November 20th, 2011

7.11. (20.11.). - Память свщмч. митр. Иосифа Петроградского.

Не забудьте ни на минуту этого: «Сын Божий, когда вновь придет, найдет ли вообще верных на земле?» И, может быть, последние «бунтовщики» против предателей Церкви и пособников ее разорения будут не только не Епископы и не Протоиереи, а самые простые смертные, как и у Креста Христова Его последний страдальческий вздох приняли немногие близкие ему простые души…

Из письма свщмч. Иосифа (Петровых) одному священнику


+ + +

Будущий священномученик родился 15 декабря 1872 г. в уездном городке Устюжне Новгородской губернии, в семье мещан Петровых. Иван стал четвертым ребенком в большой семье (всего у него было 6 братьев и 3 сестры). Глава семьи – Семен Кириллович – был булочником. Во дворе родового дома по Казанскому переулку стояла маленькая пекарня, где Семен Кириллович вместе со своим помощником пекли хлеб, бублики и пироги, которые охотно раскупались жителями Устюжны. Жена Семена Кирилловича – Евдокия Ивановна – занималась домашним хозяйством и воспитанием детей, а затем и внуков. Дом, в котором родился Иван Семенович, хоть и перестроенный, сохранился до сих пор. В семье всегда отмечались церковные праздники, на дни Ангела собирались у именинника за общим столом. У семьи была и своя родовая церковь – храм Вознесения Господня на Всполье, разрушенный в 1939 г.

В 1880 г. Иван поступил в трехгодичное народное училище, по окончании которого был принят в Устюженское духовное училище. В 1889 г. он с отличием окончил его, что дало возможность поступить в Новгородскую духовную семинарию. В 1895 г. Иван Петровых в качестве лучшего ученика был направлен на учебу за казенный счет в Московскую Духовную Академию. В годы учебы молодой семинарист, а затем и слушатель Академии редко появлялся на родине – ему надо было зарабатывать на жизнь. Отец Ивана умер в 1891 г., а мать не имела никакой возможности оказывать материальную помощь сыну. Во время каникул Иван работал при монастырях и церквах, приводя в порядок разные документы. Летом он старался совершать паломничества по святым местам России, сподобился побывать на Святой Земле.

В 1899 г. Иван Семенович Петровых был удостоен степени кандидата богословия, а в 1900 г. избран исполняющим обязанности доцента Академии по кафедре библейской истории.

10 июля 1901 г. Иван Семенович подает прошение ректору МДА архиепископу Арсению Волоколамскому о «сочислении лику иночествующих». Постриг состоялся 26 августа в Гефсиманском скиту при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Иван был пострижен в мантию с именем Иосиф, в память ветхозаветного патриарха Иосифа Прекрасного. Подробное и замечательное описание этого события мы находим в дневнике самого монаха Иосифа, который он стал вести еще в период учебы в Академии. «И я начал эту жизнь… Начал в покорном сознании, что нежные ласки Небесного Отца, сладость которых дается ощутить монаху, должны быть не только щедрым даром любви Его за мое покаяние и обращение, но и таким “авансом”, который должно в меру сил заслужить и искупить всею дальнейшею жизнью – жизнию всевозможных испытаний, скорбей, искушений, напастей, временных оставлений Богом, - всего того, что делает эту жизнь способную пребывать неотлучно в сладчайших объятиях Отчих!» «В объятиях Отчих. Дневник инока» – под таким названием был в дальнейшем опубликован дневник о. Иосифа. Дневник этот – откровенная повесть о его первом десятилетии монашеской жизни.

30 сентября 1901 г. в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры монах Иосиф был рукоположен в иеродиакона, а 14 октября в Покровской церкви МДА – в сан иеромонаха. «Люблю служить и буду – часто, ибо эти минуты служения всегда лучшие минуты жизни», - отмечает он в дневнике. Ежедневное причастие и совершение Божественной литургии становятся неотъемлемой частью жизни о. Иосифа. За ревностное служение в академической Покровской церкви иеромонах Иосиф был награжден набедренником.

На протяжении нескольких лет иеромонах Иосиф работает над магистерской диссертацией «История иудейского народа по “Археологии” Иосифа Флавия», защита которой прошла в МДА 6 июня 1903 г. О. Иосиф был удостоен степени магистра богословия и утвержден в должности доцента по кафедре библейской истории. В декабре 1903 г. иеромонах Иосиф был назначен экстраординарным профессором, а 18 января 1904 г. возведен в сан архимандрита.

Возможность дальнейшего продвижения по иерархической лестнице, как и научная карьера, не заботит отца Иосифа. Он прежде всго монах: «Господи! Некогда стало мне и последить за душою» – записывает он в дневнике 20 января 1904 г. Его тяготит инспекторская должность.

Много переживаний и скорбей отца Иосифа были связаны с полемикой по монашескому вопросу в Академии. Эта полемика между профессорами МДА и экономом Троице-Сергиевой Лавры, архим. Никоном (Рождественским) велась еще с 1902 г. Профессора подвергали критике созерцательный харктер монашества. Статьи с обеих сторон были довольно резки. В марте 1904 г. митрополит Московский Владимир наложил запрет на очередную публикацию проф. Н.Ф. Каптерева, о. Иосиф на Совете Академии поддержал это решение, за что был публично и грубо изруган обиженным профессором. Отца Иосифа не жалели, считая, что он поделом получил за выступление протиф профессорской корпорации. Утешение от от клеветы и поношений отец Иосиф находит в богослужении и молитве.

В 1906 г. завершилась служба архим. Иосифа в МДА. Его уход из академии был вызван вновь обострившимися отношениями с профессурой: он занял резко отрицательную позицию по отношению к демократизации Устава Академии, которой добивались профессора и студенты на волне революции 1905 г.

Указом Св. Синода от 30 июня 1906 г. архим. Иосиф был назначен настоятелем Яблочинского Свято-Онуфриевского монастыря – единственного в Холмской епархии. Православные Холмщины испытывали постоянное давление со стороны преобладающего католического населения, монастырь находился в жалком состоянии.

5 августа 1906 г. произошло вооруженное нападение грабителей на обитель, отец Иосиф откровенно поведал на страницах дневника о пережитом страхе: «Как тяжело быть по страхом внезапной смерти! Боже мой, Боже мой! Или во мне мало упования на Тебя, преданности Тебе!»

Архимандрит Иосиф ревностно взялся за устроение жизни обители и ее благоустройство. Он составил службу св. Онуфрию, устроил раку для его мощей, заказал для обители иконы преподобного Серафима и преподобного Сергия. Вскоре о. Иосиф начал реконструкцию храма. 16 декабря 1907 г. уже после капитального ремонта было совершено освящение храма, но уже без архимандрита Иосифа, назначенного к тому времени настоятелем Юрьевого монастыря Новгородской губернии.

Юрьев монастырь был ондой из богатейших обителей России, по количеству и благолепию храмов уступал лишь Киево-Печерской и Свято-Троицкой лаврам. К сожалению, материалов о пребывании архим. Иосифа в обиели не сохранилось, но, судя по записям в дневнике, он вновь немало претерпел скорбей и клеветы.

15 марта 1909 г. в Свято-Троицком Соборе Александро-Невской Лавры врхим. Исиф был рукоположен во епископа Угличского, викария Ярославской епархии. В том же году владыка посетил свою родину. Приезд был большим праздником для всех родственников, тем более что такого высокого церковного сана среди земляков еп. Иосифа не достигал никто. Преосвященный Иосиф посещал Устюжну еще несколько раз и каждый его приезд заканчивался литургией и проповедями в соборе Рождества Богородицы.

21 марта 1909 г. епископ Иосиф прибыл в Ростов Великий. Местом его пребывания стал Спасо-Иаковлевский монастырь, настоятелем которого он был назначен. С первых же дней он взялся за благоустроение обители. Провел реставрацию Соборной Зачатьевской церкви. С 1912 по 1917 гг. Владыка построил и освятил пещерный Храм Воскресения Христова, придел в честь Ватопедской иконы Божией Матери и церковь в честь иконы Божией Матери Всех Скорбящих радость.

В 1911 г. епископ Иосиф совершил паломничество на Афон, а затем посетил Новоафонский монастырь в Абхазии. Одной из главных целей поездки было знакомство с древними церковными распевами, которые очень любил Владыка.

В 1913г. в связи с 300-летием Дома Романовых Ростов посетил Император Николай Александрович с семьей и свитой. Епископ Иосиф с подробным рассказом показал достопримечательности обители. 16 декабря 1913 г. монастырь тайно посетила Великая княгиня Елизавета Федоровна. Владыка благословил княгиню ватопедской иконой Божией Матери и преподнес в дар икону святителя Димитрия Ростовского с частицей его гроба и мощей.

Еп. Иосиф уделял внимание примирению со старообрядцами. 31 мая 1917 г. вместе с епископом Уфимским Андреем (Ухтомским) и единоверческим протоиереем Симеоном Шлеевым он присутствовал на Соборе старообрядческой Церкви Белокриницкой иерархии, проходившем на Рогожском кладбище в Москве, подписал «Обращение» к Собору и имел беседы со старообрядческими архиереями. Через несколько месяцев Владыка стал участвовать в работе Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг.

3-4 октября 1918 г. Ростов Великий посетил патриарх Тихон. В 1918 г. епископ Иосиф временно управлял Рижской епархией. А уже вскоре последовал его первый арест в Ростове 7 июля 1919 г. Ярославской губернской ЧК «за попытку срыва вскрытия мощей в Ростовском уезде путем созыва верующих колокольным звоном». Владыка был перевезен в Москву во внутреннюю тюрьму ВЧК, где содержался около месяца. В августе 1919 г. он оказался освобожден без вынесения приговора. 22 января 1920 г. епископ Угличский Иосиф был возведен в сан архиепископа Ростовского. С конца 1924 г. до августа 1926 г. архиепископ Иосиф управлял временно Новгородской епархией.

Через два года архиепископ был арестован вновь и содержался в Ярославской тюрьме, приговорен к 4 годам лишения свободы. В январе 1923 г. Владыка был досрочно освобожден.

После освобождения Владыка затворился в Угличском Алексеевском монастыре и оттуда негласно управлял епархией, отвергая всякий диалог с обновленцами. Категорическое неприятие их принесло преосвященному Иосифу уважение и народную любовь.

Архиепископ Иосиф с шестьюдесятью другими архиереями участвовал в погребении св. Патриарха Тихона и подписал акт о передаче местоблюстительских полномочий св. митрополиту Петру. В своем распоряжении от 6 декабря 1925 г. – за несколько дней до ареста – последний поставил архиепископа Иосифа третьим кандидатом в Заместители Патриаршего Местоблюстителя за митрополитом Нижегородским Сергием (Страгородским) и митрополитом Киевским Михаилом (Ермаковым).

В августе 1926 г. архиепископ Ростовский, уважаемый повсюду за свою аскетическую жизнь и ученость, был назначен митрополитом Петроградским. По словам указа, Владыку Иосифа назначили «вследствие настоятельной просьбы верующих» с возведением его в сан митрополита с возложением белого клобука, креста на клобук и митру. Действительно, летом 1926 г. к митрополиту Сергию в Москву несколько раз с соответствующими просьбами ездили делегации ленинградских священнослужителей – настоятель кафедрального собора протоиерей Василий Верюжский, архимандриты Лев и Гурий (Егоровы), протоиереи Александр Пакляр, Иоанн Смолин, Василий Венустов и др.

11 сентября митрополит прибыл в Ленинград и остановился в Воронцовском подворье. Был канун известного городского праздника – перенесения в город мощей святого благоверного князя Александра Невского, который еще совсем недавно сопровождался грандиозным крестным ходом от Исаакиевского собора до Александро-Невской Лавры. На всенощной Троицкий Собор Лавры, недавно перешедший к «тихоновцам» от обновленцев был переполнен народом. О. Михаил Чельцов писал: «Восторгам и умилению не было пределов, радость слышалась отовсюду и виделась на лицах, разговоры лились самые оживленные и молитвенно Богу благодарные… Митрополит Иосиф внушал к себе, с первого же взгляда на него, симпатию и доверие…Совершенно аскетического облика монах привлекал к себе и нравился; в богослужении у него не было ничего вычурного: просто и молитвенно… Отзывались о нем как об истинном монахе, добром человеке, горячем молитвеннике, отзывчивым к нуждам и горестям людским; хотелось быть около него, слушать его… И нам, духовенству, казалось, что именно его-то нам и нужно, что именно он-то и может проявлять тот авторитет, который обязывает к послушанию, отклоняет от противления, научает к порядку, дисциплинирует одним взглядом, – словом, что с ним-то начнется у нас настоящая жизнь, что будет у нас Владыка Отец»

Эта литургия в Петрограде стала единственной: 13 сентября митрополит уехал в Ростов попрощаться со своей прежней паствой. Вернуться ему уже было не суждено. По замечанию протоиерея Михаила Чельцова, «советская власть… не могла нас оставить, хотя бы при малом благополучии». Будучи вызван в Москву ОГПУ, в разговоре с возглавлявшим церковный отдел Е. Тучковым Владыка отрицательно отнесся к предложенному плану легализации Патриаршей Церкви путем значительной уступки советской власти духовной свободы Церкви. В результате ему был запрещен выезд из Ростова.

В начале декабря 1926 г. митрополит Иосиф вступил в обязанности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Но 29 декабря 1926 г. в Ростове он вновь оказался под стражей. Арест был связан с тайными выборами патриарха. Интересно, что главные инициаторы акции – митрополит Сергий и епископ Павлин были выпущены из тюрьмы уже в апреле 1927 г., в то время как арестованные по этому делу архиереи были сосланы по разным концам страны. Арестованного митрополита Иосифа доставили в Николо-Моденский монастырь Устюженского района, где в это время обитало всего 10 монахов, с запрещением покидать его. Но, обладая значительным авторитетом и решительным характером, преосвященный Иосиф продолжал управлять Ленинградской епархией через своих викариев – епископа Гдовского Димитрия (Любимова) и епископа Нарвского Сергия (Дружинина).

В 1927 митрополит Иосиф не признал «Декларацию» митрополита Сергия (Страгородского).

Осенью 1927 года отказался принять назначение от 17 сентября в Одессу (вместо Ленинграда, куда его не допускали власти); проживая в Ростове, продолжал именоваться митрополитом Ленинградским. Его позиция пользовалась значительной поддержкой среди «староцерковного» духовенства и народа в Ленинграде, где от его имени епархией управлял один из викариев — епископ Димитрий (Любимов). 6 февраля в составе архиереев Ярославской епархии 1928 подписал акт об отходе от митрополита Сергия, став во главе особого течения в Патриаршей Церкви, именуемого в литературе по его имени «иосифлянством» (именно иосифляне были сторонниками строгой экклесиологии по отношению к сергианству). Запрещение сергианского синода от 27 марта 1928 г. не признал.

В сентябре 1929 арестован и выслан в Казахстан в Аулие-Ата (Джамбул). Был арестован в ссылке и привлечён к делу «Всесоюзной организации ИПЦ» 9 сентября 1930.

Вскоре после подписания Ярославской декларации митрополит Иосиф был арестован и вторично удален в Николо-Моденский монастырь. Здесь его навещали клирики и миряне, они привозили письма, сообщения, спрашивали советов. Владыка передавал ответные письма, указы, распоряжения. Письма митрополита Иосифа переписывались и распространялись.

12 сентября 1930 г. Владыка был арестован и привлечен к следствию по делу «Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников “Истинно-Православная Церковь”».

3 сентября следующего года был вынесен приговор по делу. Митрополита Иосифа отправили в ссылку в Казахстан на 5 лет. Сначала он был отправлен в Алма-Ату, затем в Чимкент и, наконец, в село Ленинское Каратасского района. По воспоминаниям его прихожанки, приведенным у прот. Михаила Польского «он жил в хлеву со свиньями в плетеном сарае, спал на досках, отделенный от свиней несколькими жердями. Холод и жару, всякую непогоду и тяжелый воздух он переносил в этих условиях».

С некоторого времени ему было позволено в более-менее сносных условиях. Заботившийся о нем его тайный постриженик, архим. Арсений (Борис Григорьевич Корди) из Алма-Аты устроил ему комнату в Чимкенте и содержал Владыку материально. Он же достал ему цитру и фисгармонию, что для митрополита было большой радостью: он перекладывал псалмы на музыку и пел. Вести хозяйство Владыке помогала его землячка, монахиня – бывшая учительница из Устюжны – Коранатова Мария Ивановна, с которой митрополит Иосиф дружил с детства (по всей видимости, она разделила и судьбу Владыки).

Как вспоминает М.Сахаров (сын Нины Алексеевны Китаевой, удочеренной бездетной сестрой Владыки): «В моих воспоминаниях он предстает как высокий, чрезвычайно добрый старик, с большой окладистой бородой, в очках с тонкой оправой. Мы были у него в Казахстане, где он жил в маленьком саманном домике на окраине города. Много времени Владыка посвящал чтению, стоя за небольшим столиком, который моя бабушка сразу же по окончании чтения складывала и убирала. Она называла этот столик аналоем. Дед читал громко, часто наизусть, приятным голосом. Как я понял потом, это были богослужения, которые Владыка совершал каждый день…».

В октябре 1933 г. Владыка направил письмо в Политический Красный Крест с ходатайством о досрочном освобождении по состоянию здоровья. Однако вскоре он был арестован и под стражей был отправлен в Аулие-Ате и помещен в тюрьму, где его держали 17 дней среди воров и бандитов. Затем его выпустили и позволили проживать на квартире в Аулие-Ате.

Известно, что в 1936-37 гг. митрополит Иосиф совершал тайные богослужения. Его связь со многими священниками и архиереями подтверждается обширной перепиской, которую он вел через доверенных лиц.

24 июня 1937 г. митрополит Иосиф был арестован. В это же время был арестован и митрополит Кирилл, с которым Владыка находился в общении. Оба содержались в Чимкентской тюрьме. Об их единомыслии красноречиво свидетельствует обвинительное заключение: «…Петровых Иосиф являлся заместителем Смирнова К.И. и, в случае ареста последнего, Петровых должен был возглавить контрреволюционную деятельность организации. Помимо этого, Петровых проводил работу по концентрации контрреволюционных сил церковников вокруг контрреволюционной организации, вел новую вербовку членов и организовывал контрреволюционные ячейки на местах».

Заседанием Тройки УНКВД по Южно-Казахстанской области от 19 ноября 1937 г. митрополиты Иосиф и Кирилл (и с ними епископ Евгений Ростовский) были приговорены к высшей мере наказания. 7/20 ноября их и еще более 100 человек расстреляли и похоронили в Лисьем овраге под Чимкентом.

Составлено по книге М.С.Сахаров. Л.Е. Сикорская «Священномученик Иосиф, митрополит Петроградский. Жизнеописание и труды»

Соратники Московского отдела РОНА провели митинг против политических репрессий на Украине.

Соратники Московского отдела Русского Объединенного Национального Альянса провели 19 ноября с.г. у Посольства Украины, здание которого расположено в Леонтьевском переулке, митинг, направленный против политических репрессий на Украине. Акция имела своей целью выражение протеста в отношении политики массовых преследований инакомыслящих.
 
Председатель Национального Совета РОНА Олег Филатчев зачитал перед собравшимися соратниками резолюцию митинга, которая была единогласно принята участниками мероприятия, а затем была вручена вышедшему из здания сотруднику Посольства:

      
+ + +
      
 Резолюция митинга против политических репрессий на Украине от 19.11.2011г.
 
В последнее время политические репрессии на Украине принимают всё более массовый характер...
 
Мы выражаем свой решительный протест фактам правового произвола и нарушений действующего законодательства, выражающимся в тотальном преследовании оппозиционных деятелей и общественных организаций по политическим убеждениям.
 
Примерам подобного произвола несть числа. Одним из наиболее вопиющих по нашему мнению фактов является возбуждение уголовного дела в отношении потомка легендарного Белого Генерала А.П. Кутепова Александра Кутепова, проживающего в городе Чугуев Харьковской области. Этот позорный процесс показал всю степень зависимости украинских судебных органов от воли тех, кому выгодно развязывание политики тотального террора в сталинском духе, которая, смеем заметить, нанесла в свое время непоправимый ущерб народам России и Украины, лишив жизни многих людей, одних из лучших представителей общества, его элиты.
 
Не можем не вспомнить и дело против харьковского журналиста Игоря Гаркавенко, литератора, члена редколлегии общественно-патриотической газеты «Славянское Единство», который был задержан 23 декабря минувшего года в Киеве во время принудительного демонтажа палаточного городка, возведённого на Майдане в рамках акции протеста предпринимателей против Налогового кодекса. А также дело в отношении эксминистра внутренних дел Украины Юрия Луценко, которого обвиняют в незаконном оформлении на работу в МВД и в нарушениях, связанных с предоставлением квартиры и начислением пенсии своему бывшему водителю. По данным следствия, общий ущерб государства от деятельности на посту министра внутренних дел составил порядка 1 миллиона гривен (125 тысяч долларов). Суд над ним начался 23 мая. Луценко находится в СИЗО с конца декабря 2010 года. За время ареста он перенес длительную голодовку, объявленную в знак протеста, его здоровье заметно пошатнулось.
 
Это лишь немногие из примеров, когда оппозиционные политики и общественные деятели подвергаются гонениям, задержаниям и судебным разбирательствам. Все эти дела противоречат самым элементарным нормам действующего законодательства.
 
Мы выражаем свою полную солидарность с жертвами политических репрессий на Украине и обращаемся к властям государства с настоятельным требованием пересмотреть имеющиеся за последний период уголовные дела, имеющие явно политический характер, действуя в рамках закона, не совершая ошибок путем повторения сталинского геноцида.

 
Информационная служба братства, 20.11.11г.

7.11. (20.11.). - Память свт. Филарета (Вознесенского).

Духовное завещание свт. Филарета (Вознесенского)

«Держи, что имеешь!» (Апок. 3, 11)

Эти слова, взятые из священной книги Апокалипсис (Откровение), в наше время, в наши многоскорбные, лукавые, соблазнами исполненные дни, имеют особо важное значение. Они напоминают нам о том драгоценном духовном богатстве, которым обладаем мы, чада Православной Церкви.

Да, мы богаты. И это духовное богатство есть то, что имеет Святая Церковь, и которое принадлежит всем верным чадам Ея. Учение веры – нашей чудесной, спасающей православной веры, многочисленные живые примеры жизни людей, живших по вере, по тем высоким началам и правилам, которые предлагает нам Церковь, и достигших той духовной чистоты и высоты, которая именуется святостью; красота и великолепие нашего православного богослужения, и живое соучастие в нем через веру и молитву; полнота благодатной духовной жизни, открытой всем и каждому, и как венец всего, единение чад Церкви в той любви, о которой сказал Спаситель: «потому узнают люди, что вы – Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

+ Митрополит Филарет

Текст взят из общедоступных источников