April 23rd, 2011

Документ: "Лишение сана не будет иметь канонической силы".

Заявление удмуртских клириков - протоиерея Сергия Кондакова, протоиерея Михаила Карпеева, иерея Александра Малых

"Кто отлучит нас от любви Божией?" (Рим. VIII, 35)

Ввиду того, что в последнее время из хора наших гонителей раздаются голоса, говорящие о нашем скором "извержении из сана", мы хотим сделать следующее заявление.

Совершенно очевидно, что это деяние, если оно случится, не будет иметь под собой никакой канонической основы. По сути дела, здесь можно будет говорить лишь об одном проявлении мести со стороны погрязшего в ереси священноначалия МП. Невольно вспоминаются слова Господа: "На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжёлые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях" (Мф. XXIII, 2-7).

Уже давно седалище святителей Петра, Алексия, Ионы, Ермогена, Тихона занимают люди по духу и жизни враждебные им. Для каждого хоть немного знающего новейшую историю РПЦ известно, что практически всё руководство МП было поставлено богоборческой властью. Ныне эти высшие священнослужители МП хрущёвского и брежневского призыва уже приготовили для себя "достойную" смену, которая нас уверенно поведёт в царство лжемессии-антихриста. Страшно сказать, но Синод МП уже давно напоминает синедрион, в котором, как известно, заседали отнюдь не атеисты.

Когда нам предлагают отказаться от своего обращения, ссылаясь на то, что мы идём против священноначалия, то вспоминается книга Деяний святых апостолов, в которой говорилось, как апостолы Пётр и Иоанн предстали перед синедрионом и на требование не говорить и не учить о имени Господа Иисуса, ответили: "Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога? Мы не можем не говорить того, что видели и слышали" (Деян. IV, 19-20).

Так и мы, грешные, не можем не говорить о святом Православии, не можем слушать Патриарха и членов Священного Синода более, чем святых апостолов и отцов Церкви.

И как святых апостолов и первохристиан не могли архиереи отлучить от Бога, так не могут отлучить нас от священнослужения и Церкви епископы-экуменисты, которые по апостольским правилами уже многократно должны быть извержены из сана.

В истории Церкви не раз её внутренние враги объявляли о лишении сана невиновных. Мы, недостойные, можем привести в качестве примеров свт. Афанасия Великого, свт. Иоанна Златоустого, св. Патриарха Константинопольского Флавиана, св. Патриарха Цареградского Никифора, свт. Московского Филиппа, свт. Ростовского Арсения (Мацеевича), свт. Макария Коринфского, прп. Никодима Святогорца, свт. Тихона, Патриарха Всероссийского и многих других угодников Божиих.

Будем же молить этих святых праведников, дабы они укрепили нас и защитили от хулы и наветов.

Всем же, кто слепо подчиняется указаниям руководства Московской Патриархии, ссылаясь на ложные смирение и послушание, хотим напомнить, что из-за подобного духовного недуга в истории происходили великие несчастья, самое страшное из которых распятие Господа нашего Иисуса Христа. Ведь оно было совершено по "послушанию" священноначалию ветхозаветной Церкви.

2011 г., Страстная седмица

kondakov.ws

Свщмч. Иларион (Троицкий). Жизнь вне церкви – современное идолопоклонство.

Всякий любящий Бога не должен ли ныне, подобно великому апостолу Павлу, возмутиться духом, видя, что жизнь современных христиан полна идолов, как языческие Афины времен святого апостола? (ср.: Деян. 17, 16) Правда, вы не увидите идолов каменных, золотых и серебряных. Грубого идолопоклонства в наш просвещенный век и странно было бы искать. Но идолопоклонство тонкое, часто бессознательное, прикрывающееся именем служения истинному Богу, – такое даже более опасное идолопоклонство снова грязной волной разлилось по лицу земли.

Апостол Павел в Послании к римлянам говорит о древнем идолопоклонстве. Язычники, «познавши Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умство­ваниях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (Рим. 1, 21). Жизнь не руководилась богопознанием: произошел разрыв между верой и жизнью.


Не то же ли самое следует буквально сказать и о нашем времени? Как редко встречаются ныне люди, живущие только для Бога и Богом! Спросите нашего современника, чем он живет, ради чего он живет? Вам укажут семью, должность, общественную деятельность, торговлю, немногие – науку, а некоторые назовут удовольствия, личное благополучие. Но скажет ли кто, что для него самое главное в жизни – Бог, Церковь, спасение души, жизнь вечная? Людям как бы жалко бросить Христа совершенно, но они и не любят Его настолько, чтобы ради Него отказаться от всех других богов. И вот приложены все усилия к тому, чтобы вместе поклоняться Христу и Велиару. Представьте себе большой дом занятого человека. В этом доме – громадные конторы, кабинеты. В них проводит хозяин почти целые дни. Но где-то в углу дома – маленькая комнатка с иконами. Редко-редко торопливо заглянет туда хозяин, но тотчас выбегает оттуда и спешит к своим «делам». Так построена вся жизнь современного христианина!.. Очень редко, раз в неделю, в месяц, даже в год заглянет он в Божий храм. Его там ничто не занимает, и он спешит к своим «делам»!

Что такое в наши дни жизнь во Христе? Да и кто говорит теперь о такой жизни? Теперь можно слышать речь лишь об «удовлетворении религиозных потребностей» или об «отправлении религиозных обязанностей», причем и потребностей и обязанностей этих оказывается удивительно мало. Вера христианская не может занимать лишь ничтожный утолок в жизни человеческой, нет, она может быть только самой жизнью. Приведите себе на память всех святых угодников Божиих. Возможны ли, мыслимы ли подобные слова в их святых устах? Разве для них вся жизнь не была одним хождением пред Богом? (ср.: Быт. V, 24; VI, 9).

Всем, кто служит единому Богу, дух, живущий в них, «большую дает благодать» (Иак. IV, 6), пред которой жалки и ничтожны все призрачные дары мира. А наш современник, с утра до ночи мудрствующий о земном, забывший о горнем, что он приобретает? Что дают ему его идолы? Что он имеет? Правда, внешняя его жизнь может поразить легкомысленного ценителя своим богатством, удобствами, внешним блеском. Но какое внутреннее убожество души скрывается подо всем этим внешним, временным и мимолетным блеском! И все это потому, что вера Христова перестала быть жизнью, что не единому Богу поклоняются люди, а натворили себе несчетное множество кумиров.

Все, касающееся веры, более и более становится в наши дни «частным делом», даже таким, которое постоянно нужно прятать в самой сокровенной «клети», которому нет и быть не должно никакого места в жизни. В наши дни христианство проявляется только как личное, потаенное благочестие, но совсем оскудела христианская жизнь. Христианская жизнь возможна только в Церкви, только Церковь живет Христовой жизнью. Церковь – это то святое общество, в котором земля до неба возвышается, где люди настолько объединяются в любви и единомыслии, что бывает у них «одно сердце и одна душа» (Деян. 4, 32). Все тело Церкви, «посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена получает приращение для созидания самого себя в любви» (Еф. IV, 16), «доколе все придем в единство веры и познания Сына Бо-жия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4, 13) и будет «во всем Христос» (Кол. 3, 11; 1 Кор., 15, 28). Вот истинная Христова жизнь! Но причастие церковной Христовой жизни доступно только любящему сердцу, которое способно на отвержение греховного себялюбия, которому дорог единый Бог любви и противны холодные, бездушные идолы мира. И потому для бедного любовью сердца наших современников непонятна и недоступна вся глубокая содержательность, радость и красота церковной жизни.

Церковь преподает людям полное Христово учение. Учение это оказывается малоснисходительным для страстей, для себялюбия человеческого. А на «новых путях» можно выбрать из учения Христова только то, что понравится, что не помешает поклоняться идолам. Повторяется вечно одно и то же печальное событие, так ярко описанное в книге Деяний апостольских. Вельможа Феликс слушает святого апостола Павла, пока тот проповедует о вере во Христа Иисуса, но, когда апостол начинает говорить о воздержании и будущем суде, вельможа приходит в ужас и говорит: «Теперь пойди, а когда найду время, позову тебя» (Деян. 24, 24-25). Теперь тоже многие готовы принять ни к чему не обязывающее «чистое», «евангельское», «свободное» христианство, но с ожесточением отвергают Святую Церковь, потому что она-то и говорит о воздержании, самоотречении, об извержении идолов.

Для того чтобы на досуге помечтать о Христе, для этого нет особенной нужды в Церкви – можно обойтись и без нее. Без Церкви невозможна только жизнь христианская, а ревнителей этой жизни находится очень мало: большинству более приятна жизнь полуязыческая. Современное идолопоклонство и проявляется в отрицании Святой Церкви.

Многие ли в наши дни чувствуют живую потребность сердца – принадлежать ко Святой Церкви Православной? Многие ли знают сами о себе, принадлежат они к Церкви или уже невидимым судом Божиим, как сухие ветви, давно не приносящие никакого плода духовного, отсечены от живого и цветущего древа церковного? Да многие даже с недоумением спрашивают: что значит принадлежать к Церкви? Думают, что для принадлежности к Церкви достаточно быть записанным при крещении в книгу, раза три в год зайти в храм, однажды в три-четыре года приобщиться Святых Тайн.

Для достижения земных целей существует много различных обществ, и все прекрасно понимают, что значит принадлежать к таким обществам. Человек, принадлежащий к какому-нибудь из этих обществ, принимает самое близкое участие в жизни этого общества, живет его жизнью. Смотрите, как ревниво член партии оберегает интересы своей именно партии, как твердо знает он, чем отличается его партия от других. Пусть какой-нибудь социалист попробует распространять мысли монархические – его тотчас отлучат от партии, порвут с ним всякие сношения. Но Церковь?! Ее жизнь нас не касается, она нам нисколько не дорога. Православие и ересь, истина и заблуждение мало стали различаться между собой. Многие избегают говорить о Православии и еретических западных исповеданиях – католичестве и лютеранстве, а говорят только о каком-то общем христианстве. Сочувствовать еретику, стать и стоять на стороне врага Христовой Церкви – разве считается теперь это позорным и пагубным преступлением, раздиранием нешвенного хитона Христова? Напротив, легкомысленное отрицание церковного учения, уставов церковных, глумление над ними, противление власти церковной – не стало ли все это признаком хорошего тона?

«Сыны противления» (Еф. 2, 2) изобретают всевозможную неправду на Церковь Божию, на святые обители иноческие, на иереев и архиереев Божиих, наполняют этой неправдой свои газеты и книжки. Неправда ясна и прозрачна, как день, а сыны Церкви, закрывая глаза на все, спешат верить заведомой лжи. В наш идолопоклоннический век противление Церкви достигло громадных размеров и составляет величайшее несчастье нашего времени. «Оттого, – говорит святой священномученик Киприан в письмо к Помпею, – и все ереси и расколы, что все нецерковное, даже враждебное Церкви находит поддержку и одобрение в недрах самой Церкви».

Никаким ветрам, никаким бурям не потопить корабля Иисусова! «Легче солнце погасить, нежели Церковь погубить», как говорит святитель Иоанн Златоуст. Не страшимся за Святую Церковь! Но посмотрите, как расхищается достояние Божие! Сколько добрых людей «в путь Каинов поидоша, и в лесть Валаамовы мзды устремишася, и в упорстве погибают, как Корей»! (Иуд. 11; ср.: Быт. 4, 7; Числ. 22, 22; 16, 31) Неужели можно со спокойной совестью заниматься куплями житейскими (2 Тим. 2, 4), когда родную мать – Святую Церковь терзают, ее родных детей похищают? В лице Церкви снова Христос возносится на крест, снова безумно ругаются Ему и поносят Его. И кто способен пройти мимо, покивая главою? Какую совесть нужно иметь для того, чтобы не облегчить тяжелый крест Христов, подобно Симону Киринейскому?! «Если кто из вас, – пишет апостол, – уклонится от истины и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5,19-20). И как прискорбно становится, когда слышишь, что «начаша вкупе отрицатися вси» (Лк. 14, 18). Кругом братья по вере погибают, а званые говорят: «Это не мое дело, пусть служит им, кто хочет, а я... я село купих, жену поях, – имей мя отречена» (Лк. 14, 18, 20). Но кровь брата твоего, кровь всех по нерадению твоему в удалении от Церкви от мысленного волка звероуловленных «вопиет от земли к Богу» (Быт. 4, 10).

Говоришь о слабости, о недостоинстве? Словами смирения не готовишь ли ты только покойную постель, на которой мог бы безмятежным сном почить твой дремлющий дух? Лицемерное малодушие не скрывает ли под собою окамененного нечувствия к делу Христову?

Церковь для многих и у нас стала не матерью, не матушкой, а бабушкой. Матери сын слушается, естественно живет с нею одной жизнью, одними мыслями и интересами. Ну, а бабушка не то. Взгляды у нее часто бывают слишком отсталыми. Можно ей не возражать, не спорить, чтобы не сердить, а жить-то можно и по-своему. Так и Церковь многим у нас кажется уже какой-то чуть не выжившей из ума старушкой, бабушкой-ворчуньей с совершенно устарелыми и нелепыми взглядами, которые, собственно, и никогда-то не имели жизненного смысла. Хорошо еще, что взглядов этих она никому особенно не навязывает. Ведь и в самом деле у нас почти нет никакой церковной дисциплины и от принадлежащих к Церкви ровно ничего церковного не требуется. У нас уже считается самым обыкновенным и безобидным явлением, если человек именуется «вероисповедания православного», а о Церкви, о ее догматах и о ее уставах жизни считает совершенно непозволительным говорить иначе как тоном пренебрежения и насмешки.

Нужны новые люди, новые воины, не щадящие жизни своей, когда приходится бедствовать «за законы отеческие». Нужны люди, сознательно живущие жизнью Церкви, сознательно и убежденно взявшие на себя церковное послушание, цер­ковное служение. Нужны вдохновенные пророки, а не исполнительные чиновники! Нужны... Нужны... А ведь все эти «нужны» направлены к нам, к нашему поколению.

Нужно строить новые стены вокруг Церкви. Любовь к Церкви, преданность делу церковному, самоотверженное желание служить Церкви до самопожертвования — вот те камни, из которых должна создаваться теперь достойная Церкви ограда от врагов. Этого-то материала и нужно нам запасать как можно больше. Начнется теперь обновление жизни церковной, приближение этой жизни к идеалам ка­ноническим. Только наивные люди могут от обновления канонической жизни Церкви ждать себе каких-то привилегий и выгод земных. Думаю я, что человек нашего поколения может быть в совести своей тогда только спокоен, когда на церковный запрос: «Кого пошлю?» — ответит: «Вот я, пошли меня!» Ответит твердо и решительно, памятуя неложное обетование Спасителя: «Кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8, 35). Аминь.

Иларион (Троицкий), священномученик, архиепископ Верейский. Церковь как союз любви. М., 1998. С. 71-78, 81-82, 93-94, 96.

roca-vologda.org

Прот. Серафим Слободской. О Богослужении в Великую Субботу.

Богослужение Великой Субботы посвящено воспоминанию пребывания Иисуса Христа "во гробе плотски, во аде же с душею, яко Бог, в раи же с разбойником и на престоле со Отцем и Духом, вся исполняяй неописанный" и, наконец, воскресения Спасителя из гроба.

На утрени Великой Субботы, после Великого славословия, Плащаница при пении: "Святый Боже"... выносится священнослужителями из храма на главе, при участии народа, и обносится вокруг храма в воспоминание сошествия Иисуса Христа во ад и победы Его над а ом и смертью. Затем, по внесении Плащаницы в храм, она подносится к открытым царским вратам, в знамение того, что Спаситель неразлучно пребывает с Богом Отцом и что Он Своими страданиями и смертью снова отверз нам двери рая. Певчие в это время поют: Благообразный Иосиф"... Когда Плащаницу положат на место посредине храма, тогда произносится ектения и читаются: паремия из книги пророка Иезекииля о воскресении мертвых; Апостол, научающий верующих, что Иисус Христос есть истинная Пасха за всех нас; Евангелие, повествующее о том, как первосвященники с разрешения Пилата поставили стражу у гроба Господня и приложили к камню печать.

По окончании утрени верующие приглашаются восхвалить церковною песнью Иосифа Аримафейского: "Приидиде, ублажим Иосифа приснопамятного..."

Божественная Литургия в этот день бывает позже, чем во все другие дни года и соединяется с Вечернею. После малого входа и пения "Свете тихий..." начинается чтение 15-ти паремий, в которых собраны важнейшие ветхозаветные прообразы и пророчества о спасении людей Страданиями и Воскресением Иисуса Христа.

После паремий и Апостола начинается праздник Воскресения Христова. На клиросе начинают протяжно петь: "Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наследиши во всех языцех...", а в алтаре в это время черные одежды престола и священнослужителей сменяются на светлые, так же и в самом храме черные облачения заменяются светлыми. Это - изображение события, что мироносицы рано утром, "еще сущи тме", видели при гробе Христовом Ангела в светлых ризах и слышали от него радостное известие о воскресении Христа.

После этого пения диакон в светлом облачении, подобно ангелу, выходит на середину храма и перед Плащаницею, чтением Евангелия, возвещает людям о Воскресении Христовом.

Затем Литургия Василия Великого продолжается обычным порядком. Вместо Херувимской песни поется песнь: "Да молчит всяка плоть человеча..." Вместо "Достойно есть" поется: "Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе..." Запричастный стих: "Воста, яко спя Господь, и воскресе спасаяй нас". По окончании Литургии бывает благословение хлебов и вина для подкрепления сил молящихся. После этого начинается чтение книги Деяний Апостольских и продолжается до начала полунощницы. В двенадцатом часу ночи, совершается полунощница, на которой поется канон Великой Субботы. В конце полунощницы священнослужители молча переносят Плащаницу с середины храма в алтарь Царскими Вратами и кладут ее на престол, где она и остается до праздника Вознесения Господня, в память сорокодневного пребывания Иисуса Христа на земле по воскресении Его из мертвых. После этого верующие благоговейно ожидают наступления полуночи, в которую начинается светлая пасхальная радость величайшего Праздника Воскресения Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Пасхальная радость есть святая радость, которой нет и не может быть равной на всей земле. Это нескончаемая вечная радость вечной жизни и блаженства. Она и есть, именно, та радость, о которой сказал Сам Господь: "Возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас" (Иоан. 16, 22).

Текст взят из общедоступных источников

Пасхальное послание Иринея, Епископа Лионскаго и Западно-Европейскаго.

Верным чадам Русской Православной Церкви

Зарубежом и в Отечестве


Христиане празднуют Пасху. Бог-Троица обозначил это событие еще в Ветхом Завете как «прохождение мимо» смертельной опасности, нависшей над евреями в Египте. Ангел смерти поразил всех первенцев среди человеков и скота, кроме еврейских, жилища которых были помечены кровью. Он проходил мимо, тем самым показав язычникам верных Богу иудеев.


Новозаветная Церковь, как Ноев ковчег, собирает всех верных Христу и ведет их ко спасению, минуя рифы и обходя мели. Конечная цель спасительнаго путешествия — Земля Обетованная, Царствие Небесное. Тысячи лет человечество пробиралось к Нему, в потемках, но вот оно просветилось чрезвычайным событием — Воскресением во плоти Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Бог-Отец послал на землю Сына Своего Единороднаго, нашего Спасителя Иисуса Христа, чтобы Он избавил человечество от вечной погибели и рабства диаволу. Грех человеческий можно было искупить только крестными страданиями Сына Человеческаго и Его смертию. Без Креста не было бы и Воскресения.

Казалось, после жестокой бури последних лет православная эскадра Зарубежной Церкви потеряет свои заветные ориентиры и собьется со спасительнаго пути Воскресения Солнца Правды, Христа. И действительно, многие корабли изгибли в мутных водах церковной неправды или потерялись во враждебных заливах. Кто-то сел на мель или разбился о рифы. Всё же определился Зарубежный флагман, за которым потянулись потрепанные бурей корабли и осколки. И даже из других флотилий. Заветный Свет Воскресения Христова особенным образом сохраняется в сердцах мужественных мореходцев, пересекающих ревущие широты экуменизма и сергианства. «Христос Воскресе», — вспыхивает маяк на мысе Церковной Надежды. Трудной, но уверенной стезей идут к нему корабли Русской Зарубежной эскадры, увлекая за собой потерпевших бедствие суда из других морей. «Воистину Воскресе», — как могучее «ура» раздается на всех палубах Зарубежнаго Флота, освободившегося от предателей и отступников.

ИРИНЕЙ, Епископ Лионский и Западно-Европейский

Пасха Христова 2011 года

Бурное – Бонн – Лион

karlovtchanin.eu