February 25th, 2012

Кирилл Филимонов. "Как я безплатно полюбил Владимира Путина".

Корреспондент Радио Свобода записался в участники митинга в поддержку Владимира Путина. Обещанного вознаграждения он так и не получил, но расспросил других митингующих о том, зачем они приехали на акцию.

Накануне акции я связался в социальной сети с одним из координаторов митинга и спросил, не поздно ли записаться в участники. Мое предложение он встретил радостно: мне назначили час, в который я должен был приехать на станцию метро «Спортивная», встретиться с другими митингующими и вместе отправиться на акцию. При этом обещали 400 рублей. Так я и сделал.

Людей в «Лужниках» можно было поделить на две группы: тех, кто действительно поддерживал Владимира Путина, и тех, кого очень раздражала идея провести здесь свой выходной. Для всех них митинг начался одинаково — с лихорадочного поиска своего места на стадионе. Как организаторы рассаживали участников, я понял на входе в стадион. Там меня остановила незнакомая женщина и попросила ручку — ей нужно было написать на своем листе бумаги название компании «Очаково», сотрудников которой она здесь собирала. Под бумажкой у нее была сложена подробная схема стадиона.

- Здесь все распределены по секторам, — пояснила она. — Организаторы сразу говорили нам, кто где сидит: какой сектор, какая трибуна и какие ряды, — она достает лист бумаги, где фамилии подписаны чуть ли не под каждым местом на трибуне, а рядом указаны номера телефонов.
- Это разнарядка или люди сами пошли? — спрашиваю я.
- Конечно, сами организовались и пошли. Это были энтузиасты — по крайней мере, из «Очакова».
- И многие захотели?
- Конечно! Ну а как же. Не слышала, чтобы кого-то сгоняли.
- За кого будете голосовать на выборах, если не секрет?
- Нет, секрет. У нас тайна голосования.
Я пытаюсь узнать, как ее зовут, но женщина начинает подозрительно на меня коситься:
- Вы задаете слишком много вопросов, это уже наводит на размышления…
- Думаете, я с Лубянки? — улыбаюсь я.
- С Лубянки или не с Лубянки — не важно. В приватном разговоре люди не задают такие конкретные вопросы. Значит, у вас есть цель у меня какую-то информацию узнать.
- Конечно. Моя цель — поговорить с людьми и понять, кто они и зачем приходят.
- Ну, говорите… — пожала она плечами и отвернулась.

Другие мои собеседники не рисковали утверждать, что люди приехали сюда сами. Лариса, женщина лет пятидесяти, не скрывала, что участвует в митинге по приказу начальства:
- Сами бы мы праздновали за столом 23 февраля! А мужчин так и вообще обидели, — сказала она. — Кому охота терять полдня? Еще непонятно, как добраться теперь — метро закрыто на вход.
- А отказаться не пробовали?
- А чего отказываться? Все здесь — и мы здесь.
- Так ведь неприятно, что сгоняют.
- Да ну, ничего! Потусуемся, пообщаемся, — смеется Лариса. — Лучше бы какой-нибудь концертик сделали. Певцы попели бы какие-нибудь знаменитые, которые за Путина, — и вообще настроение было бы супер.
- А вы сами будете за него голосовать?
- Наверное. Хотя бы стабильность какая-то, хоть не хуже.
- Так может, и с другими хуже не будет? — пытаюсь оппонировать я.
- А вот не знаем! А тут уже уверены. И зарплаты вовремя, и пенсии день в день. И магазины все есть.
- Куда же они денутся, если Путина не будет?
- Не знаю, — тихо отвечает Лариса и отходит в сторону.

Павел, мужчина лет тридцати пяти, живет в Подмосковье, а работает в государственной организации в Москве. Он признается, что приехал по разнарядке.

- Значит, положение у «Единой России» шаткое, раз всё это устраивают, — предполагает он.
- А вы на выборах за кого проголосуете? — спрашиваю я.
- Не знаю, я на них не хожу. За Прохорова можно — хоть кто-то новый… А тут ведь уже сказали: Путин выиграет. Откуда такая уверенность?! В его окружении всех надо убирать: Нургалиева, Шойгу…

Люди тем временем рассаживались на стадионе. Перед выступлением Владимира Путина публику «разогревали» музыканты и общественные деятели. «Наши противники хотят, чтобы мы повторили попытку национального самоубийства, но никакого наступления на грабли не будет. Враг будет разбит, победа будет за нами!» — провозгласил телеведущий Михаил Леонтьев. В перерыве на огромных экранах транслировали ролики в поддержку Владимира Путина, один из которых агитировал так: «Путин ездит на лошадях. Путин объездил всю страну… Путин сильный. Я — за Путина!»

Политика, впрочем, интересовала людей значительно меньше, чем песни Сергея Трофимова и Григория Лепса, под которые они с видимым удовольствием пританцовывали. Когда же ведущие митинга объявили выступление Владимира Путина, в «Лужниках» случилось и вовсе что-то невообразимое. Люди повскакивали с мест, замахали руками, защелкали фотоаппаратами, а самые активные принялись скандировать: «Пу-тин! Пу-тин!». Как только премьер-министр ушел со сцены, люди толпами повалили со стадиона. На выходе образовалась большая очередь.

«Да я застряла на этой фигне! — почти в отчаянии кричала в трубку какая-то девушка. — Скоро постараюсь подъехать!»

«А зато, девчонки, у нас два дня отгула теперь! — подбадривал спутниц радостный молодой человек. — Не зря торчали здесь в праздник». Я попробовал спросить их, добровольно ли они решили приехать в «Лужники», но они вдруг посерьезнели и сделали вид, что меня не слышат.

Но мне обещали не отгулы, а деньги, и я решил довести дело до конца, не имея ни малейшего представления, к кому идти за обещанным вознаграждением. Я искал хоть какие-то признаки того, что участники митинга получают деньги прямо на месте, как раньше, но ничего не находил.

Раздосадованный, я написал координатору акции. «Начальство в ближайшие дни приедет из Питера, — ответил он. — Как мне обещано, вопрос сразу же будет решен». Как начальство убедится в том, что я присутствовал на акции, он не уточнил. Но еще какое-то время я смогу пожить спокойно, — не терзая себя мыслями о том, как избавиться от этих 400 рублей.

Источники: svobodanews.ru
rfopamyat.org