March 27th, 2012

Обзор СМИ: Елена Чудинова. «Вот!» такой Говорухин.

Не без любопытства, посетив на прошлой неделе Северную столицу, я входила в студию, традиционно украшенную фотографиями ведущих и гостей. Прежде мне не доводилось выступать на общественном телевидении. Итак, «ВОТ!» («Ваше общественное телевидение!»). Название довольно удачное.

Первое впечатление: все очень скромно. Слово «студия» скорее предстает в житейском западноевропейском смысле, нежели в медийном. А в Западной Европе «студией» называют маленькую квартирку. Прихожая, выполняющая роль салона, две крохотных аппаратных и винтовой спуск в подвальчик, где и устроен единственный съемочный павильон.

Спрашиваю, где гримерная? Ни гримерной, ни гримера, оказывается, не существует. Неприятно, надо признаться: павильонная съемка штука жесткая, по-хорошему профессиональный грим действительно необходим, без него получается парад плосколицых зомби. Ну да на нет и суда нет.


Формат порадовал: прямой эфир всегда лучше записи, хотя и безжалостней к случайным оговоркам, к ненаходчивости, к замедлившей реакции. Зато он честнее, да и уверенность в том, что ничего из твоих слов не «вырежут», дорогого стоит. Ведь на «больших» каналах прямого эфира практически уже нет. Так оно многим спокойнее. Сидят какие-нибудь Дуня с Таней, и с помощью ножниц кроят из себя высоких интеллектуалок, выставляя своих гостей круглыми дураками. А уж применительно к политике тут и говорить не о чем.

Приятна и связь с аудиторией. Да, увы, чаще всего в студию звонят люди не самые адекватные. Но это неизбежное зло. Однако попадаются и собеседники, с которыми жалеешь о вынужденной краткости диалога.

Эфир как эфир. Ведущий – Алексей Лушников (он же и глава), был в меру задирист и несомненно профессионален, сорок минут пролетели незаметно. Давно миновав ту пору, когда эфиры были для меня событием и поводом обзванивать друзей, я очень скоро обратилась бы мыслями к иным предметам, когда б ни две вещи, ожидавшие меня по возвращении в Первопрестольную.

Забегавшись в Питере, я только дома узнала, как отличилось НТВ. Пришлось в сети искать, благо, не проблема. Ну что тут сказать. Повеяло моими юными годами, впрочем, довольно веселыми. Силенок было тогда не меряно, хватало их на то, чтоб льющиеся отовсюду потоки подобной же мути встречать смехом. Не думала, что услышу это вновь. Во-первых – знакомое построение фраз. Помню, как хохотали мы с друзьями над свежим номером журнала «Человек и закон». Один оборот и сейчас воспроизведу дословно – «изъеденный злокачественной похотью прославиться», это было о А.И.Солженицыне. Еще не так забористо, но тенденция в заданном направлении. Во-вторых, интонации. «Ее (Романову, Е.Ч.) можно понять: ну как не порадеть родному человечку?» «Фитиль» «Фитилем» по дикторским интонациям, кто застал крушение СССР хотя бы студентами, те знают, остальные могут легко выгуглить, о чем я, собственно. Но уже нет душевных сил на то, чтоб смеяться.

Казалось, ошибочно впрочем, что «большому» телевиденью деградировать уже некуда. Жизнь давно ушла из него, перелилась в сеть. Строго говоря, если общественного телевиденья не будет, от этого мы не умрем: YouTube выручит. Но, покуда креативный радетель о нас грешных подписывает указы о создании ОТ, оно потихоньку само входит в жизнь. И это есть хорошо. Собственно, и сам указ такого рода – такая же бредовая нелепость, как утверждение властью состава ОП. Ну не понимают у нас в краснокирпичном здании итальянской сборки, что суть «общественное». Или наоборот, понимать-понимают, но не шибко любят. И тогда это попытка не создать, а перехватить инициативу, чтоб ОТ перестало повсеместно расти само. Пусть в крохотных подвальчиках, пусть без штатной единицы гримера, но, как теперь модно говорить, интерактивное. Общественное ведь – синоним независимого.

Однако даже этот убогий указ вызвал неудовольствие Станислава Говорухина. И неудовольствие сие выглядит так же специфически, что и НТВшный фильмец. Дело это «не просто ненужное, а вредное», вот так. Чем нечто принципиально новое создавать, надобно «на имеющемся навести порядок». Всяк, проходивший логику, видит, что противопоставление ложно. Причем для наведения этого самого «порядка» надобно «один раз пристукнуть кулаком».

Помилуйте, Станислав Сергеевич! Зачем утруждать кулак? Судя по недавней продукции НТВ, с большими каналами все уже в самом замечательном «порядке». В качестве «политологов» и «экспертов» на них тасуется засаленная колода придворных шутов: Дугин, Проханов, Шевченко и т.п. Оппозиция такая же сомнительная: Джемаль, Жириновский, червивые яблочники. Один мой знакомец пошутил, что правоверные братья Шевченко с Джемалем разделились между Поклонной и Болотной, чтобы «в любом случае получить приглашение на банкет на два лица». Люди, действительно имеющие интеллектуальный вес, телевизионной аудитории неведомы. Ну и что не ладно? Разве что Аллу Пугачеву Станислав Сергеевич заменил бы Жанной Бичевской, в рассуждении, прости Господи, «духовности». Но уж после этого настанет полное благолепие.

Но нам не до шуток. Мы наблюдаем трагедию личности. Станислав Говорухин – человек талантливый, крупная фигура нашего культурного пространства. Он казался – свой. Сын репрессированного казака, он создал пронзительный фильм «Россия, которую мы потеряли», фильм, от которого до сих пор в равной мере крючит коммунистов и либералов. При советской власти он никогда не состоял в КПСС. Как, почему могло случиться, что в 1996 году он поддерживал Зюганова, а сегодня заговорил языком кондового агитпропа?

Говорухин – большая наша потеря. Говорить, что он продался – чушь и бред. Есть, видно, такая болезнь – краснуха. Когда больны все вокруг, человек, видимо, собирает весь свой иммунитет и держится. А, стоит расслабиться в самую чуточку более благоприятной обстановке – тут-то вирус и ударяет в мозг.

Применительно к крупной фигуре Говорухина это выглядит трагедией. Но сколько фигур пигмейских превратили ту же самую болезнь в комедию!

Вот Михаил Леонтьев. Ведь было же время, я помню, когда его заботили такие вещи, как популяризация белых гимнов, судьба Талабского полка, переход на Юлианский календарь. Положим, он обо всем перечисленном узнавал от меня либо моего мужа, но ведь вникал же, делал что-то полезное. А что теперь? Джугашвилист, опричник на подтанцовках, в смысле подтасовках по выборам. Как сострил еще один мой знакомец: «Раскрыл «Однако»: Бурлит клоака».

И уж вовсе омерзительная фигура – закадычный друг Леонтьева – Александр Невзоров. (Жестока, жестока несправедливость судьбы! Ведь мог бы выйти из человека просто хороший конюх). Положим, этот белым не был особо никогда, но в эпоху «секунд» все ж не был столь озверело красен. Ведь и в семинарию когда-то поступал, учился, долго считал себя православным. Сейчас он беснуется так, что никакие авангардные пуськи рядом не стояли. Говоря «беснуется» я именно это и подразумеваю, без аллегорий. Ему только дай – побежит рубить топором иконы, спускать в проруби священников, взрывать храмы.

Помнится, Говорухин, человек православный, был не весьма доволен таким соседством в «доверенных лицах». Зря. На примере Невзорова мы сейчас отчетливо наблюдаем, что краснуха – болезнь несовместная с православием. Побеждает что-то одно – в зависимости от сил организма.

Миша Леонтьев пока что весь из себя набожный. Но ведь с «Глебычем» своим не рассорился, невзирая на все антирелигиозные мерзости последнего. И хулу на Государя нашего убиенного и святого в своих журналях уже публиковал. Так что шажки сделаны. В одно непрекрасное утро он проснется идейным наследником Минея Губельмана.

Это логично. И практически неизбежно. Говорухину стоит побеспокоиться о себе. Он ровно в такой команде, в какую должен был попасть. Совдепия – государство безбожников. Похоже, теперь уже нет никаких оснований сомневаться, что берется курс на полномасштабную реконструкцию Совдепии. Говорухинские же протесты против ОТ – один из многих несомненных тому признаков.

Rusimperia.Info

Защита Даниила Константинова представила алиби.

Лидер движения «Лига обороны Москвы» Даниил Константинов не мог убить москвича Александра Темникова, так как в тот вечер, 3 декабря 2011 года, он был со своими друзьями и родственниками в ресторане, сообщает «Интерфакс». По свидетельству отца подозреваемого, они праздновали День рождения матери Константинова, и тот весь вечер был у него на глазах.

«В день, когда было совершено это убийство, у моей супруги и матери Даниила был день рождения. Мой сын целый день был у меня на глазах, а вечером, как раз когда, по информации следствия, совершили преступление, мы были в ресторане. С нами были наши друзья, мой сын был у всех на виду», — рассказал Илья Константинов. Эту информацию могут подтвердить не только друзья семьи, но и администрация ресторана.


«Заранее был заказан стол в ресторане — на другом конце Москвы. В первой половине дня Даниил с женой покупали подарок моей супруге, затем, к 18:00, они приехали к нам домой вручать подарок, после мы вчетвером на машине сына поехали в ресторан, где пробыли до половины двенадцатого», — отметил отец националиста.

Адвокат Константинова Оксана Михалкина также сообщила, что следователи не стали устанавливать алиби ее подзащитного вопреки принципу презумпции невиновности. Она также отметила, что свидетель убийства с детства состоит на учете в комнате милиции и, возможно, проходит фигурантом по другому делу.

Илья Константинов уверен, что дело в отношении его сына имеет политический характер. Оно связано с тем, что оппозиционеров «среднего звена» могут начать задерживать из-за их беззащитности. «Лимонов, Немцов и другие — лица международного уровня. А оппозиционеры среднего звена беззащитны, ведь международного резонанса от таких дел не будет», — сказал он.

Ожидается, что в четверг Даниилу Константинову будут предъявлены обвинения по статье «убийство». Об этом также рассказала его адвокат.

rusplatforma.org

Отец-одиночка из Башкирии ответил каналу НТВ.

Блогер из башкирского Нефтекамска Александр Афанасьев ответил каналу НТВ, а точнее, авторам и создателям лживого фильма «Анатомия протеста», вызвавшего бурную негативную реакцию у зрителей.

19 марта в своем ЖЖ Афанасьев разместил пост, который начинается словами «Я участвовал практически во всех выступлениях против правящей партии, против монополии власти. Я не видел проплаченных людей, а наоборот я видел граждан, уставших от постоянной лжи, беспредела и бездействия нашей власти. Я вел хронику событий и снимал все на видео, что сейчас и выкладываю».


Дальше идут многочисленные отрывки съемок протестных мероприятий, прошедших в Уфе 10, 17, 24 декабря, 4 и 19 февраля. Автомобиль Александра, украшенный плакатом «Нефтекамск за честные выборы», стал одной из достопримечательностей этих акций. А сам Александр обрел известность не только в Башкирии, но и по всей России, гораздо раньше — после того, как четыре раза отстаивал в суде свое право на материнский капитал, и все-таки смог победить систему. Отец, воспитывающий в одиночку двоих детей, получил заветный сертификат и, наконец, смог улучшить жилищные условия своей семьи. Для России этот случай стал прецедентным.

—В 2009 году у меня умерла жена. Был судебный процесс, который на всю Россию прогремел. Я отец двоих детей, подал заявление на материнский капитал, и мне отказали по причине того, что я мужчина, а этот капитал предназначен только для женщин. И я стал вплотную сталкиваться со всем беспределом административного ресурса чиновничьей власти.

После своей победы Александр Афанасьев поступил в юридический колледж, и активно занялся общественной и правозащитной деятельностью. На декабрьских выборах он был наблюдателем, а 4 марта баллотировался в депутаты Нефтекамского горсовета. Хотя и знал, что проиграет.

—Я был наблюдателем на выборах в декабре, и видел ужас: как это все делается, все эти махинации. Потому что город—то у нас маленький, ничего не утаишь. На людей давили, целыми организациями. У нас фактически все люди зависимые, и на каждого есть какой—то рычаг. Студентам грозят отчислением, рабочим — увольнением. И все члены «Единой России» у нас оказались на первых местах. Даже те, о ком никто не слышал. А все известные люди, активные общественники остались на втором плане. Это давление административного ресурса.

Посмотрев в эфире НТВ фильм «Анатомия протеста», Александр искренне удивился. Как же так? Он—то видел лица людей, которые выходили на митинги и шествия в Уфе. И знает, что их участие было добровольным и никем не оплачивалось.

— Когда я начал ездить, я видел таких же активных студентов, рабочих, бабушек, дедушек, да просто граждан наших, обычных людей, которым надоело видеть наглое вранье. По телевизору, в газетах восхваляют нашу власть, и тут же говорят, что оппозиция проплачена. Нас забирали, нас притесняли, нам угрожали, но мы все равно ездили. Меня дважды арестовывали. Вызывали в отдел по борьбе с экстремизмом нашего города — просили, уговаривали, но я все равно ездил. Потому что я выражал свою позицию, я не могу сказать в Нефтекамске то, что могу сказать в Уфе.

Во время акций, на которые Александр ездил из Нефтнекамска в Уфу, его верной и неизменной спутницей была видеокамера. Фрагменты некоторых интервью с участниками митингов и шествий он выложил в Интернет. Вот, в частности, отрывок из съемки с шествия 4 февраля:

— С какими лозунгами вы были?

— За честные выборы — самые разные. Есть анархисты, есть либералы, есть националисты русские, даже башкирские националисты. «Яблоко», коммунисты, абсолютно все в едином порыве пошли, и пришли сюда. Инцидентов никаких нет, абсолютно. Дружно, против Путина, за честные выборы!

Параллельно протестным мероприятиям в Башкирии проходили и акции в поддержку Владимира Путина. Александр в курсе, как собирали людей на эти митинги.

—Покупали то именно «Единую Россию», молодогвардейцев, «нашистов» покупали. У нас автобусами даже набирали отсюда, с вузов, в поддержку «Единой России». Они сами не идут, они не убежденные люди. Они все купленные — их митинги…. Я сам знаю это, потому что я встречался с этими людьми, видел, как они нанимают, эти «единороссы»…Это все видно было, ничего не скроешь, Башкирия — маленькая, все друг с другом общаются, и знают, кого покупают, за сколько покупают…Целыми автобусами возят на демонстрации эти «единороссовские», а мы свою волю проявляем. Нам какие деньги? Нам никто деньги не платил. Мы за свой счет, кто на чем мог, добирался: бабушки старенькие, дедушки, даже школьники, молодые семьи выходили. Достали уже просто, капитально достали…

Канал НТВ разочаровал Александра Афанасьева. А ведь когда—то журналисты этой телекомпании оказали большую поддержку в борьбе за материнский капитал для его детей.

—Я думаю, может, их поставили перед фактом: если вы не сделаете так, мы вас задушим? Потом у что я знаком с многими журналистами НТВ, которые вели мое дело, и очень мне хорошо помогли. Я знаю, что многие из них вообще не интересуются политикой, им это не важно. Они наоборот — помогают простым людям, простые журналисты — например, из передачи «Сегодня». Я думаю, это давление на НТВ из Кремля. Но НТВ сдалось, оно раньше считалось таким авторитетным каналом, и вот такой сюрприз преподнесло.

Свою общественную деятельность Александр Афанасьев сворачивать не намерен. Хотя и вполне отдает себе отчет в том, что судьба оппозиционеров и правозащитников в Башкирии может быть незавидной.

—У нас народ пассивный в Башкирии. Может, напуганы бывшей рахимовской властью, когда был милицейский беспредел: закрывали, наркотики подкидывали. Это и сейчас не исключено. Так что, я готов к этому. Я даже своему сыну сказал: если я пропаду, ты сообщи, пожалуйста, в средства массовой информации. Потому что я уже не одному человеку дорогу перешел, и в нашем городе, и вообще в республике.

Rusimperia.Info