления Высшего Церковного Управления Заграницей".

Это-ли не признание законности этого Управления Патриархом?

Что касается Всероссийского Собора, в то время уже не функционировавшего, то оно имело значение только в отношении общего порядка управления Русской Церкви.

Совсем странным и опять таки свидетельствующим о неосведомленности автора о том, что существование заграничного управления не было нарушением канонов, является его незнание о том, что Вселенская Патриархия, приняв Высшее Церковное Управление на Юге России, прибывшее с многочисленными беженцами, предоставила им функционировать на своей территории в согласии с 39-м правилом Шестого Вселенского Собора. Несколько позднее, Сербская Церковь предоставила приют этому Управлению на своей территории с правом устраивать свои приходы и автономно управлять ими, прямо сославшись на это правило. В свое время об этом не мало писалось, в частности проф. церковного права С.В. Троицким, Е.А. Махараблидзе, мною и другими, не говоря уже об официальных документах.

Что касается указа Патриарха об упразднении Заграничного Синода в 1922 году, то из уважения к имени Патриарха Зарубежный Собор его принял к исполнению, хотя в этом определении упоминалось, что самое московское постановление было написано в то время, когда Патриарх Тихон уже находился под арестом, а членов Синода не было на лицо. В самом патриаршем определении явно признавался этот факт, ибо там значится, что суждение откладывалось "о некоторых духовных лицах до восстановления деятельности Синода и при полном числе его членов".

Отец Кондратик пишет, что Архиерейский Синод "скрыл" вынесенное в таком порядке постановление об его упразднении. Опять таки, он просто признает "не бывшим" то, чего не знает, или не желает знать. А ведь по этому вопросу печаталось в свое время очень много и постановления Синода, и Собора, опубликовывались и в церковной, и в лаической прессе. Заключение Патриарха прибавило еще одну причину для самостоятельного существования Зарубежной Церкви вне административного подчинения Патриарху на основании определения от 7/20 ноября 1920 года. Ни он сам, ни его местоблюститель такого требования и не предъявляли, а зарубежные архиереи проявляли свою принадлежность к Русской Церкви в том, что поминали Патриарха, а после его кончины — его местоблюстителя Митрополита Петра Крутицкого. Отец Кондратик, видимо, не знает, что 7/20 ноября 1920 года Патриарх Тихон уже имел перед собою ряд проблем, прежде всего в Москве, а затем и в разных частях Русской Церкви. Буквально одновременно с заседаниями эвакуированного Церковного Управления Юга России на корабле в Константинополе, — Патриарх Тихон возглавлял в Москве Совещание Синода и Высшего Церковного Совета по вопросу об организации церковного управления в оторванных от Москвы областях на случай, что само это управление не сможет функционировать. Последнее скоро и произошло.

Проявлений недостаточной богословской осведомленности в статье о. Кондратика так много, что перечисление их заняло бы у нас много места, а у читателя много времени. Кое что, однако, надо отметить.

Он пишет: "Каноны Православной Церкви запрещают епископам покидать свои епархии для осуществления юрисдикции". Это, конечно, несомненно при нормальных условиях жизни. Однако, каноны предусматривают и особые условия, вызываемые независимо от людей. Рекомендуем о. Кондратику в библиотеке Богословского Института взять книгу Правил и познакомиться с 39-м правилом 6-го Вселенского Собора с толкованием этого правила епископом Никодимом Милаш. Тогда он может быть поймет, что Константинопольская Патриархия по прибытии из Крыма бесчисленных кораблей вместе с Высшим Церковным Управлением Юга России, предоставила последнему автономию в управлении этой паствой на территории Патриархата. За этим последовало приглашение Высшему Церковному Управлению во главе с Митрополитом Антонием поселиться в Югославии с правами полной автономии в управлении на территории Сербской Церкви. Эта автономия безболезненно принималась всеми автокефальными Церквами, вследствие чего нигде не было никаких осложнений при устройстве управления русскими церквами ни с одной автокефальной Церковью. Подробные данные о взаимоотношениях Русской Православной Церкви Заграницей с автокефальными Церквями на Востоке содержатся в моем докладе Всезарубежному Собору 1938 г., напечатанном в Деяниях Собора и в первом томе моих сочинений вышедших в 1964 году. Большая часть посланий, которыми главы Заграничной Церкви обменивались с автокефальными Церквами, печаталась в официальном органе Архиерейского Синода "Церковные ведомости", а затем, "Церковная жизнь". Если бы о. Кондратик прочел эти публикации, он увидел бы, насколько далеко его утверждение, что Русская Церковь Заграницей что-то "скрывала от членов своей Церкви". Вследствие такой неосведомленности о. Кондратик делает заявления, несогласные с фактами. Так, он пишет: "Патриарх Тихон с одобрения своего Синода и Патриаршего Совета формально и официально объявил Высшее Церковное Управление Заграничной Церкви неканоническим (указ 342) и назначил Митрополита Евлогия единственным правящим епископом русских беженцев в Европе".

Тут важно отметить, что этот акт 1922 года вовсе не был написан с одобрения Синода и Патриаршего Совета.

Отец Кондратик видимо не знает, что ни Синода, ни Высшего Церковного Совета в Москве в апреле 1922 году уже не существовало. И самый указ не мог быть ими написан, по свидетельству Митрополита Феофила, тогда еще протоиерея Пашковского, находившегося в Москве в самый день, которым помечен указ об упразднении Высшего Церковного Управления Заграницей. Сам он и г-н Колтон хотели видеть Патриарха, хлопоча о назначении в Америку Митрополита Платона. Они были у Патриарха за два дня до даты указа. Патриарх уже был под строгим наблюдением. Он ничего не решался подписать и сказал им, что сочувствует его назначению, но направил их к Высшему Церковному Управлению, поскольку дело это "уже было в руках Управления". Через день они опять пришли к Патриарху и нашли его помещение оцепленным ГПУ. Повторяю, это был тот самый день, датой которого помечен указ об упразднении Высшего Церковного Управления Заграницей.

Можно-ли признавать это доказательством свободного решения Патриарха Тихона?

Если теперь отец Кондратик заинтересуется всеми фактами, связанными с этими обстоятельствами, то он найдет более подробные сведения и копию письма г. Колтона в моей статье, помещенной в "Церковной жизни". Оно там приведено целиком. Может быть это поможет ему усвоить, что раньше чем писать о чем-нибудь, надо изучить, или хотя бы прочитать кое что.

Что касается вышеприведенного материала, надо сказать, что все эти сведения об обстоятельствах, при которых был издан указ об упразднении Патриархом Высшего Церковного Управления Заграницей, конечно, в то время были известны Митрополиту Платону и, вероятно, Митрополиту Евлогию, но не были известны Митрополиту Антонию и другим заграничным архиереям, а также интересовавшимся церковными событиями пастве. Два митрополита это скрывали от других архиереев, чтобы получить от них свою независимость.

Пользуясь двумя мерками, о. Кондратик понимает, что позднее Митрополиты Платон и Евлогий имели основания отделиться от Митрополита Сергия, когда он ультимативно потребовал от них лояльности к советской власти. Однако, он почему-то не понимает разделения с ним Заграничного Синода по той же самой причине. Это понятно: когда в решении проблемы отбрасывается мерило истины, то появляется и целый ряд допустимых для совести комбинаций. Тут несомненно две мерки: цель оправдывает средства.

Теперь перейдем к последующему периоду.

Конечно, трудновато точно сказать за кем было большинство епископата, находящегося в тюрьмах во время и сразу после декларации митрополита Сергия в 1927 году. Однако, несомненно, что послушный советчикам митрополит Сергий имел некоторые преимущества после подписания им декларации, а несогласные с ним архиереи, во главе с Митрополитами Петром и Кириллом, отправились в ссылки. Однако, за этим последовала новая фаза гонений, когда стали теснить уже и сергиан, так что к началу новой политики Сталина в сороковых годах, на свободе было только 4 епископа. Для срочного выбора Патриарха смогли собрать со всех концов и ссылок только 17 человек. Ведь перед этим, по планам коммунистов, ожидалось уже полное уничтожение религии и ликвидация Церкви. Но, утверждение отца Кондратика, будто Митрополиты Петр и Кирилл оставались в общении с митрополитом Сергием, не отвечает действительности. Более подробно я пишу об этом в статье о судьбах Русской Церкви после революции 1917 года в недавно изданном в Джорданвилле «Юбилейном сборнике», изданном по случаю 1000-летия крещения Руси.

Боюсь, что отца Кондратика в церковном праве "недоучили", раз он пытается оспаривать каноничность постановлений Зарубежной Церкви в вопросах, связанных с экуменизмом. Так, он утверждает, что подчиненность иерархии во всех случаях обязательна. Это так в вопросах личных и административном, но не так, когда в среде иерархов появляется ересь. Ему полезно было бы прочитать 15 правило Двукратного Константинопольского Собора. Оно начинается с утверждения нормы иерархического подчинения, но потом оно переходит к случаям нарушения догматического учения Церкви. "Впрочем, — говорит это правило, — сие определено и утверждено о тех, кои под предлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей, и творят расколы, и расторгают единство Церкви. Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденные святыми соборами и отцами, когда то есть, он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лже-епископов и лже-учителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделений".

Отец Кондратик упускает из вида, что провозглашение митрополита Сергия о единстве устремлений Церкви с устремлениями безбожников, тоже есть ересь против догмата Церкви. Еще больше и яснее ересь экуменизма; мы веруем "во едину святую, соборную и апостольскую Церковь", веруем, что есть только одна истина, проповеданная нам Спасителем, а экуменизм ставит на один уровень эту истину, и множество ересей. Рядом правил Церковь запрещает всякое молитвенное общение с еретиками. По 45 правилу св. апостолов "Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен". Экуменизм вводит совместные молитвы в обиход. Особые заявления православных членов конференций в последний раз имели место на Эванстонской конференции и больше не повторялись. Вместе с тем в экуменическое движение вовлекли даже и язычников и иудеев. Под главенством Папы с ними молились в Ассизи и представители Московской Патриархии. Язычники участвовали на конференции Мирового Совета Церквей и в Ванкувере в 1983 году.

Проповедники протестантского модернистского обновленчества, в издании, посвященном под общим заглавием "Верования и практика Церквей в нынешнем мире", предваряют его картинками, изображающими проповеди Лютера, а с другой стороны страницы помещено изображение тотема, воздвигавшегося язычниками на конференции Мирового Совета Церквей в Ванкувере. Под изображением воздвижения языческого тотема, под общим заглавием "Ваал или Бог", написано: "символ антихристианского сознания, хранимого многими современными Церквами, что все религии созданы человеком и что Христианство есть только одна из многих религий, созданных людьми". Представители различных мировых религий признаются либеральными протестантами и римо-католиками как верующие в истинного Бога. Римский Папа говорил иудеям, мусульманам и другим не-христианам, что они "веруют в истинного Бога". Это могло бы быть достаточным до вочеловечения Сына Божия. А после того? Это есть уже отрицание значения Христианства.

Вот каков подлинный экуменизм, выродившийся в такия уродливые формы. Для противодействия ему в современном мире, наш Архиерейский Собор вернулся к древней практике крещения приходящих к нам еретиков. Такая практика была в России до Петра I-го и до последнего времени была принята в греческих Церквах.

Как общий вывод из всего сказанного мы можем только дать совет о. Роберту Кондратику: раньше чем писать, надо почитать.

В заключение, перейдем к главному вопросу, возбужденному отцом Кондратиком: почему при как будто улучшившемся положении Московской Патриархии мы не выполняем желания некоторых о "примирении" с нею? Ответ ясен: у нас не ссора, требующая примирения, а отказ принять нарушение догмата. Сама эта Патриархия в отношении Зарубежной Церкви всегда говорит только о "примирении", но обходит молчанием принятие ею новой ереси в учении о Церкви. Какова эта ересь я упоминал выше: это — ересь экуменическая. Она новая, по крайней мере в богословии, хотя и существовала у многих протестантов. На Востоке ее не было. Ранее, мы находим ее только в масонских ложах, которые для создания столь модного теперь "нового мира", проповедовали в ложах объединение всех религий. В наш век, эта проповедь проявилась в протестантских попытках объединения всех Церквей и создании Мирового Совета Церквей. Первоначально там речь шла о соединении только христиан, а теперь говорят об объединении всех религий без разбора и, вопреки ранее цитированному мною Апостольскому правилу, начинают совершать общие молитвы с буддистами, иудеями, магометанами и разными язычниками. Все это есть подготовка "нового мира", возглавленного Антихристом, о котором теперь все больше и больше пишут. Из послушания советской власти приняла экуменизм и Московская Патриархия. Она не может дать ответа на этот вопрос. Поэтому-то она и продолжает говорить только безответственные слова о мире и любви.

Кавычки, употребляемые при упоминании имени Зарубежной Церкви свидетельствуют о настроении, в котором меньше всего любви. Кстати, эти кавычки пропущены только в русском тексте в "Русской жизни", а на английском языке ChurhNews за сентябрь/октябрь 1990 г. они сохраняются.

Апостол Павел, поучая нас о признаках наступления последнего времени предупреждает, что одним из них будет разговор о мире. "Ибо, когда будут говорить: мир и безопасность, тогда постигнет их пагуба" (1 Фес. 5, 3). Нет ни одного церковного правила, ни одного святого отца, кто учил бы нас искать соглашения истины с ложью, Православия с ересью. Поэтому, когда мы выступаем против экуменизма как ереси, участники этого движения отмалчиваются относительно догматов и говорят только и мире и "примирении". Святой Григорий Богослов, прибыв в Константинополь, где не было тогда ни одной церкви в его ведении, проповедовал Православие, а не соглашение. Когда в Константинополе епископ Македоний проповедовал полу-арианство и в Соборе было 36 полу-арианских епископов, Православная Церковь не договаривалась с ними о компромиссе, а всех их, во главе с Македонием, осудила и отлучила.

В России все больше обнаруживаются люди такого рода и просят у нас священников. Братолюбиво-ли было бы нам их отвергать и вместо хлеба направлять их за камнями в Московской Патриархии?

19 сент./2 окт. 1990 г.

internetsobor.org