July 19th, 2011

Соратники нашего братства провели 17 июля с.г. Молитвенное стояние в селе Тайнинское.

17 июля с.г., в день памяти Святых Царственных Мучеников, злодейски убиенных жидо-большевицким кагалом, Русским Объединенным Национальным Альянсом в лице соратников Московского отдела нашего братства было проведено Молитвенное стояние в селе Тайнинское, у памятника Царю-Мученику Николаю.

Собравшиеся помолились о возрождении нашего страждущего ныне под ярмом богоборчества и русофобии Отечества, испросив у Господа крепости в противостоянии с клевретами князя мира сего.


Обращаясь к соратникам после молитвы, глава нашего братства Олег Филатчев отметил всю важность подлинного единства русских национальных сил в свете Истины Христовой ради конечной победы в битве за будущее Святой Руси. Крестный путь Святых Царственных Мучеников является для нас тем ориентиром, который должен вести всех русских людей по пути безкомпромиссности и жертвенности…

+ + +




Отбоя не было, борьба продолжается! Выше Белое знамя!

Информационная служба братства, 19.07.11г.  

В Красноярске болельщиков с бананами не пускают на матч с "Локомотивом".

В Красноярске полиция не допустила нескольких болельщиков с бананами на матч 1/16 финала кубка России "Енисей" - "Локомотив".

Об этом сообщает корреспондент PL с места событий.


Напомним, некоторые поклонники футбола решили прийти на игру с фруктами после инцидента в Новосибирске, когда один из фанатов "Енисея" был задержан с бананом, и ему пришлось писать объяснительную – зачем он принес на стадион банан.

Добавим, полиция стала нетерпимо относиться к бананам после двух случаев в чемпионате РПФЛ, когда фанаты закидывали этими плодами темнокожих футболистов. В этих действиях были усмотрены признаки расизма. Впрочем, в Красноярске болельщики решили просто проверить полицию на толерантность.

Напомним, кубковый матч "Енисей" – "Локомотив" начинается в 17 часов. Практически все билеты на матч – 15 тысяч, были проданы.

iapress-line.ru

Димитрий Саввин. "Постмодернистская деклерикализация, или уходящий клерикализм, которого не было".

Сейчас, когда все больше людей начинают говорить и писать об "общественной деклерикализации в России", мне, собственно, остается лишь произнести слова одного героя одного телесериала: "А вот вы знаете, я почему-то даже и не удивлен…".

Появление Невзорова на белой лошади (во всех смыслах) во главе медийной "антицерковной партии" было уже последним симптомом того, что лед тронулся. Для ряда журналистов и общественных деятелей это явилось некоторой неожиданностью. Однако для тех, кто знал не понаслышке церковную жизнь Московской патриархии, это явление было закономерным. Более того: в каком-то смысле, мы даже заждались.

Где-то лет семь назад один весьма хороший молодой священник, во время беседы тет-а-тет, сказал: "Мы вот все ругаем НТВ, но ведь они про нас правду показывают…". Подобного рода разговоры случались у меня – как, впрочем, и у многих других людей, так или иначе "сопричастных" административно-хозяйственной структуре РПЦ МП, неоднократно. Различные "клерикальные" опыты, вроде сгона людей на патриарший крестный ход, еще только предстояли, еще впереди было бурное развитие "желтого миссионерства" с благословения Патриарха – но, в общем, вектор был определен четко, и было ясно, что ничем особенно хорошим дело закончиться не может.

Какое именно дело? А вот тут начинается самое интересное.

В России, действительно, пошел процесс "деклерикализации" снизу. Это не самый чтобы социальный низ, ибо кадры для нового наступления на "церковников" формируются в основном из среды студенчества и интеллигенции в целом, – но это "низ" по отношению к Кремлю. Но вот что самое интересное: для того, чтобы была деклерикализация, сначала, надо полагать, должна быть клерикализация. И тут обнаруживается нечто, придающее упомянутому процессу отчетливо постмодернистский привкус.

Если посмотреть на развитие стран Восточной Европы после падения коммунистической тирании, то там, действительно, в ряде случаев обнаруживаются признаки того, что можно рассматривать как "усиление клерикалов". Так, например, болгарская Конституция заявляет, что "традиционной религией в Республике Болгарии является восточно-православное вероисповедание". Польская Конституция содержит упоминание об Апостольском Престоле, то есть Ватикане, и отношения с католической Церковью регламентируются не только законами, но и соответствующим соглашением с Римским Папой. Что касается Чехии (Чехословакии) и Румынии, то там Церковь не была формально отделена от государства даже в период социализма. Во всех этих странах (и в иных восточно-европейских и балканских государствах) учащиеся общеобразовательных школ, если того хотят их родители, могут получаться религиозное образование ("веронаука", Закон Божий). В польской армии служат несколько тысяч капелланов – и т.д., и т.п.

Это, так сказать, формальные признаки так называемой клерикализации, которые в вышеперечисленных странах есть и которые в России на сегодня отсутствуют. Конституция РФ нигде и никак не упоминает о Православии и Православной Церкви – ни в качестве традиционной, ни официальной, ни тем более государственной религии. "Основы православной культуры" – не вероучительный, а культурологический курс, забуксовали в трясине российского министерства образования. Аналогичная ситуация с армией и православными капелланами. Приходится признать, что по темпам "формальной" клерикализации Россия пока что находится в самом хвосте Восточной Европы и Европы вообще.

Но есть и иная сторона, "неформальная", которая гораздо важнее и рассмотрение которой позволяет понять, почему "у них" так, а "у нас" иначе. А именно: реальное влияние традиционной религии (Православия или католичества) на общественные нормы и законодательство страны.

В этом отношении весьма примечателен пример Польши. Если во времена социализма аборты там были дозволены, то после восстановления национальной власти они были запрещены. И никто и не скрывал, что запретили их потому, что с римско-католическим мировоззрением таковую практику совместить никак нельзя. Человек, который позволяет себе публично пренебрегать католическими ценностями, вряд ли может рассчитывать на большой успех в политике в Польше или, скажем, в Ирландии. Русские эмигранты в Чехии отмечают, что за неделю до Рождества во многих кафе и ресторанах исчезают мясные блюда – местное население вроде как постится. Да, этот пост воспринимается скорее уже как фольклорный обычай, да, далеко не все склонны его соблюдать – но все же факт весьма примечательный. Даже в наименее религиозной (по данным статистики) стране Европы сразу же становится видно, что весь народ ждет свой самый главный религиозный праздник.

Несложно заметить, что в России все обстоит несколько иначе. Аборты не только не были запрещены, но в 90-е гг. даже расширили список "социальных показаний" для их осуществления. Порнография не запрещена, и все соответствующие законопроекты неизменно проваливались (в этом отношении от РФ выгодно отличается Украина). Рождество было объявлено государственным праздником – но скорее из подражания Европе и США, ибо для римо-католиков и протестантов оно является главным торжеством. В то же время православный праздник праздников – Св. Пасха - никак не отмечен в гражданском календаре. Все социальные опросы наглядно показывают, что жители России, как правило, ассоциируют себя с Православием, но при этом к абортам относятся терпимо.

Все это, в совокупности, может указывать только на то, что реальное влияние Православия на общественную и государственную жизнь в РФ в разы меньше, чем, например, аналогичное влияние католичества в Польше или Венгрии.

То есть никакой "клерикализации" – по крайней мере, сколько-нибудь масштабной – в РФ не было. Против чего же тогда "деклерикализация", и что же все-таки было?

Было нечто именуемое ныне неосергианством. О том, что это такое, писали многие, в том числе и автор этих строк, и повторяться здесь смысла нет. От собственно клерикализма это явление отличает многое, но нам тут важны два нюанса. Во-первых, клерикал – это фанатик, который видит своим идеалом всеобщую, так сказать, тотальную христианизацию и воцерковление. Он движим этим мотивом – и потому-то (тут начинается второй пункт) он старается поставить все сферы жизни общества и государства под контроль Церкви. Желательно, конечно, чтобы это было прямое подчинение. Своего исторического идеала данная схема достигла на латинском Западе, где в какой-то момент Римский Папа стал рассматриваться как всемирный монарх, а все христианские государи – как его вассалы.

Что же касается Московской патриархии, то здесь в самой системе не заложено стремление поставить всю жизнь общества и государства под свой контроль, добиться всеобщей христианизации. Система (окончательно это оформилось уже при нынешнем Патриархе) ориентирована на достижения своих собственных, узко-корпоративных и часто весьма приземленных, целей. (Разумеется, исключения, и даже весьма многочисленные, есть, но это именно исключения.) Аппарат заточен не на завоевание общества и государства в рамках своеобразного Крестового похода, а на обслуживание интересов довольно узкого круга лиц. Интересы эти весьма незатейливые (и чем дальше, тем незатейливее): мерседесы-лексусы, дачки-квартирки, санатории-курорты.

Соответственно, и задачи завоевать государство, чтобы превратить его в инструмент христианизации, также не стоит. Ибо зачем? Гораздо интереснее его не подчинить, но интегрироваться в него, в качестве очередной госкорпорации.

То есть клерикализм и клерикальная экспансия здесь даже рядом не ночевали. Здесь поселилось нечто другое, весьма, надо сказать, неприглядное.

Если взглянуть на ситуацию под этим углом зрения, то очень многое сразу же становится на свои места. Находится ответ на вопрос, почему за двадцать лет относительной свободы Московская патриархия так и не смогла воспитать сколько-нибудь мощной плеяды церковных интеллектуалов. Почему не сумели даже написать пару путных учебников по ОПК. Почему то, что казалось Администрации президента силой, вдруг начало демонстрировать потрясающее бессилие, а Кремль, похоже, просто разочаровался в РПЦ МП. Почему глубоко верующие юноши через одного убегают из семинарий и академий, возвращаясь в мiр, подчас, прожженными циниками… И т.д., и т.п.

То, что сейчас мы наблюдаем в России, отнюдь не является "деклерикализацией", ибо нет и не было здесь последние сто лет никакого клерикализма. Это крушение сергианской (с 1991 г. неосергианской) модели. И сейчас самое время вспомнить слова Спасителя о соли, утратившей силу, и апокалипсические предупреждения о Церкви, светильник которой будет сдвинут… Ибо дальше времени для раздумий, скорее всего, не будет.

portal-credo.ru

Губернатор Ставрополья Гаевский регламентировал узаконенную Хлопониным лезгинку.

Губернатор Ставропольского края Валерий Гаевский заявил, что танцевать лезгинку на вверенной ему территории никто не запрещает. «Лезгинка – это прекрасный танец. Все дело в месте и времени, только и всего. Мы не против лезгинки, мы против нарушения покоя», – сказал глава региона.

По мнению Гаевского, неприемлемо танцевать лезгинку: ночью под окнами домов, в траурный день в местах массового скопления людей или перекрывать для танцев проезжую часть, отмечает «Росбалт».


Напомним, неделю назад полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин своим решением снял все запреты на исполнение кавказских народных танцев на улицах населенных пунктов Ставропольского края.

Это произошло после того, как на форуме «Машук-2011» представитель Кабардино-Балкарии Азамат Нибежев пожаловался полпреду на запрет, якобы введенный на территории Ставропольского края в отношении коллективного исполнения лезгинки на городских улицах.

«Если кто-то сейчас попытается запретить танцевать, передайте им, что полпред лично разрешил. Но не разрешил при этом нарушать общественный порядок», — заявил Хлопонин.

Отметим при этом, что подавляющее большинство населения Ставропольского края считают демонстративное исполнение кавказцами лезгинки на улицах русских городов намеренно провокативным и вызывающим.

rus-obr.ru

Мария Чернова. «Я расскажу всю правду о трагедии в Казани. Теперь крепитесь вы и слушайте».

Я уже приняла смерть сына как рок, судьбу. Но то, что творилось в Казани, просто непостижимо, мне теперь жить в этой стране не хочется.

Я чувствую себя униженной.

По телевизору все врут. Теперь я никому не верю. Психологов нет — это федералы, надевшие значок-вилочку. У них одна работа — забота о порядке, они делают всё, чтобы паники не было, им наплевать на людей.


Они, зная, что выживших больше нет, вселяют надежду, говорят о чуде и заставляют людей надеяться, и люди верят и ждут чуда. И всё это, чтобы паники не было.

Все сволочи и суки. Еще ни один российский канал не сказал, что из экипажа выжило 23 человека, а погибло всего 12. А из пассажиров выжило 54, а погибло 100. Чувствуете соотношение? А знаете, почему среди погибших в основном женщины и дети? Потому что мужики-амбалы отпинывали от больших спасательных плотов женщин! А маленькие плоты были все в дырах, и их затыкали пальцами. Когда прибыли спасатели, им было по грудь воды, и это в плотах!

В воскресенье в речном порту не было штаба, никого, прохождение через карету «скорой помощи» выжившими было чистой формальностью.

В понедельник родственники погибших были на опознании. Нас разместили в Центре ядерной медицины: там онкологию облучают. А рядом находится судмедэкспертиза, куда и привозят тела. Их перевозят на рефрижераторах с мясокомбината. Потом вскрывают, фотографируют и показывают родственникам.

В морге тела лежат друг на друге. В 1 или 2 часа во вторник приехал премьер-министр Татарстана на встречу с родственниками. На вопрос, будут ли вскрывать детей, ответил по-татарски. Я переспросила, он еще даже возмутился и сказал: «Сделаем всё, что в наших силах».

Поняла, что дело нужно брать в свои руки. С утра я стала обращаться к следователям — по поводу заявления об отказе от вскрытия. Они ответили, что не знают, как писать заявление. Я долго ходила от следака до главврача и начальника морга, и они мне прямым текстом заявляли, что не знают, как писать заявление. И что возбуждено следствие, поэтому все должны быть вскрыты.

Позвольте, а как же отказ от медицинского вмешательства, а как же добровольная госпитализация, а как же мои права?! Я встретила свою преподавательницу, и вместе с ней мы сочинили заявление в произвольной форме: «Я отказываюсь от вскрытия по своим внутренним убеждениям, так как я мать и считаю, что моему ребенку это не нужно, а следствию это никак не помешает». Заявление я отдала некоему Новикову (главному следаку). Он посмотрел и сказал, что, когда будут поступать трупы детей, он рассмотрит мое заявление, а пока он не может его принять, и убедил меня, что фотографируют они еще целых. Когда я опознала своего сына, то сразу же помчалась к нему, чтобы он прошел со мной и сказал, кому надо, чтобы не делали вскрытия. Видимо, этого он не ожидал, что я так оперативно сработаю. Его слова: «Как? Кто вам дал фотографии?! Я вам ничего не обещал». В его глазах был ужас.

Поняв, что сын еще не вскрыт, а они даже и не думали мое заявление рассматривать, и есть время, я пошла к следователю для подтверждения опознания, а затем опознания трупа. С этого момента началась игра не по правилам всякой морали. Следователь специально стал тянуть время. После всех дознавателей и т.д. Новиков сказал, что сейчас уже вскрыли, и всё, поздно, а следак вообще пропал. Потом, через 20 мин. вышел и сказал, что сейчас приступят к вскрытию. В итоге после опознания фото я увидела тело только через час, вскрытое. На мои вопросы: «Чей это сын, мой или государственный?» — они молчали. Я оказалась бессильна против системы. Права человека ничего не значат в нашей стране, главное — следствие, чья-то задница и т.д. Мой кроха просто закрыл пробел в их протоколе. И мне противно после этого. Люди мне предложили судиться со следователем, которому я отдала заявление, я нашла это словосочетание несочетаемым.

Мне было смешно: какой марафет они приводили перед ТВ и правительством. Они бегом-бегом выкладывали брусчатку, зарывали фонарь и тут же его красили, обрубили нижние ветки с берез, подметали асфальт и измеряли давление всем подряд на камеру. По телику говорят, что родственникам предоставляют питание, ночлег и медикаменты. Медикаменты: глицин, валерьянка и act, но выписывают рецепты на афобазол за 230 р. Питание: пирожки холодные в мухах и один раз гречка с подливой, чай бесплатно, кофе платно. Ночлег: одеяло.

Я не хочу жить в этой стране, я вообще не хочу жить!

novayagazeta.ru

Астраханский отдел нашего братства провел мероприятие в день памяти Св. Царств. Мучеников.

17 июля с.г. Астраханский отдел нашего братства совместно с местным представительством Русского Имперского Движения провели в Астраханской губернии мероприятие в день памяти Святых Царственных Мучеников, убиенных жидо-большевицким кагалом.

Братчики посетили местное кладбище, осмотрев, в каком состоянии находятся братская могила расстрелянных в 1919 году жертв большевиков-богоборцев, могилы дворян, а также склеп генерала Александра Александровича Граникова.

+ + +


Братская могила жертв жидо-большевицкого террора 1919г.

+ + +

Генерал-майор Граников Александр Александрович образование получил в духовной семинарии. На службу поступил 30 августа 1873 года. Окончил Казанское пехотное юнкерское училище. После выпуска А.А. Граников попал в 45-й пехотный Азовский полк. Произведен в прапорщики 15 апреля 1877г. Участник русско-турецкой войны 1877-78. Подпоручик (с 08.05.1880), поручик (с 11.01.1885), штабс-капитан (с 15.03.1891), капитан (ст. 06.05.1900). Успешно окончил офицерскую строевую школу. Командовал ротой (10 лет и 6 месяцев); батальоном (3 года и 6 месяцев).

Произведен в подполковники 05 октября 1904г. Участник русско-японской войны 1904-05. Был контужен. Досрочно произведен в полковники за боевые отличия 26.02.1905 г. Командир 242-го пехотного Белебеевского полка (15.05.–07.09.1905). Командир 109-го пехотного Волжского полка (с 07.06.1910). Во время похода в Восточную Пруссию командовал 109-м Волжским пехотным полком 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 2-й армии.

Во встречном бою с немецкими частями под Гумбиненом 06(19).08.1914 полк потерял всех офицеров и 60% личного состава. В этот день, осуществляя руководство полком и находясь в пехотных цепях под ураганным огнем немецкой артиллерии, А.А. Граников был смертельно ранен в голову, и скончался 12 августа 1914 года от полученных ран в военном госпитале в Ковно.

Позже перезахоронен в Астрахани. Посмертно произведен в чин генерал-майора и награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. За время службы имел награды: ордена Св. Анны 4-й ст. (1878); Св. Станислава 2-й ст. (1903); Св. Анны 2-й ст. с мечами (1905); Св. Владимира 3-й ст. (1911); Св. Георгия 4-й ст. (1915).

+ + +

Отметим, что также мероприятия соратниками нашего братства были организованы в Москве (Молитвенное стояние в с. Тайнинское), Волгограде, Новосибирске и Харькове.  

Информационная служба братства, 19.07.11г.