February 22nd, 2011

С 1 мая покупатели «Пенталгина» станут официально преступниками-наркоманами.

Правительство ввело запрет на свободную продажу лекарств с кодеином

С 1 мая Наркоконтроль и Минздрав собираются ввести запрет на свободную продажу кодеиносодержащих препаратов. Проект постановления в ближайшее время поступит в правительство, обещает «Российская газета». Нововведение во-первых, сделает преступниками 90% работающего населения, которое снимает боль «Пенталгином» или «Нурофеном», и которому некогда получать рецепт по пути на работу. Во-вторых, это в разы увеличит «левые» доходы врачей, которые будут торговать рецептами, уверены критики проекта.


Проект постановления, ограничивающего безрецептурную продажу кодеинсодержащих препаратов, в самое ближайшее время поступит в правительство. Предполагается, что новый порядок вступит в силу с 1 мая.

Кодеиносодержащие препараты – одни из наиболее покупаемых лекарств для симптоматического лечения заболеваний верхних дыхательных путей. Кроме того, кодеин входит в состав многих обезболивающих препаратов (анальгетиков). Речь идет о широком спектре лекарств: с мая нельзя будет свободно приобрести, например, «Пенталгин-Н», «Каффетин», «Коделак», «Солпадеин», «Нурофен Плюс».

В Госнаркоконтроле уверяют, что основными потребителями подобных препаратов являются наркоманы, которые изготваливают из них дезоморфин. В Минздравсоцразвития обещают, что продажа в аптеках таких средств будет возможна лишь по особым рецептам, по которым отпускаются сейчас препараты из категории нейролептиков и проч.

Инициатива встретила резкую отповедь экспертов, которые утверждают, что она приведет к криминализации значительной части населения. Поскольку основными потребителями «Нурофена» и «Пенталгина» являются вовсе не наркоманы, а «рутинные больные» – те, кто почувствовав недомогание не бросаются к врачу, а купируют симптомы, в том числе анальгетиками, и продолжают работу.

«Большинство больных знают, как именно им лечиться в рутинной ситуации, не тратя время и деньги на общение с врачами, обычно занятыми либо отрабатыванием своего собственного бюрократического графика, либо разводом пациента на деньги... Как будет выглядеть ситуация, если принимается запрет на свободную продажу кодеиновых препаратов? Вместо того, чтобы по дороге на работу купить «Пенталгин», человек должен будет бежать к какому-то врачу и покупать рецепт. Поскольку, разумеется, торговать будут именно рецептами, а не собственно рекомендациями (последнее у нас недоступно ни платным, ни бесплатным врачам). Поскольку огромное количество врачей у нас давно стали дистрибьюторами разных препаратов (в основном бесполезной нутрицевтической фигни), государство в данном случае дает им еще одну серьезную фору, обеспечивая новым источником доходов за счет тех, кто, по большей части, не попадал в приемные и не ходил к врачам (или делал это редко и давно), то есть предлагает им эдакую средневековую «лицензию», позволяющую контролировать объемный рынок, на котором уже есть постоянный спрос. В итоге человек с больной головой или еще чем не попадет на работу, а будет отдавать двойные деньги, и не факт, что эффективно», – утверждает блоггер pharmakos.

Еще одним следствием введения запрета станет то, что повседневные потребители анальгетиков внезапно станут в глазах ФСКН скрытыми наркоманами и соучастниками наркобизнеса. Скорее всего, «запретные» препараты будут продаваться свободно в большинстве аптек – как это происходит сейчас с антибиотиками и другими средствами «ограниченного доступа». Однако каждый такой покупатель теперь будет постоянным потенциальным объектом внимания наркополиции, по схеме «невиновных нет».

То есть, таким запретом, с одной стороны, будет взиматься дополнительная мзда с экономически активных граждан в пользу сословия врачей, а с другой – произойдет криминализация не только больных, но и самого этого рынка («Пенталгин» перейдет на черный рынок наравне с, например, психотропными препаратами).

«В принципе, запрет кодеина – это очень близко к запрету, скажем, кофе. Непонятно, на каком основании граждане по утрам имеют право на безрецептурную чашку эспрессо. Непорядок», – удивляются блоггеры.

ИА "Новый Регион"

22.02.1918. - Начало героического "Ледяного похода" Добро­вольческой армии ген.Корнилова.

22 февраля 1918 г. начался знаменитый "Ледяной поход" (1-й Кубанский) от Ростова-на-Дону до Екатеринодара с жестокими боями. Это было первым отступлением только что сформированной Добровольческой белой армии по инициативе генерала М.В. Алексеева под командованием сначала Л.Г. Корнилова, а после его гибели – А.И. Деникина. Однако этот тяжелейший поход на пределе сил, связанный с огромными потерями, стал – вопреки ожиданиям торжествовавших красных – закалением и новым рождением Белого сопротивления.

В сущности, сначала это была не армия, а большой офицерский партизанский отряд, включавший в себя 36 генералов, 2103 офицеров и 1067 рядовых (в том числе 467 юнкеров и кадетов старших классов ). Столько воинов Русской Императорской армии, собравшихся на Дону после Октябрьского переворота, решили, что не имеют права сложить оружие и разойтись по домам в конце проигранной Великой войны, закончившейся оккупацией Отечества красным жидобольшевицким Интернационалом. Медицинский персонал насчитывал 148 человек – 24 врача и 122 сестры милосердия. С армией следовал обоз с беженцами. Поддержки от местной буржуазии и от донского казачества, прежде всего необходимых денежных пожертвований, добровольцы поначалу не получили, потому и вынуждены были покинуть Ростов перед занятием его превосходившими красными силами.

Алексеев все это тяжело переживал: «Мы уходим в степи. Мы можем вернуться, если только будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы...».

Было решено двигаться на Кубань на соединение с войсками Кубанской Рады. Численность и боевые средства Добровольческой армии были невелики. Неизвестность окружающей обстановки, холод и лишения довершало катастрофическое невезение. Так, белые безуспешно попытались взять Екатеринодар, потеряв при этом своего командующего генерала Л.Г. Корнилова. 13 апреля в его штаб попал снаряд, выпущенный красными. Было в этом невезении даже что-то мистическое, если вспомнить, что именно Корнилову Временное правительство поручило взять под арест Царскую семью... Так, видно, было суждено ему искупать свой грех предательства Помазанника Божия...

Из Ледяного похода, несмотря на высокую смертность, вернулась уже пятитысячная вооруженная сила, закаленная в тяжелых боях. Впоследствии офицеры-первопоходники становились костяком и других белых армий. О Ледяном походе написано множество книг, звание "первопроходник" стало одним из самых почетных в эмиграции. Потому что они были первыми, кто начал Белую борьбу, которой было суждено, искупая свои грехи и учась на ошибках, в боях и поражениях расти и дорастать до восстановления утраченного духовного понимания православной России.

Можно много в чем упрекать первых руководителей Белого движения, особенно политиков, далеко не сразу изживших свой феврализм или вообще не изживших его. Можно упрекать и военачальников, не всегда принимавших верные решения. Но невозможно отрицать жертвенный подвиг белых добровольцев, которому посвящена первая награда Белого движения: меч в терновом венце, наглядно выражающий суть русского христолюбивого воинства в годину лишений и смуты.

"Русская Идея"