February 18th, 2012

Роман Котов. "Кадетский монастырь (часть 2)".

Перейти к началу

В первой части мы начали рассказ об истории кадетского воспитания в Российской империи и обещали его продолжить. Хотелось бы особо остановиться на кадетских традициях и рассмотреть перспективу возрождения кадетских корпусов в современных условиях, когда идея честного и нелицемерного служения особенно важна.

Заметим, что речь пойдёт о тех правилах жизни кадетского братства, которые самостоятельно прописывали для корпуса старшие кадеты - шестнадцатилетние юноши, прошедшие суворовскую воинскую школу.

Вот, к примеру, некоторые правила чести Петровского Полтавского кадетского корпуса, о которых пишет кадет-эмигрант Пётр Волошин-Петриченко:
• Знать подвиги доблестных слуг Родины - майора Горталова, Агафона Никитина, Архипа Осипова, Василия Рябова (герои разных лет, проявившие особое мужество на войне. Так, Василий Рябов прославился тем, что, оказавшись в японском плену, отказался отречься от Христа, за что был мученически казнён, а затем с воинскими почестями похоронен японцами - Р.К.). Это утверждалось как-то само собой, неким внутренним порядком, без нажима со стороны начальства. Культа «Неизвестного солдата» не было. Скорее, был культ «Известного солдата».
• Знать выдержки из суворовской «Науки побеждать». Многие знали её наизусть целиком.
• Ежегодно всем корпусом, со знаменем и оркестром, совершать паломничество на могилы русских воинов, погибших в Полтавском бою (так называемые «шведские» могилы), и служить там панихиду, проводить официальный парад.
• В годы войн (помню Японскую) отказываться от сладкого блюда на один или два раза в неделю с тем, чтобы стоимость сладкого отчислять на раненых русских воинов…
• Гордиться полками, в которых служили или служат отцы, братья, родственники или кадеты-однокашники.
• Быть физически развитым человеком, хорошим гимнастом, лыжником, постараться научиться на каникулах ездить верхом.
• Опекать маленьких кадет, болезненно переживающих отрыв от родной семьи, покровительствовать им.
• Никогда не доносить на своих товарищей».


А это - несколько подобных правил из Устава кадет-традиционеров Русского кадетского корпуса в Югославии, сложенных уже за границей:
• «Верить в духовную силу русской нации, в её грядущее обновление и в её светлое будущее.
• Любить Россию и русский народ. Воспитывать в себе любовь к жизни и быту русского народа, к его духовно-нравственным идеалам…
• Воспитывать в себе качества воли, самоотвержения, храбрости и справедливости и верить в свои силы и способности послужить делу возрождения России».


Правила «и один в поле воин», «сам погибай, а товарища выручай» всегда являлись жизненными основами кадет. И евангельская заповедь любви («Нет больше той любви, как если кто душу свою положит за други своя») стала основой поведения многих и многих из них.

Именно поэтому во время эвакуации Русского Корпуса в 1944 году кадеты поделили свой ужин на части и накормили оставшегося без еды ротного офицера. Именно поэтому в критические моменты (а их за десятилетия жизни кадет за границей было немало) преподаватели и офицеры-воспитатели работали без какой-либо зарплаты, понимая, ради чего они жертвуют собой и страдают. Именно поэтому, когда требовалось отдавать всё своё, в том числе и жизнь, ради других, многие кадеты и офицеры, не раздумывая, делали это.

В кадетских корпусах привычка делить все тяготы и невзгоды прививалась с детства. Благодаря этому уже в самом начале учёбы десятилетние малыши приучались к тому, что они - одна кадетская семья. Все съедобные подарки и посылки родителей делились поровну, на всех, кто был в классе, отделении, роте. Выход в город, подготовка к балу, форма одежды для него - всё это продумывалось и организовывалось сообща. Конечно, кадеты никогда не были пай-мальчиками, ведь юности присущи многие глупые шалости, не понятные взрослым. Бытовала у кадет и традиционная «звериада» - стихи, высмеивающие преподавателей, рисовали они карикатуры, устраивали «ночной парад» и «похороны штыка» (в эмиграции - «похороны» химии или геометрии), было и многое другое (что хорошо иллюстрирует художественный фильм «Юнкера» по роману Куприна).

Но никогда не было в кадетской среде ябедничества и доносительства, жёстко каравшегося судом старших кадет (наказание полагалось переносить всем вместе, даже если, к примеру, драку в спальне подушками начал кто-то один). Не мог и лишнего дня пробыть в корпусе вор, сколь бы мелким ни казалось его прегрешение. Всякий, уличённый в каком-либо серьёзном проступке, нарушавшем понятия долга и чести, моментально исключался товарищами из круга общения, а затем и начальством - из корпуса. Любому, кто с явным презрением или непониманием относился к традициям кадетства, могли в итоге устроить «тёмную» - с последующим отчислением, после разбирательства. Трусы, хамы, лентяи, а также люди, поражённые тем или иным серьёзным пороком, пусть и детским, в кадетских корпусах не задерживались. Это позволяло кадетам сливаться в единое целое, скреплённое честью и долгом, - в первую очередь духом, а затем и в строю, где локоть товарища всегда ощутим.

Конечно, оценкой итогов любого воспитания является практика. Важны не хорошие баллы в дни учёбы и не выпускные экзамены, а сама жизнь, лучший экзаменатор. Так, экзаменом многолетней работы офицеров-воспитателей и преподавателей Первого Русского кадетского корпуса в Югославии стал следующий случай. В виду приближающегося противника 10 сентября 1944 года корпус был в срочном порядке эвакуирован эшелоном из Белой Церкви в Белград. Приказ об эвакуации был передан в самый последний момент, на сборы и выдвижение оставалось меньше суток. Начальство, не ожидавшее столь бурного поворота событий, растерялось и упустило многое из виду (надо учесть, что у большинства из них были свои дома и семьи). В этой ситуации всю полноту власти и принятия решений взяли на себя старшие кадеты. Под руководством вице-унтер-офицера, назначавшегося из числа кадет, они в экстренном порядке погрузили в эшелон младшие роты, доставили из корпуса необходимую еду, личные вещи, подушки, одеяла и т.п., а главное, несмотря на растерянность руководства, вывезли одно из знамён родного кадетского корпуса.

Не менее отважно действовали кадеты и в условиях революции. Так, в феврале 1918 года, уже при советской власти, кадеты Симбирского Корпуса спасли своё знамя и знамя Полоцкого Кадетского корпуса, эвакуированного и распределённого по разным кадетским корпусам поротно. Решительными были и действия кадет-одесситов. Во время эвакуации корпуса 7 февраля 1920 г., когда директор не предпринял никаких действий заблаговременно, инициативу проявили старшие кадеты. Часть из них эвакуировалась на пароходе в Сербию, а остальные с боями пробивались в Румынию, откуда после долгих мытарств также попали на сербскую территорию.

Порой на долю этих юношей и детей выпадали совсем недетские испытания. Их лучше всего отражают стихотворения той поры, среди которых есть и такое:

Милый мальчик мой, вихрастный, непокорный,
Первым рвался ты в неравный бой,
А потом встречал тебя я в ночи чёрной,
Что страну покрыла пеленой.

В небе заревом пылающей Каховки
Вижу твой дрожащий силуэт -
Помню, с папиной «взаправдашней» винтовкой
Ты шагал тогда, в тринадцать лет.

И желая как-то скрыть фальцет высокий,
Ты нарочно басом говорил…
Как боялся ты, что ненароком
С фронта к мамочке отправят прямо в тыл!
В сапожищах ноги детские шагали,
И дорог на них ложилась пыль…
И Ростов, и Перекоп тебя видали,
Степи Сальской укрывал тебя ковыль…

О своей семье ты ведал понаслышке,
Или слабо помнил… до того ль?
И всё в той же рваной шинелишке
Ты шагал, тая печаль и боль.

Ты, кто Белое святое наше дело
Твёрдо нёс на худеньких плечах,
Чьё замершее и скрюченное тело
Видел я в окопах и во рвах…


Николай Богаевский, кадет Донского Александра II кадетского корпуса

К чести кадет, никто из них никогда - ни в дни лихолетья на Родине, ни в эмиграции - не жаловался на трудность положения, отсутствие средств, недостаток в пище, понимая, что есть вещи поважнее. Нам, не способным порой даже на то, чтобы протянуть руку помощи ближнему (мимо скольких чужих бед мы ежедневно проходим!), это может показаться чем-то невыполнимым.

Послесловие.

Весьма показательна история Крымского кадетского корпуса. Он был создан летом 1920 года в Крыму (в Ореанде) Приказом командующего Русской армией барона П. Н. Врангеля из остатков Владикавказского и Полтавского кадетских корпусов, с включением в него всех кадет и учащихся, воевавших на тот момент на фронте. В скором времени в составе корпуса насчитывалось 46 кавалеров Георгиевского креста. 1 октября 1920 года корпус эвакуирован из Ялты в Сербию. При эвакуации насчитывал 650 кадет и 37 чинов персонала, в 1922 году - 579 кадет, а к моменту закрытия - 250 кадет и 44 человека персонала. При расформировании корпуса в 1929 года 103 кадета перешли в Донской кадетский корпус, остальные - в Первый Русский кадетский корпус (Белая Церковь). Закрыт осенью 1944 года. Спустя 60 лет, осенью 2004 года, принято решение о его возрождении в Крыму (посёлок Белоглинка в пригороде Симферополя). В настоящий момент в корпусе учится 100 кадет с 5 по 11 класс.


Роман Котов

pereklichka.livejournal.com

В московском метро таджик напал с ножом на двух пассажиров.

Уроженец Таджикистана напал с ножом на двух пассажиров московского метро. Как сообщает пресс-служба ГУ МВД столицы, это произошло в 00.15 в вестибюле станции «Сокольники», передает Regions.Ru.

Таджика задержали через 3 часа в торговом центре «Византий», расположенном на улице Краснобогатырской. Против него возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении двух или более лиц).

Как выяснилось, таджик жил на вокзалах и перебивался случайными заработками.

Rusimperia.Info

Об успехе кампании "Мирзаев должен сидеть".

Акция "Мирзаев должен сидеть!" прошла в 6 городах России. Демонстранты выступили со справедливым требованием расследования убийства русского парня.

Родители Ивана Агафонова и адвокат семьи Оксана Михалкина поблагодарили организаторов и ребят, которые в выходной день вышли в центр столицы и выразили свой протест публично
.

Успех любой кампании оценивается, прежде всего, по результатам. Чего же удалось добиться за 4 дня?

Во-первых, выход Мирзаева под залог в 100 тысяч рублей отменили, а дело отправили на дополнительное расследование. Ничего этого не было бы, если не активный протест, который породило заявление о выходе Мирзаева. Власти панически боятся выступления националистов перед выборами. Мирзаев просидит в камере минимум до мая, а в случае справедливого расследования - ближайшие лет 15.

Во-вторых, русские ребята, которые после окончания санкционированного митинга дружно двинулись в метро, избивая мигрантов и полицейских, показали, что они готовы идти на силовой конфликт, если их интересы и дальше будут ущемлять. Сегодня вышло чуть больше тысячи человек и это при том, что Иван Агафонов не был ни националистом, ни футбольным фанатом. Это качественное отличие от всех тех, кто выходит на Болотную, проспект Сахарова или, тем более, Поклонную гору. Националисты единственная сила, которая готова с кулаками отстаивать свои идеалы и пострадать за них, в случае необходимости.

В-третьих, примечательно то, что власти незамедлительно отреагировали на протест: председатель избирательного штаба Путина Говорухин заявил о том, что возьмет дело под свой личный контроль. Это вновь подтверждает тот факт, что власть очень боится националистов. Для них тысяча молодых русских парней куда опаснее, чем стотысячный митинг на Болотной.

Спасибо всем, кто сегодня был с нами!

Один за всех - все за одного!

rusplatforma.org