February 26th, 2011

23 февраля с.г. соратники Московского отдела нашего братства посетили город Клин.

23 февраля с.г. соратники Московского отдела нашего братства посетили город Клин, встретившись с местным представителем братства в городе и наметив план работы. Был рассмотрен широкий круг вопросов. Встреча прошла в теплой дружеской обстановке.


Информационная служба братства, 25.02.11г.

28 февраля с.г. в Международном Славянском фонде состоится очередной вечер Московского отдела СРН.

28 февраля с.г. в Международном Славянском фонде, что в Черниговском переулке (ст.м. «Третьяковская»/»Новокузнецкая»), состоится очередной вечер Московского отдела Союза Русского Народа. Начало в 19.00.

Тема вечера: «90-летие Кронштадтского восстания. Социализм и христианство». Ведущий: известный историк и публицист Михаил Викторович Назаров. Цена билета – 150 рублей.

Информационная служба братства, 26.02.11г.

Нургалиев наградил уволенного главу кубанского МВД медалью.

«За отказ от борьбы с организованной преступностью» II степени

Глава российского МВД Рашид Нургалиев лично вручил генерал-лейтенанту милиции в отставке Сергею Кучеруку медаль «За заслуги в управленческой деятельности» 2-й степени. Кучерук был уволен президентом Медведевым с поста главы кубанского ГУВД после истории с массовым убийством в станице Кущевской. «Нельзя недооценить тот вклад, который внес Сергей Александрович в работу Кубанской милиции», – объявил Нургалиев.


Кучерука снял с должности президент России Дмитрий Медведев прямо во время обращения к Федеральному собранию. Однако министр внутренних дел не счел это достаточно серьезным аргументом для того, чтобы оставить бывшего главу кубанского ГУВД без награды. «Несмотря на случившееся, нельзя недооценить тот вклад, который внес Сергей Александрович в работу Кубанской милиции, поэтому я принял решение о его награждении», – цитирует Нургалиева РБК.

Награждение произошло на церемонии введения в должность нового начальника ГУВД Краснодарского края, генерал-майор милиции Владимира Виневского.

После массовой резни в станице Кущевской, случившейся в ночь с 4 на 5 ноября прошлого года, лидер ЛДПР Владимир Жириновский в прямом эфире предлагал сорвать с Кучерука погоны и публично расстрелять его вместе с губернатором Александром Ткачевым. Однако президент Медведев ограничился скандальной для милиционера отставкой, объявив о ней 30 ноября 2010 года во время выступления перед Федеральным собранием. До этого ни одного чиновника не выпроваживали с должности при таких обстоятельствах. Однако никаких последствий для Кучерука эта отставка не имела. Его не лишили звания, не возбудили в отношении него уголовного дела. Впрочем, также обошли «репрессии» и других представителей милицейского начальства: из всех фигурантов цапковского дела сел на нары только Александр Ходыч. Остальных просто пересадили в другие кресла. Сергею Кучеруку тут же нашли непыльную работёнку: заместителя генерального директора «Крайинвестбанка». Как пишет еженедельник «Северный Кавказ»: «Крайинвестбанк» – это банк администрации Краснодарского края... «с весьма специфической репутацией». Этот банк находится под личным контролем губернатора Александра Ткачева.

ИА "Новый Регион"

26.02.1944. - Умер во Франции политик и публицист Петр Бернгардович Струве.

Петр Бернгардович Струве (26.1.1870–26.2.1944) – российский политический деятель, политэконом и философ. Родился в семье пермского губернатора, происходившей из немецкого дворянского рода, переселившегося в Россию (дед – создатель Пулковской обсерватории, основатель русской астрономической школы). Учился сначала на естественном, затем юридическом факультете Петербургского университета (окончил в 1885 г. экстерном).

В студенческие годы увлекся марксизмом, который "в один прекрасный день восторжествует в мiре". В этот период познакомился с участниками первых марксистских кружков Л.Б. Красиным, Л.Н. Потресовым, В.И. Ульяновым (Лениным) и др. Вел марксистскую пропаганду среди рабочих.

Еще не окончив университета, в сентябре 1893 г. поступил на службу в Общую канцелярию Министерства финансов, работал в библиотеке Ученого комитета министерства. В апреле 1894 г. был арестован, после освобождения из-под стражи уволен со службы и отдался общественной деятельности как теоретик "легального марксизма". Он стал известен рядом статей по вопросам политэкономии, истории, этики, в 1894 г. вышла его книга "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России". В 1896 г. был участником Международного социалистического конгресса в Лондоне. В 1898 г. Струве было поручено написать "Манифест" РСДРП, основанной в том же году.

В это время для социал-демократов на первом плане стояла борьба с главными конкурентами – народниками. Струве отрицал их теорию самобытного русского пути к социализму через крестьянскую общину и утверждал, что Россия будет развиваться так же, как и Западная Европа, поэтому призывал "признать нашу некультурность и пойти на выучку к капитализму". В то же время он подвергал критике и марксистский тезис об усилении социальных противоречий до неизбежной социалистической революции. Струве полагал, что в ходе эволюции капиталистический строй путем неизбежных реформ под давлением общества придет к отрицанию частнокапиталистической основы буржуазного общества и разовьется к социализму. Против этого тезиса Струве неоднократно выступал Ленин, назвая его "великим мастером ренегатства".

В 1901 г. Струве участвовал в демонстрации на Казанской площади, был арестован и выслан в Тверь. В 1902 г. выехал за границу; в Германии издавал журнал "Освобождение", нелегально переправлявшийся в Россию. В это время он стал отходить от марксизма к либерализму. В 1902–1903 гг. работал над программой конституционно-демократической "Партии народной свободы" (кадетов). После опубликования в 1905 г. Манифеста 17 октября с объявлением политических свобод, вернулся в Россию и характеризовал Манифест как "незыблемый краеугольный камень нового государственного строя". Стал одним из основателей кадетской партии (1905), избран членом ее ЦК, тем не менее поддержал аграрную реформу П.А. Столыпина. С 1906 г. был редактором и ведущим автором либерально-реформаторского журнала "Русская мысль". В 1907 г. избирался кадетским депутатом II Государственной Думы от С.-Петербурга.

В то же время Струве с 1906 г. вел преподавательскую и научную деятельность в Петербургском политехническом институте, с 1908 г. доцент по кафедре политэкономии, с 1914 г. экстраординарный профессор, заведующий кафедрой политической экономии. Статский советник. После опубликования труда по экономике "Хозяйство и цена" (1916) Струве были присвоены степень доктора и звание профессора.

Однако, разуверившись в способности властей провести желательные с его точки зрения преобразования и не веря в благотворность революции, Струве с 1908 г. отошел от активной полититической деятельности – в том числе и в ее религиозное осмысление. В 1909–1913 гг. участвовал в работе "Религиозно-философского общества" и совместно с С.Н. Булгаковым, Н.А. Бердяевым и др. участвовал в сборнике "Вехи", где в статье "Интеллигенция и революция" признал ошибкой первую революцию 1905–1907 гг., отмечая, что характерная черта русской интеллигенции – «отчуждение от государства и враждебность к нему». В сборнике своих статей за 1905–1912 гг. "Patriotica" утверждал, что главная опасность России грозит не справа, а слева – от революционеров; и в то же время он был удручен неспособностью властей эффективно противодействовать революции.

C началом первой Мiровой войны Струве выступил горячим патриотом России, стал одним из руководителей Всероссийского земского союза; в июне 1915 г. вышел из ЦК кадетской партии, не желавшей даже в военное время сотрудничать с правительством. С сентября 1915 г. до осени 1917 г. Струве – председатель секретного Особого междуведомственного комитета по ограничению снабжения и торговли неприятеля при Министерстве торговли и промышленности.

Февральскую революцию Струве приветствовал с энтузиазмом. В апреле-мае 1917 г. он директор Экономического департамента Министерства иностранных дел. В мае 1917 г. избран академиком Российской академии наук. Однако Струве быстро понял как слабость Временного правительства, так и необоснованность надежд левых революционеров на скорое торжество социализма. Струве осуждал деятельность социалистических партий, утверждая, что они используют идею социализма лишь как знамя для возбуждения «разрушительных, противогосударственных и противо-культурных инстинктов, овладевших народными массами».

Октябрьский переворот как логическое следствие Февраля побудил Струве к еще более быстрому поправению и признанию ошибочности своих уже не только марксистских, но и февралистских либеральных взглядов. В 1918 г. он выступил инициатором сборника "Из глубины" (как продолжения "Вех" с теми же основными авторами), в котором свою статью "Исторический смысл русской революции и национальные задачи" начал словами: Русская революция оказалась национальным банкротством и мiровым позором – таков непререкаемый морально-политический итог пережитых нами с февраля 1917 г. событий». Выход из катастрофы Струве видел в возрождении русской национальной идеи как организующей силы при воссоздании государства и потому стал видным политическим деятелем антибольшевистского движения.

В 1918 г. нелегально перешел финляндскую границу и консультировал генерала Н.Н. Юденича. В 1919 г. стал членом Особого совещания при А.И. Деникине, затем министром иностранных дел в правительстве П.Н. Врангеля.

В 1920 г. окончательно покинул Россию. В эмиграции занимался издательской и научной работой. Профессор политэкономии Русского юридического факультета под протекторатом Карлова университета в Праге (1922–1925). Председатель русской академической группы в Чехословакии (1922–1925). Возобновил издание журнала "Русская мысль" (София, 1921; Прага, 1921–1923; Париж, 1927). В 1925 г. переехал в Париж, где редактировал газеты "Возрождение" (1925–1927), "Россия" (1927-1928), "Россия и славянство" (1928–1934). Газета "Возрождение" под его руководством была ведущим право-центристским национальным органом русской эмиграции и главным организатором монархического Зарубежного съезда в 1926 г., на котором Струве был избран председателем.

Уже в эти первые эмигрантские годы Струве стал конституционным монархистом или, по собственному определению, "либеральным консерватором". «Было время, когда и я не видел подлинной силы и опасности крамолы», видел врага только справа, – кается он в мае 1926 г. в "Дневнике политика". И возражает даже против пользования «традиционным трафаретом: реакция питала крамолу». «Реакция казалась и была внешне могущественной и опасной, крамола же, в подлинной силе и в огромной потенции, таила в себе те взрывы и разрушительные удары, которые смели не только историческую власть, но и русскую общественность и подорвали русскую культуру».

Опыт Белого движения, преданного военными союзниками России, заставил его критически отнестись и к западным демократиям. Так, говоря о политике союзников по Антанте в Первой міровой войне, Петр Бернгардович писал: в глазах союзников монархическая «Россия попала как бы в разряд побежденных стран», так как «Міровая война... имела демократическую идеологию».

Будучи по взглядам гораздо правее парижской "общественности", в 1928 г. Струве решил переехать в Белград – столицу правого, монархического Зарубежья, где был профессором Русского научного института в Белграде (1928–1940). В 1942 г. вернулся в Париж, где и скончался в 1944 г. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Петр Бернгардович обладал разносторонними энциклопедическими знаниями и проявил себя во многих областях общественных наук: политэкономии, истории, философии, лингвистики, духовной культуры. Этот огромный багаж был следствием его непрерывного интеллектуального поиска правды и соответствующего духовного развития. В апреле 1943 г. он писал: «Трудность моего положении в том, что я окончательно созрел как писатель и ученый только к семидесяти годам, когда мои физические силы, включая и "внешнюю память", клонятся к закату». К сожалению, две его последние работы погибли в годы войны: "История экономической мысли" и "Система критической философии".

Ценной и примечательной особенностью его трудов было лично изжитое им знание всех темных адских закоулков марксизма, материализма и основанного на этой идеологии богоборческого коммунистического строя в СССР. Поэтому до конца жизни Петр Бернгардович как человек православный оставался убежденным противником большевиков, полемизируя с левыми кругами эмиграции, сменовеховцами и совпатриотами. Например, в годы нэпа он не верил в его долговременность и вообще в эволюцию большевиков: «Смысл развивающихся в России событий заключается именно в том, что коммунистическая партия, властвующая над Россией, оставаясь сама собой, допускает иногда уступки, чтобы этой ценой сохранить себя в неприкосновенности во главе России». В 1927 г. Струве предвидел, что невозможность завершения нэпа «диктуется вовсе не верностью этой власти идеалам коммунизма, а совершенно ясным осознанием полицейски-технической опасности для коммунистической власти широкого развития экономической жизни»...

Руководя Зарубежным съездом 1926 г. П.Б. Струве вполне разделял его основной призыв не признавать большевицкое правительство за "русское":

«Мiровая коммунистическая партия... является в отношении России внешней силой, а не русским национальным (хотя бы и скверным, жестоким, варварским) правительством... Интересы России противоположны интересам Интернационала», поработившего ее. «Отношение к советской власти как к плохому, но русскому правительству, означает непонимание ее существа». «Сколько бы других народов ни признало коммунистическую партию, властвующую над Россией, ее законным правительством, русский народ ее таковым не признает и не прекратит своей борьбы против нее».

"Русская Идея"