October 27th, 2013

И.И. Сикорский. Приближение пропасти

img_1017Игорь Иванович СИКОРСКИЙ (1889 – 1972) - авиаконструктор, учёный, изобретатель, философ. Создатель первых в мире: четырёхмоторного самолёта «Русский витязь» (1913 год), пассажирского самолёта «Илья Муромец» (1914 год), трансатлантического гидроплана, серийного вертолёта одновинтовой схемы (США, 1942 год).

Размышляя над причинами Палестинской трагедии, Иосиф Флавий правильно идентифицировал внутреннюю ненависть и вражду, которая, подобно некоему ужасному духовному раку, нанесла разрушительный внутренний ущерб восстанию, задолго до подхода Римской армии.

«…смуты в Иерусалиме еще более разрослись, и образовались три партии, обратившие свое оружие друг против друга, что, пожалуй, в несчастии можно было бы назвать счастьем и делом справедливости. Враждебные действия зилотов против народа, носившие в себе начало падения государства, подробно описаны выше, от самого возникновения до их гибели. Не без справедливости можно назвать это состояние мятежом в мятеже, который, подобно взбесившемуся зверю, из-за отсутствия питания извне начинает раздирать собственное тело».


Действительно, духовное зло всегда присутствует в земной жизни. Но обычно ему противостоят силы добра и правды — те самые, что делают возможными жизнь и истинное развитие человечества. Однако иногда зло преодолевает это сопротивление. Когда это происходит, зло вызывает ужасные беспорядки, которые могут причинить длительный и даже непоправимый вред. Я считаю, что вообще духовное состояние человечества можно сравнить с физическим состоянием человека, укушенного бешеным животным. В течение дней или недель он может чувствовать себя хорошо, но если он вовремя не использует спасительную вакцину, смертельная инфекция будет прогрессировать и, наконец, вызовет вспышку мучительной агонии, за которой последует смерть.

В то время как вечное, мистическое значение проповеди Христа, Его самопожертвования, а также первородного греха не обсуждается в данной работе, все же, учитывая земные реалии, правильным будет утверждать, что религиозный идеализм и особенно Христианская вера обеспечили наиболее действенную спасительную вакцину, защитившую людей и нации от смертельного воздействия зловещего духовного зла, которое всегда находится рядом и готово нанести свой удар, как только духовное и моральное бодрствование прекращается.

Приход современной эры засвидетельствовал постепенное ослабление религиозного влияния, пока оно не оказалось на грани исчезновения с лица земли. Соответственно, духовное зло сумело заполучить беспрецедентное господство и в международном масштабе утвердить свои принципы, цели и средства их достижения.

Вышеуказанное утверждение может быть проиллюстрировано большим количеством различных примеров, подтверждающих избыток ненависти в современной жизни. Ненависть слепа и потому несёт угрозу физического уничтожения многим невинным людям, а также духовно уничтожает людей, активно её приветствующих. Невероятное количество и высокая степень ненависти в современной жизни очевидны. Уже известно, что двадцатый век установил рекорд на все времена, став самым кровавым из примерно двадцати пяти столетий зарегистрированной истории.

Глубоко обескураживающие и стремительные изменения также отмечаются по отношению к человеческой свободе. В начале двадцатого века лучшие люди мира считали саму собой разумеющейся безграничную ценность свободы личности, она в значительной степени уважалась и приветствовалась правительствами всех главных мировых наций. Помимо свободы вероисповедания, слова и печати, она включала в себя такие существенно важные свободы, как свобода выбора жилья, инициативы, работы, путешествий, эмиграции, и т.д. Удивительный прогресс науки и техники, интеллектуальных и материальных стандартов жизни, происходил, прежде всего, благодаря свободной деятельности свободных людей. В течение же последней прошедшей четверти нашего века эта свобода в ряде стран исчезла полностью, во многих других её уровень сильно ограничен.

На современную жизнь влияет и другой фактор, менее очевидный, чем ненависть, насилие и нападки на свободу, но столь же трагично значимый. Когда пожилого мудрого Христианина спросили, что является главным правилом христианской жизни, он ответил, «Никогда не лги никому, а в особенности — себе». Вопиюще противореча этому принципу, современная жизнь в последнее время построена на ужасном самообмане и на целенаправленной дезинформации менее просвещенной части человечества. На смену случайной неумелой лжи прошлого сегодня пришла целая наука о том, как дезинформировать непросвещенных.

В результате всего этого усложнилось общение и честный обмен мнениями между группами людей и целыми нациями. Слова, обещания и торжественные обязательства стали развращенными и бессмысленными, тем самым, поднимая насилие, запугивание и применение силы в статус единственно убедительных аргументов в процессе общения между группами людей и нациями.

Комментируя существующую ситуацию в мире, профессор П. Сорокин написал следующие многозначительные строки:

«В мир моральных ценностей вошел безграничный релятивизм, своеволие которого вызвало конфликты и борьбу. Они в свою очередь породили ненависть; и ненависть привела к применению грубой силы и кровопролитию. В хаосе противоборствующих норм моральные ценности всё более и более втаптываются в пыль; они стремительно потеряли свою объединяющую мощь и уступили место грубому, деспотическому произволу. Наблюдается тенденция вытеснения сострадательной Христианской любви ненавистью — ненавистью человека к человеку, класса к классу, нации к нации, государства к государству, расы к расе. В результате нормой стало воздействие при помощи силы. Bellum omnium contra omnes (война всех против всех) подняла свою уродливую голову. Именно с такими условиями мы сегодня столкнулись…”

Среди многих знаменитых пророчеств Достоевского есть и то, которое хорошо отражает вышеуказанную ситуацию. В романе “Преступление и Наказание” мы находим следующие представления главного героя Раскольникова:

“Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований… Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе… Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше”.

Ввиду сегодняшней действительности это предсказание уже не кажется странным и невероятным. Проникновение духовного зла, предсказанное Достоевским, проявилось в катастрофическом крушении моральной культуры, проявилось оно и в чудесном, стремительном прогрессе науки и индустриальной цивилизации. Д. Мережковский правильно определил, что причина этой трагедии уходит своими корнями в отказ от живой веры в Бога. Он задал вопрос белым людям: “Правда ли, что для вас Христианство стало вымыслом?” И сам же ответил: “Будьте осторожны, потому что из-за этого вы и сами можете стать вымыслом”. И действительно, даже в прошлом фундаментальные заповеди Христианства и других великих религий редко соблюдались в значительной степени, но они были приняты в качестве высших образцов совершенства и правды и потому имели огромное руководящее влияние.

В последнее время эта ситуация изменилась. Сегодня многие интеллектуальные и политические лидеры человечества по всему миру или открыто признают фундаментальные идеи Христа неправильными, считая примером для подражания идеи прямо противоположные, или втихомолку придерживаются этой позиции.

Две противоборствующих идеологии, в наши дни конфликтующие между собой так, как никогда ранее, могут быть определены следующим образом:

Основные принципы Христианской идеологии включают спасение через праведную жизнь, любовь к ближним, жизнь в согласии. Прямой и глубочайшей противоположностью этим принципам являются основы противоположной идеологии — спасение человечества посредством “временного” использования обмана, ненависти и принуждения.

Растущее глубокое разногласие, возникшее как последствие этого, может быть отмечено в ряде нижеследующих примеров. Христос сказал: “И познаете истину, и истина сделает вас свободными«. (От Иоанна, 8:32). Полностью противореча этому, современные лидеры в широком масштабе принимают принцип скрытия правды, чтобы подавить или уничтожить свободу.

В целом Евангелие предостерегает от неуместного внимания и беспокойства о будущем течении жизни на земле, и подчеркивает важность сегодняшнего дня и вечности. Вопреки этому, современное лидерство извращает и отравляет ум нынешнего поколения и отвергает вечность, обращаясь в сторону фанатичной, идолопоклоннической преданности некоторым социальным и экономическим достижениям, возможным на земле в будущем.

Заключенные в Евангелии истины подчеркивают бесконечную ценность каждой человеческой жизни, особенно выделяя её духовную сторону. Современная мысль отклоняет ценность отдельной человеческой жизни и духовной индивидуальности в пользу некоего будущего бесчеловечного и бездуховного социального устройства.

Примеров подобного рода сейчас рождается великое множество; надо твердо запомнить, что они — не вторичные особенности, но важнейшие принципы, управляющие ведущими мировыми идеологиями и, следовательно, определяющие характер хода истории.

Бывший посол США во Франции Уильям Дж. Буллит подчеркнул этот аспект конфликта. Он писал: “Глубочайшая моральная проблема современного мира — это противопоставление человека — Божьего творения с бессмертной душой, человеку — совокупности химических элементов, орудию в руках всемогущего государства, сконцентрированному на самом себе”. Эта крупномасштабная духовная борьба теперь кипит по всему миру, при этом вышеупомянутые идеи и мысли завоевывают признание повсюду.

Такой главенствующей концепцией, в значительной степени заменившей веру в Бога и, следовательно, подорвавшей уважительное отношение к достоинствам человеческой личности, является вера в нового огромного супер-Молоха, в новый мировой порядок, представляемый и навязываемый сегодняшним состоянием мира. Эта высшая идея, ставшая почти религией, считается наиболее агрессивной частью человечества гарантией создания нового прекрасного мира всеобщего благоденствия, развития и славы. Эта идея призвана одержать верх там, где оказались бессильны все религии, включая и Христианство.

В попытке предвидеть исход этого и вероятное общее течение исторических событий примерно до начала следующего века, будет интересным рассмотреть конкретные мысли некоторых великих людей.

Эти свидетельства очень важны, особенно учитывая то, что часть пророческих высказываний, которые будут упомянуты, сбылась в наши дни. Сверхчувствительный интеллект и интуитивное восприятие действительно великих людей могут воспринимать и предугадывать надвигающиеся беспорядки подобно чудесному радару, обнаруживающему реалии, неподвластные человеческому восприятию и разумной логике.

Генрих Гейне сумел предвидеть надвигающиеся волнения еще 100 лет назад, написав следующие строки:

“Тогда снова начнет двигаться колесо ужаса, и на сей раз мы увидим, что появился враг, самый страшный из всех врагов, уже вошедших в списки истории…. Коммунизм — тайное имя ужасного врага, натравливающего правление пролетариата со всеми последствиями на существующий буржуазный строй. Это будет ужасный поединок. Чем он закончится? Этого не знает никто, кроме богов и богинь, которым известно будущее. Мы же хорошо знаем только одно: коммунизм, о котором сейчас не много говорят и который ютится на чердаках с убогими соломенными подстилками — это темный герой, которому суждено сыграть великую, пусть и временную, роль в трагедии современности; этот герой только и ждет своего выхода…. Чем кончится это движение?… Войной, ужаснейшей и разрушительной войной, которая вызовет на арену две благороднейшие и цивилизованные нации — Францию и Германию, чтобы привести их к трагическому крушению. Англия — эта великая морская змея, которая всегда сумеет уползти в укромное место на своих широких водных просторах, и Россия, у которой также есть множество тихих и спокойных мест в её бескрайних сосновых лесах, степях и тундрах — эти два государства в обычной войне не могут быть побеждены никоим образом, даже потерпев тяжелейшие поражения. Но в таких делах Германия подвергнется серьезной угрозе, а Франция, в частности, самым жалким образом окончит свое политическое существование. Все это, однако, будет лишь первым актом великой драмы, ее началом. Вторым актом станет Eвропейская и Мировая Революция, великая битва между бедняками и богатыми аристократами; в ней никоим образом не будут упоминаться религия и национальность: будет только одна родина — весь мир, и одна вера — в счастье на земле. Приобретут ли религиозные доктрины прошлого свое былое значение во всех странах, в ходе отчаянного сопротивления — и увенчается ли успехом эта попытка сыграть третий акт? Появятся ли вновь на сцене старые традиции абсолютизма, пусть даже и в новых костюмах, с новыми репликами и лозунгами? Каков будет конец этой драмы?

…Я не знаю; но я думаю, что, в конце концов, голова великой морской змеи будет размозжена, а с Северного медведя снимут шкуру. Тогда будет только одно стадо и только один пастух — один свободный пастух с железным жезлом, пасущий стриженное, блеющее человеческое стадо! Впереди бушуют дикие, мрачные времена, и пророку, желающему описать новый апокалипсис, придется выдумать таких чудовищ, в сравнении с которыми звери из Откровения Святого Иоанна покажутся нежными голубями и ангелочками. Боги покрывают свои лица печалью о детях человеческих, их древних провинностях и, возможно, волнуются о своей собственной судьбе…”

Первая часть этого предсказания в наши дни частично сбылась. Определенно за этим должна последовать вторая часть, а именно, материалистическая мировая революция, которая завершилась бы созданием супертоталитарного мирового государства, возглавляемого одним человеком. Гейне использует яркий образный язык, чтобы показать, что это будущее всемирное государство, возглавляемое диктатором с железной дубинкой, принесет несравнимо больше бедствий, чем любое другое волнение, испытанное человечеством до этого периода.

Размышляя над причинами сегодняшних волнений и над вероятными их последствиями, современный китайский писатель-философ Лин Ютанг написал следующие строки:

“Мы значительно продвинулись вперед, игнорируя “свиное пойло” (swine-and-slop) экономической статистики тысяч послевоенных планов по устройству мира, показывая их чрезвычайную неспособность к предотвращению третьей мировой войны, и связывая сегодняшний мировой хаос с исчезновением моральных ценностей и идей в современном мире…. Кажется, что это циничное поколение сильных политических деятелей и умных критиков, поражённое невиданной болезнью, потеряло способность к любви и лишилось смелости, а вместе с ними и возможности надеяться…. Я пытался показать, что война неразрывно связана с мощной политикой, мощная политика — с натуралистическим восприятием человеческого общества, натуралистическое восприятие человеческого общества — с влиянием научного материализма и детерминизма на изучение людей и современную мысль…. Повторяясь, я должен сказать, что материалисты вечно будут продолжать вести войны. Материалисты не могут положить конец войнам и установить мир. Для этого у них нет мозгов… Мир будет развиваться от власти до большего объединения властей, от обычного конфликта до конфликтов ещё больших…. Будет народное восстание и кровопролитие, место олигархов займет тиран, воспользовавшись их усталостью от борьбы между собой и противостояния революционно настроенным массам. Всегда случается так, что после любой войны или хаоса на политическую арену выходит тиран. После того, как нации измотают сами себя периодом войн, появится всемирный диктатор, призывающий народ поддержать себя, и воцарится над миром. Пророчество ли это? Нет, это — предупреждение”.

В очень интересной книге, вышедшей в свет перед началом Второй Мировой Войны, Герберт Уэллс предсказывает последствия этого конфликта так:

“Мир, который установится после следующей великой войны, будет еще более жестоким, еще более разобщенным, наполненный еще большим количеством скрытых целей и тайных приготовлений, а, следовательно, и страхов и подозрений, которые они порождают. Чего же ещё? Мир становится всё более и более скрытным, предательским, безжалостным… Меньше будет свободы слова, меньше свободы выражения идей и мыслей, гораздо больше будет страха и чувства опасности, исходящей от безумных людских побуждений”.

Уэллс предрекает некоторые краткие периоды мира и спокойствия, но его острая интуиция и понимание общих тенденций ясно указывают ему на то, что впереди ожидает зловещая тьма. На последних двух страницах этой пророческой книги мы находим:

“Человечество, начавшее жить в пещерах с закрытым бревнами входом, закончит свои дни в пропитанных болезнями трущобах. Что еще, кроме этого, может случиться? В какую ещё сторону повернет судьба?

…Если человек разумный настолько глуп, что не может понять, к чему он идёт, и не может заставить себя срочно спасти ситуацию, пока ещё осталась в мире хоть какая-то ясность, хоть сколько-нибудь свободы мысли и слова, свободы передвижений и деятельности, может ли быть хоть немного надежды на то, что через пятьдесят или сто лет, после того, как живя в течение 2-3 поколений постоянного страха, жестокости и бесконечного непонимания истинной причины его проблем, он в целом будет не столь неразумен? Как и почему может человек подвергнуться “волшебному” изменению, если внутри него и снаружи него намеренно действуют противящиеся этому силы?

…Нет вообще никакой причины полагать, что законы природы более предрасположены к человеку, чем к ихтиозавру или птеродактилю. Несмотря на мою расположенность к здоровому оптимизму, я чувствую, что сегодня вселенной уже наскучило присутствие человека, что она уже обременяет его трудностями, и я вижу, как человек, всё с меньшей долей разума и с все более увеличивающейся скоростью, страдая, так как все неприспособленные к жизни существа страдают и в массе и поодиночке, несется по потоку судьбы в направлении деградации, страдания и смерти”.

Владимир Соловьев, христианский философ девятнадцатого века, обсуждал приближающееся великое волнение в своей последней работе, называемой “Три Разговора”. Вступление у него начинается следующими строками: “Есть ли зло только естественный недостаток, несовершенство, само собою исчезающее с ростом добра, или оно есть действительная сила, посредством соблазнов владеющая нашим миром, так что для успешной борьбы с нею нужно иметь точку опоры в ином порядке бытия?”

Далее во вступлении встречается следующее предсказание: «Историческим силам, царящим над массой человечества, еще предстоит столкнуться и перемешаться, прежде чем на этом раздирающем себя звере вырастет новая голова — всемирно-объединяющая власть антихриста, который “будет говорить громкие и высокие слова” и набросит блестящий покров добра и правды на тайну крайнего беззакония в пору ее конечного проявления, чтобы — по слову Писания — даже и избранных, если возможно, соблазнить к великому отступлению. Показать заранее эту обманчивую личину, под которой скрывается злая бездна, было моим высшим замыслом, когда я писал эту книжку».

Герберт Уэллс предвидит надвигающуюся опасность и правильно связывает её приближение с ограничением свободы и господством “жестоких, скрытных, предательских и безжалостных.” Это можно с определенностью истолковать как общее моральное крушение человеческого лидерства.

Три разных автора предсказывают образование тоталитарного мирового государства, которое возглавит тиран, появившийся после хаотического периода мировых войн. Соловьев определяет его как Антихриста. Но независимо от того, какими именами его называют, надо признать, что идея о безжалостном сверхтоталитарном мировом государстве, возглавляемом безбожным диктатором — это далеко не абстрактная концепция Христианского богословия. Это простая историческая вероятность ближайшего будущего.

Действительно, большая часть человечества не желает глобально-тоталитарной тирании в качестве формы власти в мировом государстве. То, чего они хотят и ожидают — это филантропическое и либеральное содружество миролюбивых наций, которые предотвратят войну и будут делать всё ради всеобщего блага. Однако господствующие в мире идеологии и, следовательно, направляемый ими ход событий не оставляют надежды на такой результат. По сути, за сложным и туманным ходом событий, заманчивыми обещаниями набожных ясновидящих и плотной дымовой завесой вводящих в заблуждение лозунгов и цитат определенно проявляются очертания тиранического сверхтоталитарного мирового государства. Уже стало возможным определить главные принципы, обеспечивающие его возникновение и развитие.

Первым из них будет “хлеб”; однако хлеб не как помощь страдающим от лишений людям, но главным образом как универсальный контроль над всеобщими жизненными потребностями, как средство предельного физического запугивания и принуждения.

Вторым принципом станет обожествление личностей вождей. С ходом времени будут запрещены любые формы критики, и последующая углубленная пропаганда создаст своего рода ореол святости вокруг почти сверхчеловеческих авторитета и мощи вождей.

Третий принцип — неограниченное использование обмана, принуждения и насилия в беспрецедентном масштабе, что означает полное моральное падение или, образно выражаясь, поклонение дьяволу. Это общее направление движения нашей цивилизации сегодня.

Необходимо далее разъяснить последний этап нашего обсуждения. Несомненно, есть множество искренних, исполненных благих намерений радикальных материалистов, которые обеспокоены существующим порядком вещей и которые эффективно борются за полностью новое социальное устройство, которое, как они надеются, защитит неимущих и принесет миру всеобщее благоденствие. Они считают идеи о существовании Бога и дьявола пережитками прошлого, суевериями, и для них эти идеи не имеют никакого значения. Какой смысл связывать их чаяния и действия каким-либо образом с идеей о почитании дьявола, даже если бы фанатичная преданность своим идеалам заставила этих материалистов обманывать и применять жестокость и насилие или поддерживать их применение?

Существование связи между агрессивным радикальным материализмом и крайними проявлениями зла кажется невероятным, однако эта связь лежит в основе предмета обсуждения. Чтобы понять эту связь, сначала полезно было бы рассмотреть значение термина “поклонение”, поскольку в этом случае необходимо будет к нему обратиться.

Поклонение обозначает проявление почета и уважения; оно означает уверенное, безоговорочное и без критики принятие системы ценностей объекта поклонения как наиболее правильной и достойной. Таким образом, почитание Бога и Христа или поклонение дьяволу по существу означает принятие идеологии и исполнение с безупречным прилежанием и отдачей всех сил распоряжений или желаний объекта поклонения. В этом отношении сходны любые формы поклонения различным существам или идеалам.

Однако другая важная составляющая этого термина бывает различной в разных случаях. Фундаментальное значение почитания Бога и Христа следует воспринимать буквально. Это сознательное признание и вера в вечно живых, реально существующих Бога и Христа. Это означает сильное стремление связывать с Ними по т.н. духовным каналам путем веры и молитвы; это надежда на дальнейшее более близкое с Ними общение после конца временной, предварительной земной жизни.

Полностью противореча всему вышеупомянутому, основное значение поклонения дьяволу воспринимается образно, а не буквально. Поклонение дьяволу не требует никакой веры в истинность его существования и призывает только к принятию системы принципов, среди которых главные — это убийства и ложь. Человек может никогда не думать о дьяволе; он может вести строгий образ жизни; более того, он может быть верным сторонником какой-нибудь патриотической или гуманитарной идеи; однако он может стать последователем дьявола в полном значении этого слова, если он с уверенностью принимает и содействует распространению основных мистических принципов зла, считая их единственно правильными.

Чтобы подтвердить этот вывод, желательно было бы снова проанализировать значение и обстоятельства мощного и значимого высказывания Христа, записанного в 8 главе Евангелия от Иоанна. Приближался трагический конец земной миссии Христа. Христос был тверд в интерпретации Своей духовной, вечной Мессианской миссии. Его противники считали Христа помехой столь пламенно ожидаемой революции, и потому они отвергли и осудили Его. Они настаивали на том, что национально-политические идеи должны иметь первостепенное значение. Ожесточенно споря с Христом, они заявили: “Одного Отца имеем, Бога!”, на что Христос ответил: “Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, …ибо он лжец и отец лжи” (от Иоанна, 8:41,44).

Очевидно, что понятие “Отец” использовалось обеими сторонами этого спора не для обозначения родителя или даже Творца. Оно обозначало власть, идеологические принципы которой принимались и которым следовали принявшие их. “И вы хотите исполнять похоти отца вашего”. Слово “Отец” повсеместно используется в Евангелии для обозначения Бога, и считается само собой разумеющимся, что уважительное и обязывающее отношение человека к своему небесному Отцу — это почитание. Именно такие отношения и были обозначены в этом серьезнейшем месте Евангелия, но только по отношению к дьяволу.

И все же группа людей, оскорбивших Христа и, в конце концов, прогнавших Его из храма угрозами насилия, конечно же, никак не были связаны с поклонением или служением дьяволу. Они, должно быть, с искренностью заявляли, что являются потомками Авраама и имеют “одного Отца, Бога”.

Было бы правильным сказать, что более всего дьяволу служат и ублажают его люди, отрицающие его существование, но следующие его принципам. На это указывают и вдохновленные мысли многих великих людей. Достоевский когда-то сказал:

“У дьявола есть две хитрые и тайные цели: первая — это убедить людей в том, что его не существует; вторая — превратить человечество в однородную массу, из которой никогда не выделится блестящий ум”.

Талантливый современный российский писатель Иван Лукаш, будучи поражен ужасами коммунистической революции, написал следующие строки:

“Дьявол — убийца, разрушитель души и мысли, змея, жалящая жизнь… Дьявол — мертвая материя, земная грязь, отравляющая душу, искажающая ее ложью во имя материи, во имя развращения плоти уничтожающая вечное Слово и вечную Мысль… О, я понимаю, что такое дьявол. Дьявол — вдохновение, сокрушающее все необъятностью мертвой материи; дьявол — это искажение человеческого образа. У человечества нет свиного рыла, копающегося в земной грязи и гнили. У человечества есть великий и светлый образ Сына Божьего… Я понимаю, что материя всегда борется с мыслью, что большое количество пережженного шлака затушит любой огонь; но мне непонятна эта толпа, эти служащие материи, кем бы они ни были — профессора, лжепророки, революционеры — все они, как слепые мыши, хотят одного: заменить вечную жизнь вечной смертью…”

В течение многих столетий талантливые художники изображали дьявола в виде гротескного человека с умным и хитрым лицом, с рогами, копытами и хвостом. Этот явно аллегорический образ особенностями физического строения воплощает особенности духовные и моральные. В нём заключена идея полного морального падения до уровня зверя — с высшей ступени развития до самой низшей. Наличие разума делает это падение ещё более ужасным, поскольку у животных жестокость и бесстыдство совершаются ненамеренно, животное может быть хитрым, но не способно преднамеренно лгать.

Вышеупомянутые соображения дают возможность лучше понять существенное и точное значение предложения Евангелия “…если ты падешь на колени и поклонишься мне”. Идеология духовного зла имеет такую природу, что поклонение ему или безоговорочное принятие его принципов являются невозможными, если им не предшествовало полное моральное падение.

В качестве награды за поклонение ему дьявол предложил владычество над всеми царствами мира и утверждал, что имеет силу для передачи кому-либо такой власти. Я полагаю, что это предложение заключает в себе не только образное, но и некое таинственное прямое значение.

Христос утверждал, что дьявол — лжец и убийца.

Достоевский называет дьявола “страшным и умным духом, духом самоуничтожения и небытия”. В невидимой духовной агрессии, происходящей под влиянием зла, физическое убийство носит только побочный характер, является лишь вторичным последствием; главной целью является духовная деградация и последующее крушение человеческой личности. Будучи сокращенным до своих основных положений, яркий пример такой трагедии — это использование безграничной лжи для культивации ненависти, которая, в свою очередь, перерастает в совершение убийства. Чтобы успешно насаждать ненависть, нужно дать ей глубоко пустить корни в своей душе. Этот процесс полностью противоречит фундаментальным заповедям религиозного идеализма. Поэтому, чтобы с максимальным успехом распространять ненависть, человек должен отвергнуть все моральные принципы, весь высший идеализм, полностью разорвать связь с высшими реалиями и, следовательно, затушить в себе искру высшей, вечной жизни. Такой ход возможен; он представляет собой в высшей степени трагический акт духовного самоубийства.

Это соответствует содержанию “Фауста” Гёте, что, в свою очередь, отражает давно родившуюся идею о том, что человек может заручиться поддержкой злых сил, отдав им за это собственную душу или, другими словами, жертвуя своей вечной жизнью.

Помощь, оказываемая мистическими силами зла, не является прямо материальной. По существу это своеобразное мощное вдохновение, которое, однако, влияет только на нижайшие, отрицательные черты человеческого характера, в первую очередь на ненависть. Оно сверхчеловечески усиливает ненависть и позволяет “одержимому” человеку осуществлять исключительно сильное влияние и заражать других людей собственными порочными страстями. Подверженные этому влиянию люди, ослепляемые ненавистью, могут потерять способность прислушиваться к голосу своего разума или даже собственной совести и способны стать послушной, но слепой и жестокой разрушительной силой, которая может подавлять, сокрушать и уничтожать любое препятствие на пути “одержимого” лидера к столь пламенно желаемой власти.

Этот процесс может представлять самый быстрый и краткий путь к захвату власти. Несомненно, этот процесс физически разрушителен для многих невинных людей, и еще более разрушителен в духовном отношении для активных его участников. Начавшись ложью, он продолжает подпитываться всё большим и большим обманом, чтобы поддержать ненависть к жизни, и клеветой, чтобы оправдать уже совершенные убийства. Этот в высшей степени ужасный процесс становится генератором грубой силы и насилия и несет за собой толпы людей в направлении духовного крушения.

Очевидно, что материально настроенный человеческий разум или материалистическая наука не могут воочию заметить участие в этом процессе мистических сил зла. Характер процесса можно частично проследить лишь с точки зрения религиозной интуиции. Даже в этом случае невозможно понять таинственный ход такого процесса и определить, когда колебания личной ненависти в индивидуальном человеке синхронизируются и начнут получать энергию из неиссякаемого источника таинственной злой силы. Менее всего о характере вышеуказанного процесса подозревают “одержимые” лидеры. Они неизменно приписывают свою исключительную силу и энергию в совершении убийств и лжи своему собственному уму, храбрости и изобретательности и, следовательно, их гордыня и самоуверенность безгранично растут, принося ужасные бедствия множествам невинных людей и духовное крушение самим “одержимым”.

Глубоко запутанный предмет этого обсуждения нуждается в некоторых дальнейших пояснениях. Звезды и солнце, горы, долины и моря, леса и цветы — всё это является материальным, все было создано Богом, всё эстетично и прекрасно. Низшие, высшие животные и человечество имеют свои разумные цели существования в общей схеме жизни, хотя эти цели могут быть и за пределами нашего понимания. Чем, в таком случае, можно оправдать догадки, считающие материю саму по себе средоточием зла, и что радикальный материализм неизбежно несет ростки высшего зла?

Логический анализ этого вопроса является обширным и запутанным, но краткий обзор основных его положений позволит выявить хотя бы некоторые признаки, которые могут быть интересны в связи с главной темой этой работы.

sinergia-lib.ru

В Волгограде схвачены десятки участников митинга против терроризма

Очевидец: Молодые люди собрались без плакатов, они молча стояли, когда полиция начала задержания

В Волгограде задержаны десятки участников несанкционированного митинга против терроризма, прошедшего в Красноармейском районе рядом с кинотеатром «Юбилейный (он должен был стать конечной остановкой автобуса №29, который взорвала террористка-смертница). Участники акции, некоторые из которых были в масках, доставлены в полицию для профилактической беседы. По данным полиции, на митинг собрались 50 человек. В то же время участники акции заявили, что на улицу вышли 80 человек.

В пятницу утром на улицы Красноармейского района вышли жители города, недовольные тем, как власти охраняют граждан от терроризма, сообщает «Блокнот-Волгоград». Участники акции, в основном молодые люди, не держали в руках плакатов, не выкрикивали лозунги, отметил корреспондент издания, находившийся на месте события. Они стояли молча, но эта форма протеста не понравилась сотрудникам полиции.


Спустя некоторое время, после того, как митингующие собрались на остановке «Кинотеатр Юбилейный», сотрудники полиции начали их задерживать. Никто не оказывал сопротивления. Участников акции увезли в полицию несколькими партиями, среди них в основном молодежь.

Сотрудники правоохранительных органов объявили этот митинг несанкционированным, поскольку в мэрии разрешения на проведение массового мероприятия не выдавали. После этого часть собравшихся решила направиться к зданию районной администрации. Однако митингующие так и не дошли до здания райадминистрации: полицейские проводили их в спецавтомобиль и доставили в участок.

По словам начальника отдела информации и общественных связей ГУ МВД РФ по Волгоградской области Светланы Смольяниновой, 6 человек доставлены в отдел полиции для проведения профилактической беседы

«Если не будет основания для привлечения их к административной ответственности, то их в ближайшее время отпустят. Впредь подобные несанкционированные действия будут жестко пресекаться, – пообещали в полицейском главке. – Тем более если люди будут одевать маски, как это делали несколько участников митинга».

Как сообщил корреспондент издания, вместе с ним помимо первых шестерых, в отдел полиции доставили еще около 30 человек. Правоохранители заявили, что сообщат родителям несовершеннолетних доставленных в участок о поведении их детей, а совершеннолетних «возьмут на галочку». Причем, по словам корреспондента издания, среди доставленных в полицию были и те, кто совершенно случайно оказался на месте митинга, и в акции протеста участия не принимал.

Один из участников митинга Александр Никулин подтвердил, что число тех, кто оказался в отделе полиции, исчисляется несколькими десятками человек.

«Нас было около 80 человек изначально, потом подъехало несколько полицейских машин, кто успел – убежал, кто нет, тот находится сейчас в полиции», – рассказал активист изданию V1.ru.

«Мы пошли на эту акцию для того, чтобы высказать свой протест против терактов. Некоторые из митингующих зачем-то надели на лица маски и пошли в сторону администрации района, чтобы потребовать от властей поставить на месте теракта памятник погибшим. Сейчас многие из нас все еще в полиции, даем объяснения, что будет дальше – не знаю», – отметил участник протестной акции.

Накануне в социальных сетях распространилась информация с призывом прийти на митинг против терроризма, который был запланирован на утро 25 октября у кинотеатра «Юбилейный» в Красноармейском районе Волгограда.

nr2.ru

Новосвщмч. о. Феодор Андреев. "Письмо к митр. Сергию (Страгородскому)"

foto-11_resizeФеодор Андреев, протоиерей (1888 г.р.) — новомученик и исповедник. В 1913 г. окончил Московскую Духовную академию. После революции переехал в Петроград.

В 1924 г. проф. Феодор Андреев принял сан священства в то время, когда это было равнозначно мученичеству. Он прославился своими замечательными проповедями, слушать которые собиралось так много народа, что огромный собор не мог вместить всех желающих. Среди слушателей было много академиков, профессоров и студентов, которые впоследствии становились его духовными чадами. Митр. Иосиф, архиеп. Димитрий Гдовский и еп. Сергий Нарвский называли его «адамантом православия». Его квартира была «главным штабом», где собирались руководители «иосифлянского» движения. У него часто останавливался его друг и почитатель, известный мыслитель проф. М. А. Новосёлов (впоследствии новомученик), в соавторстве с которым было составлено увещание к митр. Сергию и несколько «антисергианских» работ-разъяснений. Вот строки из одной такой работы, называемой «Беседа двух друзей»:

— Критерием неправоты действий митр. Сергия служит его декларация от 16/29 июля 1927г., толкающая Церковь в политику и приводящая её к унии с неверующим государством за счет потери внутренней свободы Церкви...
— Критерием неприятия Церковью декларации служит осуждение декларации совестью верующих, и как знак этого осуждения есть протест против декларации старших иерархов Русской Церкви: — митр. Агафангела, митр. Иосифа и архиеп. Серафима Угличского от 24 янв./6 февр. 1928 г., т.е. протест таких канонических лиц, из которых первые два указаны в завещании Св. Патр. Тихона и Местоблюстителя митр. Петра Крутицкого, которые этот протест, согласно постановления Всероссийского Собора от 8 дек. 1917 г. (стр. 8), обязаны были сделать.


Сам о. Феодор был, так же, автором многих «антисергианских» листовок, которые были очень популярны среди верующего народа. В 1928 г. о. Феодор был арестован. Установив, что он смертельно болен, власти сделали «красивый жест», отпустив его умирать без всякого приговора. На его отпевание стеклось десятки тысяч человек, такого скопления город не знал со времён похорон Ф. М. Достоевского.

+ + +

Письмо к митр. Сергию (Страгородскому) (ноябрь-декабрь 1927 г.)

«Настоящее обращение к Вам исходит от некоторых представителей православного духовенства и мирян города Ленинграда. Оно вызвано Вашими последними действиями, начиная с послания от 16/29 июля с. г. По своему содержанию наше обращение к Вам, для Вас, вероятно, явление знакомое, и не мы одни встревожены церковными событиями последних дней, но для нас, подателей его, оно должно быть решающим в вопросе о нашем дальнейшем отношении к Вам и к Вашей деятельности, поэтому просим к себе Вашего Архипастырского внимания.


Мы, Ваше Высокопреосвященство, — как, вероятно, и большинство православных людей — не находим, чтобы дела Ваши последние были совершенны пред Богом нашим (Откр. 3, 2).

Вспомните, что Вы приняли, когда становились блюстителем русского Патриаршего престола, осиротевшего после ссылки первого своего местоблюстителя? Вы обещали бережно охранять то, хотя и трудное, но единственно правильное положение, в которое Господь поставил Русскую Церковь в отношении к нынешним правителям России.

Это положение — трудное, ибо общее имя ему — бесправие, но Церковь Вселенская уже знала его некогда в целом; в отдельных областях своих знала всегда; а Русская, за 10 лет своего существования в соседстве с советской властью, также не видела и не искала возможности иных отношений. Православные люди понимали, что власть, поставившая как одну из своих целей распространение неверия, не может не только покровительствовать Церкви, но даже охранять ее строй в границах своих владений.

И действительно, положение верующих в стране стало трудным, о чем Вашему Высокопреосвященству не нужно напоминать. Памятуя слова Господа и учение апостольское, мы повиновались всем распоряжениям гражданской власти, которые не противоречат нашей православной совести, и молча терпели все притеснения, которым подвергалась наша вера. Но мы не надеялись иметь более тесных правовых отношений к неверующей власти и не искали их.

Так продолжалось в течение 10 лет, так должно было оставаться и в будущем. Православная Церковь Русская, видя свое Солнце Праведное висящим на Древе Крестном, стояла в чине своем, отражая в своем земном странствовании в годину испытаний крестный путь своего Владыки.

Вы, Ваше Высокопреосвященство, захотели как бы помочь Церкви и исходатайствовать для нее у гражданской власти некоторые права. Но какою ценою Вы этого добились? Тою, которая для многих православных людей станет и уже становится «ценою крови» (Мф. 27, 6).

Правда, Вы действовали не единолично, а как бы от лица Церкви, блюстителем патриаршего престола которой Вы являетесь, но Вы вышли далеко за границы своих полномочий. В самом деле, ведь Ваши полномочия восходят к патриаршим и ими определяются: Патриарх зависит от Поместного Собора, а Собор является выразителем голоса всей Русской Церкви. Эти три ступени церковного священноначалия были пред Вашими глазами, когда Вы составляли свое послание. Как же Вы совершили свое восхождение по ним к первоисточнику всех прав?

Вы начали с Патриарха. Здесь, на пути к нему, пред Вами стал его местоблюститель. Он был уже лишен места своего служения и отправлен в ссылку тою самою властью, у которой Вы искали для Церкви новых прав, и молча свидетельствовал пред лицом всей Русской Церкви, что его горести не суть горести этой власти, как утверждает Ваше послание, а есть все та же наша общая, православная скорбь.

Вы поняли, что Вам невозможно оправдать Ваш образ действий именем того, кого Вы ближайшим образом замещали; и вот, минуя местоблюстителя, даже не вспомнив о нем в своем послании, Вы через его ссыльную главу как бы протянули руку к самому Патриарху.

На основании нескольких неясных, незасвидетельствованных еще, прижизненных и устных слов почившего о каких-то «годочках трёх», в течение которых покойный Патриарх будто бы предполагал осуществить дело, тождественное с Вашим, если бы ему не помешала смерть, Вы установили эту призрачную связь свою с Патриархом, в то время как его ближайший заместитель, вероятно, лучше Вашего посвященный в намерения почившего Патриарха, предпочел эти три года провести в ссылке, вместо того чтобы в течение их поработать якобы в завещанном ему Патриархом направлении.

Установив таким образом искусственную связь с Патриархом, Вы обратились к следующей ступени — Поместному Собору. Но здесь, не найдя в деяниях Собора ближайшего, последнего, ничего, что бы уполномочивало Вас на те отношения с гражданскими властями, которые установлены в Вашем послании, и даже, напротив, в постановлении от 2/15 августа 1918 года встретив решение, противное Вашему, Вы, конечно, не стали искать подтверждения в Деяниях Соборов более древних и потому предпочли обратиться к Собору еще только грядущему.

Он, утверждаете Вы в послании, разрешит вопрос и о высшем церковном управлении и о «раздирающих ризу Христову», т. е., очевидно, о новейших раскольниках и еретиках, и совершит ряд других деяний, но о котором Вы не сказали, что он подвергнет рассмотрению и самое послание и все, что будет совершено именем последнего еще до собора. Следовательно, то не будет совершенный Поместный Собор, а лишь какое-то новое исполнительное при Вашей особе учреждение. Более того, призванный установить новый вид высшего церковного управления, он, очевидно, отменит и то самое патриаршество, связью с которым Вы только что попытались обосновать свое послание. Неужели Вы не видите, в какой Вы попали заколдованный круг?

Обратимся теперь к третьей, высшей ступени церковного священноначалия — к соборному разуму Церкви. Может быть, Вам удалось, минуя Собор и Патриарха, непосредственно соприкоснуться с православной совестью русских людей, членов Христовой Церкви, и послание явилось выразителем голоса их?

Нет, этот голос должен был бы уверить Вас в том, что если Вы ищете подлинного свидетельства христианской совести, то Вы прежде всего должны узнать мнение тех, кто по преимуществу носит имя свидетелей Истины, т. е. исповедников, страдальцев за Нее. Вы этого не только не сделали, но, напротив, вовсе отвели их, как погрешивших против той самой власти, о лучших отношениях с коей так усердно заботились. Отвели Вы как свидетелей, так и тех, о ком только предполагали, что они не будут с Вами, сочтя их беспочвенными мечтателями и предложили им даже вовсе, навсегда или временно, устраниться от Вас. То, что осталось после такого отбора, Вы признали своею истинною русскою паствою и стали действовать от ее лица. Неудивительно, что она оказалась в полном согласии с Вами.

Итак, Послание все предусмотрело, чтобы придать Вам вид законности, и все же оно стоит на песке. Ни Патриарх, ни Собор, ни соборный разум Церкви в действительности вовсе не с ним. Послание не только не является их выразителем, но напротив, лишь предварительно отступя от них и подменив лживыми их подобиями, оно облеклось в свои призрачные права.

Скажем прямо, не Церковь Русская изнесла из недр своих это Послание, а, обратно, оторванное от исторической Церкви, оно само легло краеугольным камнем в основание новой «церкви лукавнующих». По своему образу и подобию построило оно и новые логичные ступени своего представительства: явило миру заместителя, стоящего вне и выше своих доверителей; измыслило собор с заранее готовыми деяниями; собрало в свою пользу лишь те голоса, о которых наперед знало, что они должны звучать в согласии с ним.

И эту «срамоту наготы» (Откр. 3, 18), обнаруженную Посланием, не в силах прикрыть и совозникший с ним вместе «временный при заместителе» священный синод. Тщетно стремится сообщить он своему председателю подобие Патриарха, ибо согласно соборному постановлению мыслится при таковом; безумны его притязания быть выразителем голоса Церкви. Синод — это как бы мягкий ковер, которым прикрыты поруганные ступени церковного священноначалия. Они теперь так углажены, что образовали один стремительный скат, по которому Русская Церковь должна низринуться в приготовленную для нее Вами и синодским посланием яму.

Но мерзость запустения простирается далее, она становится на месте святом, проникает в самое святилище Христовых таинств.

Уже за богослужением имя Патриаршего местоблюстителя возносится словно неохотно, без именования его «Господином нашим»; уже от его заместителя исходят предупреждения о скором совершенном прекращении этого возношения за «отсутствием канонического к тому основания»; уже имя самого заместителя, доныне гласно не поминаемое в храмах, стало рядом с именем местоблюстителя и готово вытеснить его; уже имена законных епископов епархий повсюду заменяются новыми, насильственно навязанными высшей властью вопреки церковным канонам; вводится поминовение самих, отрицающих всякую веру гражданских властей, — дело новое и смущающее многие совести, — совершается множество иных противоканонических действий.

Итак, единство Церкви, имеющее, по словам св. священномученика Игнатия Богоносца, свое внешнее выражение в епископе, для целой Русской Церкви, следовательно, — в Патриархе, уже поколеблено в целом Вашим единением с синодом, превысившим свои права до равенства с Вами, по отдельным епархиям — незаконными смещениями местных епископов и заменою их другими.

Святость Церкви, сияющая в мученичестве и исповедничестве, осуждена Посланием, Ее соборность поругана, Ее апостольство, как связь с Господом и как посольство в мир (Ин. 17, 18), разрушено разрывом иерархического преемства (отвод митрополита Петра) и встречным движением в Нее самого мира.

Волны этой небывалой церковной неправды бурно домчались и до нашего города. Смещен без вины и без суда наш митрополит, о чем Вы, Владыко, знаете подробно, хотя и не внемлите ни ему, ни тем, кто просит о нем. Рукоположен, без достаточных оснований и против воли многих православных, новый епископ; принимает участие в Церковном богослужении другой епископ, запрещенный; совершен ряд других церковных беззаконий, о чем Вам сообщат на словах податели сего обращения.

Наше посольство к Вам, Владыко, ближайшим образом вызвано напором этой волны, но, направляясь к Вам, мы знали, что восходим к самому источнику всех последних несчастий, ибо он — в Вашем послании, и потому мы молим Вас не о нуждах нашей лишь епархии, но о всей православной Русской Церкви, членами которой, по милости Божией, являемся, и повторяем то, что нами сказано было в начале: посольство наше к Вам — решительное.

Вы, Владыко, должны отмежевать себя как главу Русской Церкви от собственного своего Послания, объявить его выразителем лишь Вашего личного мнения, необязательным для других членов Русской Церкви, согласно постановлению Собора 1917-18 гг. от 2/15 августа 1918 года, предоставившего установление тех или иных отношений к вопросам государственным совести самих верующих, ибо Церковь наша законоположением самой гражданской власти от государства отделена. Кроме того, Вы должны отменить и перерешить все канонически неправильные деяния, совершенные Вами, синодом и по местам — епархиальными советами в зависимости от Послания.

В настоящий же час нашей встречи мы ждем от Вас простого свидетельства Вашей совести о том, приемлете ли Вы наше обращение или нет, чтобы мы могли оповестить единомышленных нам отцов и братий, уполномочивших нас явиться к Вам, можно ли нам ждать от Вас возврата нашего святого бесправия или наше отречение, которое направлено против Вашего Послания и связанной с ним Вашей деятельности, должно, к великому нашему прискорбию, быть перенесено и на Ваше лицо и, сохраняя иерархическое преемство чрез Митрополита Петра, мы будем вынуждены прекратить каноническое общение с Вами».

Текст взят из общедоступных источников